Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Помогаторы

   0

Есть люди, которые бросаются помогать, даже когда их еще об этом не попросили. Добрейшей души люди, только почему-то никто этой доброты не ценит и принимает как должное. И почему-то не вознаграждается их доброта — судьба их, как правило, печальна…

На одном из тренингов по личностному росту психологи предложили собравшейся группе довольно суровое задание. Натянув посреди комнаты веревку на уровне груди, они объяснили задачу:

— Вы находитесь в неволе (неважно: в лагере, в тюрьме, в подвале), там, за веревкой, свобода. Но выбраться на свободу вы можете только все вместе, причем, не задев веревку. Как только веревка закачалась, возвращаетесь обратно в «неволю» и начинаете выбираться снова.

Люди в группе были не знакомы друг с другом и поначалу растерялись. Но тут одна женщина, встав на четвереньки, предложила: я, мол, постарше, посильнее, давайте мне на спину по одному…

Попробовали – получилось. Она осталась последней, и ее вытаскивали за руки, стоя друг на друге, уже на «свободной» территории. Но тут предательски закачалась веревка, и все вынуждены были вернуться обратно, в «неволю». И так раз за разом: женщина подставляла спину, остальные перебирались, пытались ее вытащить, и все рушилось… А потом психологи, поняв, что тренинг «пробуксовывает», придумали довольно жесткий прием. Они взяли две косынки, связали той женщине руки и ноги, и объяснили:

— Это ваш раненый товарищ, он вам помочь не сможет, но его надо перенести на волю…

И тут «связанная» разрыдалась – она испытала настоящий шок.

— Такого врагу не пожелаешь! – позже сказала она, когда сели в кружок и обсуждали эту ситуацию. — Я привыкла быть сильной, всем помогать сама, а тут меня на руках… Это так унизительно…

А теперь, собственно, история…

Палочка-выручалочка

Именно такой «выручалочкой» для многих своих друзей, знакомых и знакомых друзей была в нашем подъезде Шура. Это была прелестная тихая одинокая женщина, которая преподавала домоводство в каком-то колледже. Поскольку Шура умела шить и готовить, все подруги приходили к ней с просьбами что-нибудь ушить, перешить или даже сшить, а то и помочь приготовить что-нибудь особенно вкусное на праздничный стол. И Шура, конечно, помогала. Постепенно к этому добавились просьбы соседей: поливать цветы во время их отъезда, присмотреть за старенькой бабушкой или шустрым малышом, пока соседка сбегает в магазин, покормить кошечку или собачку, если хозяева в отпуске…

Как ни странно, Шуру это не угнетало, похоже, ей даже нравилось быть нужной, востребованной. Она была добрым и отзывчивым человеком по отношению ко всем, но не к себе, иной раз, увидев расстроенную соседку или подругу, сама предлагала помощь.

Разбитая вазочка

Несколько раз сестра Шуры, которая жила в другом городе, привозила погостить к ней свою младшую дочь. Для Шуры эти месяцы летних каникул девочки были праздником. Они ходили в кино и в Горсад, ели мороженое, гуляли по вечернему городу. Когда Шуре надо было идти в какую-нибудь квартиру, где ее просили поливать цветы или покормить кота, девочка шла вместе с тетей и помогала ей, как умела в свои восемь лет. Однажды, оказавшись в большой профессорской квартире, племянница так расшалилась, что нечаянно задела какую-то вазочку и разбила ее.

Шура пришла в ужас. «Люди мне доверили, ключи оставили, что я им теперь скажу…», — причитала она, собирая осколки. Девочка тоже расстроилась. И потом они долго ходили по комиссионкам и спрашивали у соседей и знакомых, не продаст ли кто-нибудь такую же вазочку. Наконец в одном из магазинов с посудой глазастая девчонка увидела точно такую же вазочку. Они купили ее, тут же отнесли и поставили на то самое место, где стояла прежняя.

А потом приехали хозяева, и Шура с племянницей зашли, чтобы отдать им ключи. Хозяин повернулся, задел локтем вазочку, и она точно так же разбилась. Шура даже вскрикнула. Она столько пережила из-за этой стекляшки!

— Какие пустяки, Александра Евгеньевна, — махнул рукой хозяин квартиры, — обычное стекло, не волнуйтесь, идемте лучше чай пить.

Шура рассказывала потом соседке про эту вазочку, а племянница, которая сидела рядом, вдруг спросила:

— Тетя Шура, мы обыватели? Тот дяденька сказал, что только мещане и обыватели так трясутся над вещами. А мы с тобой, помнишь, как перетряслись из-за этой вазочки. Значит, мы обыватели?

— Да не из-за вазочки, — отмахнулась Шура, — а из-за того, что разбили чужую вещь. Нам доверили, а мы разбили…

— Но мы же им цветы поливали! Мы добро делали.

— Так люди для того и живут, чтоб добро друг другу делать, — наставительно ответила Шура, — а иначе не жизнь, а каторга…

— Вырасту, буду добро делать, — пообещала девочка.

— Кому?

— Тебе, например.

Интересно, что обещание свое эта девочка сдержала. Осознавала или нет Шура в последние годы своей грустной жизни, но именно из рук младшей племянницы она принимала стакан воды и кусок хлеба.

«Ни украсть, ни покараулить…»

Шура была по-своему неглупой женщиной, но настолько далекой от всяких общественных процессов, что когда начинали в коллективе обсуждать какие-то политические новости, она даже не вполне понимала, о чем люди спорят. Ее в телевизоре интересовали лишь сериалы, которые в конце восьмидесятых только появились.

Странно, что она не стала религиозной, как многие ее знакомые, она шла по жизни спокойно и уверенно, зная, что людям надо помогать и творить добро, что жить надо честно, ее так с детства учили.

Восьмидесятые годы прошли как-то стороной, а девяностые задели всех, в том числе и Шуру. Неожиданно она осталась без работы. В колледже, где она двадцать пять лет трудилась, начались сокращения, в частности, руководство решило, что домоводство нынешней молодежи ни к чему.

Растерянная женщина поначалу перебивалась мелкими подработками: кому-то платье перешьет, кому-то пальто перелицует. Но, во-первых, Шура – дитя советской эпохи – стеснялась брать деньги со знакомых, разве что они сами ей давали какие-то копейки, во-вторых, скоро и этот тоненький ручеек дохода стал иссякать: на уличных рынках шустрые «челноки» уже вовсю продавали дешевое  китайское тряпье.

Беда не приходит одна. Как-то зимой Шура поскользнулась и повредила ногу – закрытый перелом. Пока лечилась, кое-кто из соседей и знакомых навещал, скидывались и на передачки. Но в больнице к перелому добавился еще инсульт, после которого женщину парализовало. Словом, лежала она долго, а у всех семьи, дети, проблемы. Вызвонили сестру из другого города. Та приехала, собрала Шуру, переписала на себя квартиру и увезла больную сестру к себе. В шуриной квартире поселилась старшая дочь сестры, племянница Шуры, которая поступила в Томский университет. Она и рассказывала соседям о тете Шуре, что та так и лежит, ухаживают за ней мама (сестра Шуры) и младшая дочь сестры, та самая, что обещала делать добро, когда вырастет.

Шуре до пенсии еще оставалось лет десять, но когда сестра ее ненадолго привезла домой (пока оформляла ей инвалидность, переоформляла квартиру на себя, и прочее), соседи еле узнали бывшую свою «палочку-выручалочку»: она выглядела старушкой, многих не узнавала, стала заговариваться.

Новые ли времена растоптали эту безобидную хорошую женщину? Или неспособность ее идти в ногу с новым временем? А может, дело не во временах, а в том, что Шура не умела жить для себя, заботиться о себе, бороться за себя? Пока государство худо-бедно о ней заботилось (работа, квартира, медицина и т.д.), она чувствовала себя уверенно и охотно помогала другим. А потом мир вокруг изменился и выбил почву из-под ног — она не могла больше никому помочь, она и себе не могла помочь. Видимо, это ее и добило.

Такие люди встречаются все реже, но они есть и в новом поколении – ведь у Шуры выросла племянница, и хотя бы поэтому Шура прожила свою жизнь не зря.

Юлия Струкова

Читайте также на сайте:

  1. Страховой случай
  2. Спасибо за реагирование!
  3. Июньская сказка
  4. Разделить потоки
  5. Регистрация страхователей
  6. Пожарные меры
  7. Потерянное пиво
  8. Индивидуальные особенности осенней посадки овощей
  9. Епархия на видео
  10. БЕЗРАБОТИЦА двигатель развития капитализма

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91