Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Сила в правде

   0

«Вот скажи мне, в чем сила? Я вот думаю, что сила в правде. У кого правда — тот и сильней» — из фильма «Брат-2»

Наша газета 26 лет пишет о жителях Томска и области, об их проблемах. Мы одинаково освещаем острые, интересные темы, кого бы они ни касались — простых людей или чиновников из коридоров власти. Доставалось от нашего острого пера всем, невзирая на чины и погоны. Для нас всегда было главным — быть объективными и писать о важном. Но мы в редакции — тоже люди, и нам не чуждо ничто человеческое. Когда пишешь об истории, в которой понятно и четко видишь жертву, удивительно ли не встать на сторону пострадавшего? Тем не менее наша редакция считает абсолютно все свои материалы правдивыми и объективными, при этом в них есть, конечно, авторская точка зрения.

Недавно в редакцию поступило несколько обращений от читателей. Их мучал, в общем, один вопрос — по какой причине мы «не в тренде» и не поливаем грязью одного известного томского бизнесмена по фамилии Агеев? Ведь общий тон разных пасквильных статеек один — «банкрот, мутный тип»! А в нашей статье «Иуды нашего времени» от этого правила газета отступила. Мы не присоединились к общей травле, пытаясь разобраться в ситуации. У каждого, кто нас спросил про Агеева и про нашумевшую статью, мы в ответ спросили, а нет ли у наших критиков интересной и конкретной информации, может, они знают что-то о конфликте Агеева с омским бизнесменом? Нет, никто не ответил утвердительно. Но предубеждения против этого человека мы видим колоссальные.

Да, пресса — все еще «четвертая власть», и она может сформировать образ врага, в том числе безо всяких на то причин. Человек силен, он известен и не сидит на месте, находится в информационном поле? Мэр, губернатор, бизнесмен, депутат? Будь готов к тому, что на тебя обратят внимание как порядочные и опытные журналисты, которые тебя не пожалеют и по делу «припечатают». Также будь готов к тому, что в тебя гроздьями, как собаки в медведя, вцепятся разного рода борзописцы, которые за небольшую мзду будут обвинять тебя во всех смертных грехах, выдумывая и высасывая из пальца грязь, которая хорошо продается. Как пошутил как-то сам Сергей Агеев: «Открывая газету, я всегда жду о себе статьи, в которой расскажут, что я ем детей. Наплевать, меня немножко расстроит только мой некролог».

Всесильный?

Наша газета вступалась за тех, кому не могут помочь губернаторы и мэры, полиция, прокуратура и суды. Узнав о конфликте, в который вовлечен этот известный томич, мы сделали ему несколько звонков и предложили осветить эту тему. В общем-то, мы готовы были к отказу, так Агеев поступает в 99% случаев, экономя свое время и не считая необходимым высказываться. Но, как оказалось, не в этот раз. Нам рассказали, что у его брата Михаила омичи просто увели огромный объем имущества, этому была посвящена статья «Иуды нашего времени». Как выяснилось, юристы, принимавшие участие в схеме, фигурировали в неких документах полиции, как участники организованной преступной группы. Сергей Агеев сказал нам прямо, что вся правоохранительная и судебная система работает в настоящее время «никак», и на скорую справедливость он слабо рассчитывает. Его возмутил вал заказных публикаций в СМИ против него, при том, что именно его брат и его фирма в этом случае являются реально пострадавшими.

Так в нашу редакцию попали документы и информация о конфликте двух бизнесменов. Сразу хочется сказать всем критикам — для чего Агееву отвечать в СМИ, если у него в кармане якобы все силовики? Нам не раз приходилось видеть примеры, как делаются такие темные дела. Они любят тишину. И даже когда все журналисты понимают, что происходит, и все общество буквально накалено до предела — будет «продавлен» тот вариант, который нужен. Вспомним вал возмущения условным сроком главному полицейскому области за взятку. Искали ли И. Митрофанов и его семья справедливости в прессе? Он от нее прятался и получил вожделенный «условник». А К. Савченко попытался высказаться в прессе, его супруга давала интервью. Итог — реальный срок! Поэтому давайте дружно забудем байку о всесильности Агеева, это явно не так. Он много и часто терял в судах и силовых ведомствах, так что их «карманность» в отношении Агеева явно сомнительна.

К нам в газету идут не от хорошей жизни. Да, по его заявлению возбуждено и расследуется уголовное дело, но то, как оно расследуется и каковы его результаты, убеждает нас скорее в отсутствии какого-либо влияния у Агеева на следствие и суд. Не возбудить его было нельзя — часть техники омичи увели вообще без какого-либо оформления, «под честное слово». Но обвинения на сегодняшний день никому не предъявлены, а судья областного суда Ю. Кривошеин снял арест с похищенной техники. Следствие не изъяло и не вернуло похищенное пострадавшей фирме брата Сергея Агеева. Вот такие так называемые «карманные» следователи и судьи. При том что имущество изъято у фирмы брата Сергея Агеева — Михаила, именно он остался ни с чем. Претензии к следствию, наверное, предъявить можно и нужно, но уж точно не в том, что их «купил» Агеев. Скорее это претензии в неэффективности, волоките, в общем, в том, с чем сталкиваются постоянно все люди, пострадавшие от преступлений в РФ.

Немного истории

Бизнесменов в Томске и области не так много, и они все друг друга знают. Никакого секрета нет, общее их мнение таково — Сергей Агеев очень высоко взлетел и поэтому больно упал. Он в свои 30 лет занимал высокие должности и руководил штатом до нескольких тысяч человек, принимал важнейшие решения и нес за них ответственность. Объекты, которые возводились с его участием, были одними из крупнейших в стране. На такое способен не каждый, Агеев проявлял удивительную работоспособность и упрямство. Ведь он выходец из простой рабочей семьи, родом из села в Парабельском районе, без блата и связей.

Причиной того, что он остался не у дел, как говорит сам Агеев, была его доверчивость. В конечном счете, огромный груз ответственности и решений он не смог нести один, и люди, на которых он понадеялся, его подвели. Ну, и была обычная, к сожалению, история зависти и предательства. Чтобы сохранить то, чего добился, в России нужно не просто много работать — нужно дружить с кем следует, быть коварным, хитрым и порой безжалостно расчетливым. Иначе просто сожрут — и сожрали. Агеев имел многое и в итоге потерял почти все, недолго радуясь возможностям больших денег. Красивая машина, вертолет — это помнят в Томске, но также помнят, насколько это быстро закончилось.

Но травить его не перестали, и чем слабее он становился, тем активнее его преследуют и «полощут» на страницах СМИ. Пресса не переключилась на некоторых гораздо более нескромных бизнесменов, к примеру, получающих сейчас баснословные барыши на запрете ввоза в Россию импортного мяса, а также на строительных подрядах от государства. Чем нас кормят втридорога и в каких домах за бешеные деньги мы живем, напоминать не нужно? Почему-то никто не замечает, как разваливают уголовное дело в отношении Михаила Волохова — сына председателя областной думы О. Козловской… В итоге простой парабельский мужик, дойдя своим трудом до больших дел, столкнулся с непреодолимым препятствием — интриганами и негодяями, которые не способны ничего создавать, а могут только разрушать и «отжимать».

Механизм прост. Представим, что идет стройка конкретного объекта, заказчик — государство, подрядчик — обычная фирма «А». По качеству претензий нет. Работа идет к концу, закончено 90%. Пришло время платить. И тут к заказчику (чиновнику) приходит недобросовестная фирма «Г», и говорит — выгони фирму «А», не плати. Пусти меня на объект! Так и происходит: фирму «А» выгоняют, не платят, на объект приходит никому неизвестная фирма «Г» и делает на объекте какое-то «г…». В итоге — суды, уголовные дела. Вот такая российская реальность — и в ней нужно уметь выживать, юлить, «заносить» и дружить с кем следует. Видимо, тут Агеева обскакали, и он потерял свой вес. При этом в ослабевшего врага чего же не вцепиться с утроенной силой? Так и случилось. Кстати, история с фирмами «А» и «Г» — совершенно реальная. Это лишь один из эпизодов жизни бизнесмена Агеева. Это история об особой экономической зоне Томска. То, что построил там Агеев, — на века, а то, что наделал подрядчик-откатчик, — до сих пор разбирает полиция.

Ошибка. Банкрот

Как оказался Агеев банкротом? Как случилось, что теперь он живет с этими долгами и клеймом? Он, разумеется, уверен, что вернет себе имя, вернет бизнес, ведь смог простой американский парень Дональд Трамп пережить четыре банкротства. Чем мы хуже? Но все равно этот вопрос мы захотели разъяснить.

Ответ был дан сразу: «Я ошибся, сунувшись в политику». Будучи простым, доверчивым человеком, Агеев думал, что в политике ты сможешь помочь большому количеству людей, он думал, что обществу буквально нужны люди с государственным мышлением, и его опыт и энергия принесут пользу. Это было ошибкой. Те, кого раньше он немного раздражал как выскочка, сейчас увидели в нем конкурента. Выступая в прессе, помогая детским домам, детям-инвалидам, помогая футбольному клубу «Томь», Агеев начал набирать уже политический вес. Если идущий пешком по дороге шаман, набирающий популярность, должен быть остановлен, то что говорить о харизматичном депутате областной думы от пусть и формальной, но оппозиционной фракции коммунистов? Мы в редакции сделали несколько звонков разным людям, связанным со спортом, политикой, строительством. Отзывы об Агееве положительные — «отзывчивый, незлой, простой человек». Но при этом каждый сказал, что Агеев, защищая остатки бизнеса, «закопался» в уголовных делах, судах, нажив себе много врагов, которые его уничтожали в проплаченной прессе. Но на вопрос: «А что вам лично сделал плохого Сергей Агеев?» —  никто ответить не смог. Думаю, и наши читатели не смогут на него ответить. «Ошибся» с фракцией — безусловно. Был нескромен — это факт. Плохо выбирал друзей. Но строил хорошо, и умел зарабатывать сам, давая работу сотням людей. От ошибок никто не застрахован. Когда все начало сыпаться, страдать начали и работники.

Шум из ничего

Мы задали Агееву несколько вопросов, связанных с самыми, наверное, громкими скандалами вокруг его имени. На ум пришла, прежде всего, история Риммы Круць. Сергей Агеев прокомментировал это так: «Я больше, чем сказал следователям и судье просто не могу рассказать. Я не был продавцом, но некоторой информацией располагаю, поскольку меня допрашивали и таскали по этому делу без счета по жалобам Риммы. Техника, проданная супругу Риммы Круць, была исправна и хорошо работала, цена и состояние техники покупателей устраивали. Пытаясь заработать, забивая сваи для клиентов, дело у них, что называется, не пошло. Техника была испорчена неправильной эксплуатацией, а потом и вовсе украдена, возвращена лишь частично, будучи уже «хламом». В итоге, утратив технику по своей вине, покупатель ничего лучше придумал, кроме как закидывать всех жалобами и устраивать скандалы с требованиями вернуть деньги. Несмотря на незаконность и несправедливость таких требований, уголовное дело было возбуждено, и оно даже направлялось в суд на горе-партнера семьи Круць по бизнесу. У Риммы совершенно уникальный характер, она буквально стену способна пробить, она поставила на уши всех чиновников, и не только в Томске. Если бы я был виноват хоть на одну сотую процента, я был бы уже в тюрьме!».

Наша редакция подтвердила слова Агеева — он непричастен к этой сделке, и действительно Римма Круць заслужила в Томске и России славу чуть ли не самого стойкого «борца с системой». Именно она в том числе смогла в Москве остановить кортеж Бастрыкина, именно ей приписывают увольнение томского генерала следственного комитета! Силовики в частных беседах говорили, что в уголовном деле Круць вообще нет состава преступления, но прекратить его попросту невозможно — ведь Римма жалуется и ходит на приемы так упорно! В итоге дело «держится» только на ее бешеной энергии.

На остальные вопросы Агеев ответил просто: «Если бы было о чем говорить, неужели бы мои недоброжелатели не довели дело до суда? Я банкрот, у меня отобрали все. Нет у меня никаких рычагов влияния, и кто бы стал меня поддерживать, если бы я действительно был грабителем несчастной женщины Круць или насильником, вором? Это себе дороже для любого томского силовика! Я сейчас нахожусь в скорее обратной ситуации — малейшее мое упоминание, связь со мной делает любой процесс заведомо прозрачным и вдвойне сложным для меня. Суды я частенько проигрываю, как мне кажется, только из-за отрицательного фона, созданного нечестной и продажной прессой. Судье проще зарубить мое дело, чтобы ничего не подумали о нем плохого. К сожалению, отмыть мое имя мне еще только предстоит, и вернуть себе авторитет. Это обязательно случится, я в этом не сомневаюсь. Судиться с журналистами мне попросту сейчас некогда, есть другие дела. Со временем я это сделаю».

Агеев отказался отвечать на подробные вопросы о семье, детях, интригах и недоброжелателях, считая не настолько интересной эту тему. Он попросил сказать томичам одно: «Я такой же, как вы, не лучше и не хуже. Я небезгрешен, но и не монстр, каким меня рисуют в прессе. Если я молчу на все поганые пасквили, это не значит, что я с ними согласен. Против меня идет настоящая война, и мне тяжело».

По информации редакции С. Агеев не был судим, в его отношении не расследуются уголовные дела, не выдвинуты обвинения. Редакция открыта к диалогу, ценит то, что С. Л. Агеев впервые ответил на критику прессы. Мы готовы дать возможность высказаться всем сторонам, в том числе Р. Круць и А. Слесарюку.

Павел Пашков

Читайте также на сайте:

  1. Медицинский спрут непобедим?
  2. Бег по кругу продолжается
  3. Миссия невыполнима! Секретная мэрия!
  4. В начале было слово…
  5. День сурка
  6. Прокуратура не видит явного?
  7. Для чего мэрия вновь взяла тайм-аут?
  8. Еще раз о горькой жизни
  9. Наша взяла!
  10. За бардак в переходах ответили, но что изменится?

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91