Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Слона не приметили

   0

Северский Прорыв — гордиться или опасаться?

Реализация проекта «Прорыв» в Северске, судя по активности СМИ, уже давно не будоражит общественное мнение. Замшелым мхом поросли некогда греющие души обывателя захватывающие планы Росатома сделать Северск, говоря языком томского губернатора Сергея Жвачкина, атомной столицей всей страны.

Все слова, слова, слова

Но минуло почти девять лет. Один из обещанных тогдашним главой Росатома Сергеем Кириенко проект конверсионного завода так и остался пустым обещанием. Другой — возведение непосредственно «Прорыва» — «затянули» волны множества заявлений высоких атомных начальников, частенько оказывающихся пустопорожними. Вспомните хотя бы намерения о сроках завершения работ на первой очереди проекта — модуле фабрикации топлива (МФР). Результат не замедлил сказаться — вместо первоначальных сроков пуска завода еще в 2017 г. пришли сроки новые. На пять лет позже. Да и то без какой-либо гарантии. Согласитесь, такими темпами наукоемкие и судьбоносные для отрасли проекты, да еще и с намерениями выходить с ними на мировой рынок, не осуществляются. Пока ты почесываешься, конкуренты мигом обскачут!

Не совсем понятны и причины, побудившие российское правительство досрочно прекратить выполнение ФЦП «Ядерные энерготехнологии нового поколения на период 2010–2015 годов и на перспективу до 2020 года». Программа, если помните, завершилась еще 31 декабря 2018 г., а ни одного объекта в Северске в окончательном виде так и не появилось!

Но вместо активного, всестороннего и гласного отражения хода строительства, руководство атомного ведомства в последние годы взяло курс на так называемое дозированное информирование. Забыты и такие методы работы с общественностью как посещение ее представителями и журналистами непосредственно строительной площадки, встреч с руководством стройки. Тем более информация этих самых начальников порой настолько поверхностная, что поневоле заставляет задуматься об уровне подготовки самого информатора. Достаточно вспомнить хотя бы недавние слова начальника АО ТВЭЛ госпожи Никипеловой о ходе работ на МФР, произнесенные ею в Северске.

«Это сложные работы, это не просто так. Оборудование уже есть, лежит в полном объеме на складах, но мы готовим помещение, потому что это особо чистое производство — там стены из нержавеющих листов…».

Очень жаль, когда начальник такого уровня может видеть только самый верхний краешек айсберга из этих самых «листов». Не найдя добрых слов, например, для уникальных инженерных решений. Или, наоборот, дать ответы хотя бы на лежащие на поверхности вопросы. Помнится, с великой помпой нам рассказывали о небывалых возможностях ООО «Ява-строй» и господина Язева. Потом они куда-то сгинули. Во всяком случае, из информационного поля стройки точно. Теперь вот надежды возлагают на другое ООО — «УС БАЭС».

Но, оказывается, пора перемен на судьбоносной стройке, судя по всему, еще не завершена. Буквально 15 июня сего года читаю на сайте Росатома, мол, генеральный подрядчик модуля ООО «УС БАЭС» продолжает работы в рамках договора с АО СХК. Но через месяц с небольшим в печати появляются другой материал — рассуждения господина Минаева, директора по российским атомным проектам АО «КОНЦЕРН ТИТАН-2». Из них становится понятно, что упомянутый концерн планирует приступить к достройке МФР. О чем, собственно, и ведет сегодня переговоры!

Неужели перспективы настолько туманны, что кроме «нержавейки» на стенах так ничего в голову «топливному президенту» так и не пришло? В подобных случаях, как говорится, почему бы не воспользоваться «помощью зала»? Или сделать «звонок другу»?

Вот только звонить руководителю проекта по созданию на площадке Сибирского химического комбината реакторной установки «БРЕСТ-300» Андрею Николаеву (нынешнему или уже бывшему — узнать не смог), наверное, не стал бы. Даже будучи уверенным, что Андрей Георгиевич действительно знает о реакторах все. Или почти все.

Но ведь и жизнь вместе с техническим прогрессом не стоит на месте. А вот как уследить за ним, работая одиннадцать последних до назначения лет главным кадровиком предприятия, вопрос, согласитесь, непростой. Да и до отдела кадров его предыдущая должность начальника завода с остановленным реактором проекта еще далеких 40-х гг. прошлого столетия также, на мой взгляд, несколько далека от нынешних веяний передовой научной мысли, к продукту которой и относят БРЕСТ-300.

Надо понимать, всерьез и надолго «перекрыт клапан» получения информации из годовых отчетов АО СХК и АО ТВЭЛ. До настоящего времени ни один из них, отражающий итоги прошлого года, так и не опубликован на сайтах предприятий. Помалкивают и всевозможные экологи. Как трудящиеся на общественных началах, так и в управленческих структурах администраций. Даже на «родном» сайте проекта Прорыв две последние новости датированы 2 августа и 15 июня сего года. О более позднем сообщении об очередном обращении главы ГК Росатом Алексея Лихачева помолчу. В нем отчего-то так и не нашлось слов вспомнить про проект, поставленный некоторыми «атомщиками» в один ряд с работами по созданию в СССР атомной бомбы.

Вот только как глубже не суй голову в песок, остальные части тела от обозрения не скроешь.

«Нет бумажки — ты букашка»

Пример тому начало работ по возведению своеобразного сердца проекта — диковинного атомного реактора. Если вспомните, многочисленные ораторы от атомного ведомства прожужжали все уши об его уникальности, неизведанных технологиях и отсутствии чего-то подобного в целом мире. С одной стороны — здоровое чувство гордости за наших доблестных атомщиков. Ведь именно они и работают не покладая рук на большую цель. Стать пионерами доселе неведомого атомного не только топливного, но и научного цикла.

С другой — не менее здоровое чувство опасения. Речь идет не о «конфетной фабрике», как любили когда-то говорить работники АО СХК, подчеркивая сложность и потенциальную опасность любимого предприятия. Речь идет об атомном реакторе, подобных которому еще не строили. Вполне здоровое чувство опасения может снять та же лицензия Ростехнадзора. Ведомство государственное, действует на основании закона, специалисты там трудятся высококлассные, помнящие об ответственности и частенько имеющие опыт работы в отрасли. Словом, кому еще доверять, если не им.

Можно вспомнить и о регламенте возведения таких вот строек. Ну, например, приказ этого самого Ростехнадзора от 17 декабря 2015 г. № 522 «Об утверждении федеральных норм и правил в области использования атомной энергии «Общие положения обеспечения безопасности атомных станций». Да простит меня придирчивый читатель за очередное обильное цитирование. Но поймите, без него весь масштаб сложившейся ситуации понять трудновато. Итак, пункт 1.2.28. гласит:

«Сооружение основных зданий и конструкций АС (блоков АС) может быть начато при наличии утвержденного в установленном порядке проекта АС после получения лицензии на сооружение АС в соответствии с законодательством в области использования атомной энергии, а также разрешения на строительство в соответствии с законодательством о градостроительной деятельности».

Скажу сразу, соответствующая лицензия отсутствует до настоящего времени. Во всяком случае, ни на сайте АО СХК и АО ТВЭЛ упоминаний о ней найти не удалось. Как, впрочем, и у наших замечательных контролеров из Ростехнадзора. Зато, если малость оглянуться назад, мы вновь вчитываемся в целый «парад обещаний». Мол, еще немного, еще чуть-чуть. С обещанием получить ее и в первом квартале 2018 г., и в завершении года 2019.

Очередное заверение прозвучало из уст, не поверите, самого начальника Ростехнадзора господина Алешина. «Завершение экспертизы ожидается в первой половине 2020 года», — отметил наш замечательный контролер еще в декабре прошлого года. И, судя по реальному положению дел, попал, как говорится, пальцем в небо.

Но даже не это главное. На мой взгляд, конечно, о какой беспристрастности и объективности проверяющих лиц может идти речь, когда мы слышим подобные слова из уст самого руководителя контрольного ведомства, обязанного, как говорится, находиться над схваткой, не «наводя тень на плетень» такими вот прогнозами?

Возможно, поэтому и не стоит удивляться, что конкурсные процедуры по отбору генерального подрядчика на строительство реактора завершились еще в начале декабря прошлого года. По-видимому, находясь в уверенности, что контролеры никуда не денутся, и разрешение появится обязательно. И сегодня, сказывают, на стройке вовсю кипит работа.

Предвижу возражения. Мол, лицензия необходима для «сооружения основных зданий и конструкций». Пока же строители осваивают так называемый подготовительный цикл — площадку там чистят, дороги временные подводят, обустраиваются. Не слишком ли долго чистят? В результате потерян почти год. А ведь госпожа Никипелова рассчитывала, и не без оснований, начать работы как можно раньше.

«Средства на это выделены, работы понятны — будем работать. Это очень важно, потому что мы понимаем, что… в 2025–2026 году объект должен быть сдан» — говорила она еще в марте прошлого года. Но, судя по нынешней ситуации, и этой очереди судьбоносного проекта, скорее всего, грозит неопределенность возведения.

А то, что до настоящего времени отсутствует необходимая по закону «лицензия безопасности», то не беда. Если уж сам начальник Ростехнадзора включился, подобно «атомному начальству», в незамысловатую игру за точный прогноз ее выправления. Этой самой безопасности касающейся.

Николай Секметов

Читайте также на сайте:

  1. Театральные курьезы
  2. Шамин наносит ответный удар
  3. Новый начальник
  4. Врачи идут в народ
  5. Игровые автоматы Вулкан
  6. Первая ласточка развязки
  7. Страховой надзор
  8. Русь изначальная. Зачем европейцы врут?
  9. Большой ремонт
  10. Данайцы, дары приносящие

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91