Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Достославный Сергей Александрович

   0

О заведующем музыкальной частью томской драмы Сергее Александровиче Королеве

Наверное, ни об одном томиче, нашем современнике (не считая, конечно, VIP-персон: губернатора, мэров и т. п.), не было рассказано во всех средствах массовой информации столько, сколько о рядовом работнике культурного учреждения — заведующем музыкальной частью томской драмы. Только какой же он рядовой? Он даже мальчишкой на войне был гвардии сержантом. А уж потом обрел и проявил столько разных ипостасей, талантов, столько получил наград, для стольких людей стал другом и учителем… На одном из его последних юбилеев директор театра Сокуров нашел замечательное определение «Достославный Сергей Александрович».

С. Королев, 1943 год

Композитор театра

Впервые увидела я Королева в мастерской художника Германа Завьялова — здесь всегда собирались личности яркие, неординарные, но этот, вальяжно расположившийся в старом кресле, — коренастый, улыбчивый, с мужицкими крупными чертами лица и роскошным бархатным басом являл центр компании. Занималась же компания трёпом. Предметом его были новые спектакли драмы «Клоп» и «Валентин и Валентина» (значит, случилось эта встреча году в 1973). Мы были людьми «из публики», хотя и продвинутыми, как себя понимали, и новыми веяниями в театре были очарованы. Сергей Александрович не отрицал достоинств постановок, но в то же время говорил и о «проколах». Честно говоря, тогда я подумала, что он просто ретроград. И только много лет спустя, когда сама пришла работать в театр, поняла, что опытного Королева новациями было не удивить.

А с 1977 г. мы стали сослуживцами, даже должности звучали похожи. Осваивая свою, я, конечно, оглядывалась на старших товарищей, интересовалась спецификой. Все знали, что Королев пишет чудесные песни, выпускницы томских вузов далеких лет и сейчас напевают «Роща моя золотая …». В шестидесятые годы во время гастролей по городам Сибири особым спросом пользовался спектакль «Университетская роща» — на него собирались бывшие томичи, и заключительную песню исполнял стоя весь зал. А на нескольких юбилейных вечерах Сергея Александровича его песни исполняли прославленные томские коллективы — хор «Глория», ансамбль «Сото воче», оркестр «ТГУ-62». Да, он замечательный мелодист — и то, что песни из спектаклей и те, что были написаны по велению души, ушли «в народ» — тому подтверждение.

Но что значит быть музыкальным руководителем театра? Композитором театра? Это значит, что его музыка должна быть не просто хороша сама по себе, но точно передавать эмоциональное состояние героев, влиять на ритм, пульс спектакля. И Королев всегда умел подчинить свою фантазию и мелодический дар этой сверхзадаче.

В былые времена, когда театры имели свои оркестры, он получил прозвище «Маэстро Королини» и заслужил всеобщее восхищение умением интересно и часто неожиданно использовать возможности малого состава музыкантов. Как-то на репетиции спектакля «Сослуживцы» (современная публика знает эту пьесу по фильму «Служебный роман») режиссер сказал: «Хорошо бы здесь создать какую-нибудь канцелярскую симфонию». Так возник остроумный номер с солирующей пишущей машинкой.

А музыку к спектаклям Королеву заказывали почти из всех театров региона, а также из Вологды, Пензы, Смоленска, Фрунзе…

Сразу видно — гармонист

Он был поразительно жаден до работы. Кроме огромного объема театральных заказов, Королев вместе со своим другом и многолетним партнером, отличным гитаристом, тоже фронтовиком актером Владимиром Ивановичем Семеновым постоянно работали над концертными программами. Дотошность, с которой сначала отбирались, а потом отрабатывались каждый стих, каждая песня, приводила в восхищение. Сергей Александрович часто использовал для этих выступлений не аккордеон, а баян. Все же это было точнее для их программ, только на гармони можно по-настоящему «бросить пальцы сверху вниз». А уж география их выступлений — просто вся область, включая самые небольшие поселки, а иной раз и просто полевые станы и сенокосные луга. Не случайно во время речных гастролей Сергей Александрович был еще и главным навигатором, уж он-то знал все возможные к использованию театром сценические площадки и все притоки и протоки.

Большой актер маленького эпизода

Вообще-то Сергей Александрович начал творческую жизнь как актер. Да еще и кукольного театра. С кукольной карьерой он расстался быстро, а вот в драме сыграл немало ролей. В последние годы они были больше связаны с его основной профессией. На аплодисментах всегда уходил со сцены вечно пьяненький музыкант в «Конкурсе», что-то инфернальное было в Слепом музыканте в спектакле «Две стрелы». Ну, а уж мужик из Соленой пади — в зипуне, с бородой, ну прямо из тайги — сначала долго создавал хор из драматических артистов. Занавес открывался на мощных звуках Восьмой симфонии Шостаковича, и в стык с классиком вся Соленопадская республика «врезала» народную «Отец мой был природный пахарь». Такой переход — для абсолютного слуха. Поэтому и стоял Маэстро в центре мужицкой толпы. Кстати, хоры в «Соленой пади» особо отмечались критиками, зрителями во всех столицах, где игрался этот спектакль.

Еще был случай, когда Королев срочно ввелся в спектакль вместо заболевшего актера Аркина. Роль была объемная. Персонаж — священник. Сергей Александрович взял толстенькую книжечку — молитвенник, вложил в нее текст и очень достойно и убедительно не просто отговорил текст, но создал образ, особенно эффектно модулируя своим чудным бархатным голосом.

Великолепный маэстро Королини

Мне несколько раз доводилось писать о Королеве, в том числе о его юбилеях. Позволю себе процитировать несколько фрагментов из собственных статей, ради тех слов, которые говорили на этих праздниках коллеги.

«Юбиляр легко преодолел рампу, которая отделяет зал от Малой сцены, вскинул вверх руки и перекрыл бурные аплодисменты своим неподражаемым басом: «Ве-ли-ко-леп-но!». И это слово стало камертоном всего, что происходило в этот день в томской драме. Она праздновала 80-летие своего любимца, старейшины, хранителя истории и замечательного музыканта Сергея Александровича Королева…

Каждый делился каким-то личным воспоминанием, из которых складывалась картина удивительной и прекрасной жизни. Старший билетер театра Лилия Сенникова многих удивила, сообщив, что приходится родней Сергею Александровичу. «Все мужчины семьи — отец и три сына — были на фронте. И все остались живы — это чудо. У Сережи были удивительные родители. Дядя Саша и тетя Маша никогда не повышали голос. Шум в этом доме был только от музыки и песен». Говорили о танкисте, который закончил войну в Австрийских Альпах, о дирижере, который блистательно руководил небольшим театральным оркестром, о создателе музыки к спектаклям, число которых подбирается к сотне. Говорили о педагоге, у которого всегда профессионально звучат музыкальные номера в драматических спектаклях. В подтверждение актеры старшего поколения безукоризненно исполнили песни из спектакля «Соленая падь». Об артисте, не раз выходившем на сцену в небольших, но запоминающихся ролях. Его называли легендой томской драмы. А он сам придумал себе прозвище «живой экспонат театрального музея». И еще много о чем — о верной дружбе, о неистребимом оптимизме, который передается всем окружающим, о непревзойденном рассказчике театральных баек. Последнее утверждение было блистательно подтверждено на неофициальной части юбилея».

— Тридцать девять лет мы дружим, тридцать девять лет мы уважаем, любим, верим друг другу, — это слова заслуженного артиста России Аркадия Аркина.

— Вы сохранили в себе театр, — заслуженная артистка России Валентина Бекетова, — и рядом с вами его храним и мы. Спасибо вам».

Королев патетики не любил

Кстати, будучи абсолютно советским человеком, героем войны, патриотом и, я бы сказала, передовиком в своем деле, никогда не вступал в партию, никогда не произносил лозунгов, рассказывая о войне ни говорил, что воевал «За Сталина».

А для нас он был главным хранителем театрального фольклора и рассказчиком баек. Помню, в какое возбуждение пришли мы, узнав о том, что в театре один сезон работал заведующим литературной частью ссыльный знаменитый драматург Николай Эрдман (пьесы «Мандат» и «Самоубийца», сценарии «Веселых ребят», «Волги-Волги» и т. д.) «Дорогие мои, — сказал Сергей Александрович, — у нас много ссыльных было. Театр прикладывал массу трудов, чтобы убедить комендатуру и вытащить замечательных людей из разных жутких мест, куда их загоняли».

Приведу лишь один из эпизодов, о которых я писала в журнале «Томский зритель».

«В конце сороковых годов дошли до театра слухи, что в селе Пышкино-Троицкое (ныне Первомайское) работает водовозом некий человек, который ездит на реку во фраке, цилиндре, белых перчатках и лакированных туфлях. Сразу заподозрили, что это кто-то из «наших». Оказалось — драматический актер Алексей Алексеевич Павлов. Прекрасные внешние данные, огромный рост, сочный голос… Лучшего Паратова я не видел. Да и секретари райкомов у него получались очень видные… Не могу ручаться за достоверность, но сам Алексей Алексеевич рассказывал, что был первым мужем балерины Анны Павловой. Они разошлись во Франции, он уехал в Ригу, где создал драматический театр, за владение которым — как частный предприниматель — и был сослан».

И еще одна деталь. Музыкальный звонок, приглашающий зрителей зал — фраза из музыки к давнему спектаклю «Университетская роща». Это наша живая память о Сергее Александровиче.

Мария Смирнова, зав. литературной частью Томского театра драмы

Читайте также на сайте:

  1. Кто ответит за «ремонт»?
  2. Проблемы «Снежных ласт»
  3. «Мои студенты — это друзья и единомышленники»
  4. Надбавка за «жадность»
  5. Теплый март
  6. Очередная аномалия
  7. Новости спорта
  8. «Живая память Победы» во имя правды Победы
  9. Голосуем?
  10. Сократить долг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91