Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

«Напишите про меня красиво!»

   0

Как правило, люди обращаются в редакцию, когда им просто некуда больше пойти. И чаще всего им не столько статья в газете нужна, сколько реальная помощь. История, которую хочу здесь рассказать, пойдет о женщине, преследовавшей иную цель. Но поняла я это не сразу…

Это было еще в доинтернетовскую эпоху, в далекие восьмидесятые. Письмо пришло по почте. Завотделом вручила мне его, сказала, что нужно проверить факты и, если они подтвердятся, написать материал.

Дети в вагончике

«Уважаемая редакция, помогите!

Я нахожусь в Новосибирске, где моему младшему сыну, которому нет еще года, сейчас делают операцию на сердце. Мы приехали по квоте облздрава, так как стояли в очереди на операцию. Я думала, что едем всего на день, но сына тут же положили в клинику и стали готовить к операции. А в Томске у меня остались двое старших детей – дочка пяти лет и сын, которому два года. Соседка обещала за ними присмотреть, но мы договаривались только на один день. Я не знаю, как там сейчас мои дети, поели они или нет, тепло ли им. Вагончик отапливается буржуйкой, но станет ли соседка в мое отсутствие его топить, я не знаю. Помогите, больше обратиться мне некуда, в Томске у меня никого нет…»

И подпись: «Наталья Ступа».

Адрес вызывал большие сомнения: «Старый Каштак, вагончик № 17». Декабрь, темнеет уже после четырех дня. На старом Каштаке стояли избы, пусть трухлявые, кособокие, но все же — жилье! Улицы, проулки, тупички, но где-то хоть один на всю округу фонарь горит!

 А вот дальше, за ними, гнездились почти на краю оврага сараюшки, брошенные строителями вагончики, дощатые дачные домики, подбитые фанерой, а то и картонными коробками. Ни улиц, ни обозначений, ни фонарей. Какой уж тут «№17»! И в этих трущобах тоже жили люди. Где-то в одном из этих вагончиков сидели двое маленьких ребятишек, возможно, без тепла и света, поскольку не в каждом вагончике и не в каждой сараюшке было электричество.

Территория этого самостроя занимала огромную площадь, и вряд ли за один вечер удалось бы обойти хотя бы треть ее. Но мне, можно сказать, повезло. Поскользнувшись на заледеневшем мусоре я — в белой шубке и новых сапожках на каблуках — прямо по мусору и застывшим помоям съехала в овраг, и в конце этого оврага меня заметила женщина, которая как раз выносила мусор.

Она помогла мне подняться и почистить шубу, а, узнав, что ищу Наталью Ступу, мать троих маленьких детей, показала вагончик, где они живут.

В вагончике мерцал тусклый свет свечи. Я постучала, и мне открыла молодая женщина. Как выяснилось, это и была та самая соседка.

— Ребятишек я, конечно, не брошу, зря Наталья волнуется, — сказала соседка Тамара, — у меня своих двое, дочка в одну группу в садике ходит с натальиной девочкой. Сейчас я их одену и поведу к себе, тут холодно, а топить печку в чужом жилье я боюсь, да и дров у Натальи почти нет.

Мы вместе с Тамарой одели ребятишек, перевели их к Тамаре, в соседний вагончик. И тут я поняла, что такое настоящая хозяйка в доме, пусть даже этот дом находится в старом  строительном вагончике!

 Если в натальином жилье кругом висела паутина, повсюду какие-то пятна, потеки, на раздвижном столике старая газетка, то у Тамары в вагончике все чистенько, побелено, занавесочки, салфеточки, чистая посуда сияет, игрушки в одном углу, в другом бельишко в стопочке на полочках разложено.

В натальином вагончике я бы и не обратила внимания на скудный быт, но когда увидела, как в таких же условиях обустроила свое жилье Тамара, невольно зауважала почти незнакомую молодую женщину.

«Ради нескольких строчек в газете…»

Была когда-то такая песня про журналистов. Действительно: разыскиваешь адресата, помогаешь, пишешь… А потом небольшая заметка на третьей или четвертой полосе – и все…

На следующее утро дозвонилась по межгороду до новосибирской клиники, позвали к телефону хирурга, который прооперировал сына Натальи Ступы, позвали и саму Наталью. Я сообщила, что дети присмотрены, что ситуация в редакции на контроле и детишек мы не бросим.

Вышел материал, пошли звонки и письма, потом люди стали приносить в редакцию кто что мог – от продуктов до постельного белья и игрушек. И это в середине восьмидесятых, во времена тотального дефицита всего! Люди остаются людьми в любые времена. Первыми откликнулись коллеги, у многих тоже были дети, поэтому, порывшись в комодах и чемоданах, они несли добротные детские вещички, игрушки, альбомы и краски для рисования и, конечно, деньги. Даже суровая ответсекретарь газеты Виктория Францевна (которую мы, молодые, боялись гораздо больше, чем редактора и всех его замов), прониклась сочувствием к Наталье Ступе и гонорар за одну из своих статей отправила на адрес этой самой Ступы.

Откликнулись воспитатели детсада и заведующая. Без лишних формальностей натальиных ребятишек перевели в круглосуточную группу (все-таки Тамаре в крохотном вагончике трудно было прокормить двух своих и двух натальиных деток). Около месяца Наталья выхаживала младшего ребенка, и все это время ее старшим детям помогали все, кто мог, и прежде всего – Тамара.

Потом Наталья Ступа вернулась в Томск и, наконец, появилась в редакции. Но если вы думаете, что сейчас будет хеппи-энд с изъявлениями благодарностей газете, то глубоко заблуждаетесь.

Меня вдруг вызвали в кабинет главного редактора, и это был грозный знак – добрые вести главный предпочитал приносить сам, заходя в кабинет сотрудника. А если вызывают, то «на ковер!». Захожу к редактору. Там сидит  растрепанная заплаканная женщина неопределенного возраста, мнет в руках мою статью, всхлипывает.

— Корреспондент исказила факты? — допытывается главный, кивнув мне на стул, — где именно исказила? Ваши дети были присмотрены? Их устроили в круглосуточную группу? Их кормили, гулять водили? Соседка брала их на выходные? Так в чем корреспондент ошиблась, где она исказила факты?..

— Дело не в фактах! — всхлипнула женщина, — я думала, она напишет про меня красиво, что я хорошая мать, за детей страдаю. И тогда Ему станет стыдно, и Он ко мне вернется! Он всегда вашу газету читает, у них в конторе она даже на стенке вывешивается. Я думала, Он прочитает и вернется! А Он не вернулся!

— Кто – Он?

— Муж гражданский мой, двое младших детей от него! А корреспондентка ваша даже не намекнула, даже не поинтересовалась, где же папенька-то?

Мы с редактором переглянулись. Александр Николаевич пожал плечами и махнул мне рукой, мол, иди, сам разберусь. И, уже закрывая за собой дверь, я услышала, как он довольно сурово отчитывал бабенцию:

— Пришла тут, сопли распустила, время отнимаешь! Корреспондент тебе сваха что ли? Ты детей кому нарожала? Себе или мужу, или корреспонденту?..

Года через два, случайно встретив на каком-то совещании заведующую детсадом, от нее узнала, что Наталья Ступа пыталась вернуть мужа через партком организации, где он работал. Вроде бы добилась она алиментов на двух младших детей, но в ее вагончик муж так и не вернулся.

«Хочу быть журналистом…»

Новый учебный год начался у студентов, в том числе и у будущих журналистов. Кто-то из них, отвечая на вопрос, почему выбрал эту профессию, не заморачиваясь скромностью, пишет: «Могу писать эссе, люблю рассуждать о жизни…» И далее в том же духе.

Хоть смейся, хоть плачь над такими ответами, глядя на этот инфантилизм. Какие эссе, какие рассуждения о жизни! Ребятки, вы о чем?! В любой редакции придется начинать с «черной работы» —  жалоб, претензий,  разбирательства чьих-то соседских скандалов, брошенных жен или стариков и прочее, и прочее, что наполняет редакционную почту сегодня, как и двадцать, и сорок лет назад.

А потому, дорогие будущие журналисты, забудьте вы про эссе и высокий «штиль». Письмо в зубы и – бегом марш! И если удалось помочь хотя бы одному человеку, тем более ребенку, это уже удача! Но даже если удастся помочь, далеко не всегда вас будет ждать благодарность и радость от проделанной работы… Просто будьте готовы принять эту сторону профессии, иначе зря занимаете студенческое место.

Юлия Струкова

Читайте также на сайте:

  1. Время собирать камни
  2. Непридуманные деревенские истории
  3. О женской дружбе
  4. Ушел и не вернулся
  5. Галстук и канцелярская скрепка тоже творят чудеса
  6. Душечка
  7. Мама ушла в монастырь…
  8. Кеша-коногон
  9. Человек на своем месте
  10. Старшая сестра

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91