Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Энди Уорхол

   0

Родоначальник поп-арта и самый эпатажный дизайнер XX век

25 сентября в Москве в Зале Союза Художников России здания Новой Третьяковки на Крымском Валу открылась выставка «Я, Энди Уорхол». Как ясно из названия, выставка посвящена легендарному американскому художнику — основателю стиля поп-арт. Эта самая масштабная выставка работ Уорхола за последнее десятилетие. Еще при жизни Энди Уорхол стал легендой, и, пожалуй, его можно назвать самым ярким представителем графического дизайна XX в.

С огромным количеством комплексов, избегающий любой близости и одновременно страстно жаждущий ее, Энди Уорхол всегда был окружен свитой, поклонниками, людьми, которые видели в нем друга, бесплатного психиатра или шанс «попасть в тусовку».

Понять Энди Уорхола полностью невозможно. С ним однажды случилась глубокая метаморфоза. Это было в раннем детстве, когда он заболел скарлатиной. Долгое время юный Эндрю, как его тогда звали, страдал от нескольких симптомов, появившихся в результате осложнения, а одним из них была пляска святого Витта. Начиная с третьего класса, он постоянно болел, большую часть времени проводил в постели. Постепенно болезнь отступила, но ее течение оставило в его личности черты, неисчезнувшие никогда и проявлявшиеся не только в молодости, но и зрелые годы.

Энди Уорхол — человек известный до такой степени, что особый склад его личности просто не мог не попасть во внимание самых разных исследователей. Он многократно рассматривался и со стороны искусства, и со стороны психики и нервной системы, с точки зрения философии, с позиции бизнеса. Поэтому в наше время уже невозможно сделать какое-то сенсационное заявление на его счет. Чтобы ни было сказано сейчас — говорили такое же и ранее. Стоит отметить лишь, что его нестандартность и даже инаковость может служить примером того, что психопатию можно блестяще монетизировать.

«200 однодолларовых купюр». 1962 г.

Детство и годы учебы

Андрей Вархола родился в 1928 г. в Питтсбурге в семье эмигрантов из Чехословакии. Он был третьим сыном Ондрея и Юлии и был очень привязан к матери. Особенно сильно эта привязанность стала заметна, когда Энди заболел ревматической хореей, при которой наблюдаются мышечная слабость, нарушение координации и повышенная эмоциональность. Тогда и без того неуверенный в себе мальчик стал еще более замкнутым, начал панически бояться врачей и больниц.

В детстве Энди ненавидел школу и был изгоем среди сверстников из-за болезненности и нелюдимости. Специфическая внешность так же не добавляла ему уверенности в себе. У него была очень бледная кожа, покрывавшаяся пятнами, стоило ему оказаться на солнце, и большой нос, который из-за проблем с сосудами к тому же постоянно был красным. В семье Энди ласково поддразнивали «красноносым». Забегая вперед, стоит сказать, что, заработав достаточное количество денег, Уорхол первым делом сделал пластическую операцию.

Уорхол с трудом окончил среднюю общеобразовательную школу и поступил в Технологическую школу в Карнеги, которая на тот момент еще не была институтом, но уже входила в число престижных образовательных заведений США. В 1949 г. Энди Уорхол получил степень бакалавра изящных искусств в области графического дизайна. В институте у Уорхола не было близких друзей, но было несколько приятелей, с которыми он отправился в Нью-Йорк, чтобы стать иллюстратором.

Диптих «Мэрилин». 1962 г.

Первые годы жизни в Нью-Йорке

Поначалу в Нью-Йорке Энди приходилось вести почти нищенское существование, подчас деля жилье с десятком других людей и полчищами тараканов. Среди одной из легенд, которые Уорхол рассказывал о себе, была история о том, как он принес свое портфолио в редакцию Harper’s Bazaar. Когда редактор открыла папку с его работами, из нее на стол выполз таракан. И если бы эта женщина была чуть более брезгливой, если бы она не посочувствовала молодому художнику, его карьера могла пойти совсем по другому пути.

Уорхол не переставал работать даже по ночам и уже через год стал востребованным дизайнером. Среди его клиентов были такие бренды, как Columbia Records, Glamour magazine, Harper’s Bazaar, NBC, Tiffany & Co, Vogue.

Еще в детстве Энди рисовал незамысловатые картины и делал коллажи. В 1950-х гг., когда Уорхолу было чуть больше двадцати лет, он начал активно заниматься творчеством, одновременно работая над коммерческими заказами.

«Банки супа Кэмпбелл». 1962 г.

Семья

Энди с детства был очень привязан к матери. Джулия (Юлия) все время находилась рядом с ним, когда он из-за болезни был прикован к постели. Как только Уорхол окончательно обосновался в Нью-Йорке и начал прилично зарабатывать, он перевез мать к себе и поселил ее в своей квартире. Многочисленные друзья и посетители художника иногда принимали Джулию, сновавшую из комнаты в комнату с метлой, за его прислугу. За годы жизни в Штатах она так и не освоила толком английский язык, поэтому говорила очень мало и с жутким акцентом. Несмотря на постоянную занятость работой, мать была очень важной частью жизни Энди. Как и в детстве, она продолжала кормить его на обед супом «Кэмпбелл» из банки, следила за чистотой в доме и ухаживала за сыном. По слухам, она даже прикладывала руку к его работе: знаменитую подпись Энди Уорхола на его полотна наносила Джулия.

Пистолет». 1981-1982 гг.

Болезненная застенчивость

Художник довольно рано начал лысеть, поэтому стал носить парики, ставшие его своеобразной визитной карточкой. Энди заказывал свои парики в одном и том же месте, но потом часто «дорабатывал» их самостоятельно, обстригая и окрашивая. Однажды Уорхол рассказал, для чего он всегда появляется на людях в парике. По его словам, в этом случае люди всегда первым делом замечали именно парик, а не его самого. К тому же, это давало ему возможность почувствовать себя человеком, не принадлежащим ни к одной эпохе, человеком, живущим вне времени. За годы жизни в Нью-Йорке Энди собрал более 50 париков. В конце жизни он начал относиться к ним, как к произведениям искусства, и даже сделал серию снимков с париками.

Эксперименты с собственной внешностью были для Уорхола своеобразным камуфлирующим приемом, спасением от болезненной застенчивости. По этой же причине художник постоянно окружал себя людьми (об Энди говорили, что он обладает удивительной способностью собирать вокруг себя самых красивых людей Нью-Йорка). Он предпочитал передвигаться по улицам со свитой, потому что в этом случае ему было легче спрятаться. В группе друзей или обожателей он чувствовал себя не таким уязвимым, его невозможно было сломить, пока он был не один.

Биpюзoвaя Мэрилин. 1964 г.

Начало

1960-е гг. стали одними из самых плодотворных на творческом пути Уорхола. К этому времени он стал заметной фигурой в рекламном бизнесе, выработал свой графический стиль. Опираясь на этот опыт, он начал рисовать комиксы, продукты и товары, которые среднестатистический американец видит практически ежедневно. Энди создал целую серию картин, где одно и то же изображение копируется много раз — «Восемь Элвисов», тридцать две банки «Кэмпбелл». Работая над картиной с супом, Энди говорил, что рисует то, что нравится ему самому. Будучи уже великим мастером поп-арта, Уорхол доказал, что любая вещь может стать объектом искусства.

Из воспоминаний Энди Уорхола: «В один из вечеров, когда я расспрашивал о новых идеях человек десять-пятнадцать, одна моя подруга наконец задала мне нужный вопрос:

— А сам-то ты что больше всего любишь?

— Вот как я начал рисовать деньги».

Знaменитый денежный дождь на xолсте был символом большой любви к деньгам. Кто их не любит? Энди Уоpхол изображал все, что обожал и любил. Хyдожник переводил на кальку купюры номиналом в 1–2 $ и затем использовал их для печати на холсте. В 2009 г. эта картина ушла с аукциона за рекордно большую сумму. Изначальная стоимость лота была объявлена в размере 12 млн, а картину продали за $43,7 млн. В свое время Энди был абсолютно прав, сказав, что искусство — это прибыль, и оно отлично продается.

Культовые работы Уорхола

Смеpть Мэрилин Мoнро стала сильнейшим потрясением для Энди Уорxола. Диптих «Мэрилин» был создан через неделю после внезапной смерти актрисы. При помощи трафаретной печати Уорхол нанес на холст 50 изображений Монро, часть из которых раскрасил яркой краской, а часть — черно-белой. За основу диптиха был взят кадр со съемок фильма «Ниагара». Один диптих состоит из цветных портретов, второй — из тающих и исчезающих черно-белых портретов, как символа смерти и исчезновения из бытия прекрасного образа. Техника исполнения работы — шелкография, изобретение автора. Диптих «Мэрилин» стал культовым. Он был продан за 80 млн $ и сейчас находится в британской галерее Tate.

Вслед за знаменитым диптиxoм «Мэpилин» Уорхол создал знаковyю работу на тему еды со странным названием «Супы Кэмпбел». Прежде всего, Уорхол предложил зрителю задуматься о безликости обычных товаров массового потребления. Эта новая идея получила название «поп-арт». Он твердит, что абсолютно любой предмет может стать предметом искусства, понятным для каждого человека.

Творчество

Уорхол был одним из первых, кто применил трафаретную печать. Изначально он сам рисовал трафареты для картин, позднее начал при помощи проектора выводить изображения на холст. То, что на первый взгляд казалось бездушным тиражированием, для Энди было возможностью не тратить время на рисование объекта, а сразу работать с ним и менять непосредственно на холсте.

Энди Уорхол одним из первых применил трафаретную печать как способ создания картин. Портреты, выполненные Уорхолом, идеализированные, иконизированные изображения без изъянов, раскрашенные в яркие цвета. На «Фабрике», в студии художника, за день создавалось несколько десятков одинаковых работ, он поставил искусство поп-арта на поток. Часто картины становились плодом коллективного труда, поэтому точно определить авторство каждой из них невозможно.

Тусовка

Многие из богемной тусовки Нью-Йорка в то время не любили Уорхола, объясняя это тем, что он слишком гомосексуален. Кроме того, будучи художником, Уорхол позволял себе коллекционировать искусство, заниматься коммерцией и даже рекламировать свое имя за счет нее. Меняться Энди не собирался: «Я и по природе не слишком мужественен, но, надо признать, чисто из принципа бросился в другую крайность».

Уорхол всегда хотел быть нужным и иметь настоящих друзей, но чувствовал себя одиноким, особенно возвращаясь домой с бурных вечеринок. Утешением стал телевизор, который полностью поглотил внимание Энди. Тем временем все больше людей начало видеть в Уорхоле поддержку, бесплатного психолога, который всегда готов выслушать их проблемы. На самом деле Энди зачастую слушал телевизор, а не душеизлияния своих товарищей.

Самой большой страстью Энди Уорхола (кроме коллекционирования всего на свете) были тусовки. Он говорил, что, если бы в Нью-Йорке устраивали вечеринку в честь открытия общественного туалета, он пришел бы на нее первым. Любое мало-мальски значимое событие в жизни Большого яблока не обходилось без его участия. Ходили слухи, что на некоторые тусовки он ходил сам, а на другие, проходившие в то же время, отправлял своих двойников в париках и темных очках. Таким образом художник мог присутствовать в нескольких местах одновременно, и никто не мог с полной уверенностью утверждать, где же был настоящий Уорхол.

«Банан». 1967 г.

Философия универсального человека

Философия универсального человека, или «homo universale», вертелась за всем творческим великолепием Уорхола. Он воспринимал себя ни мужчиной, ни женщиной, ни вещью, ни явлением, но всегда чем-то большим. Таким образом, он репродуцировал свое восприятие гештальта. Характерно, что на одной из выставок, в качестве экспоната, он представлял самого себя. И это не следует рассматривать в качестве чудачества. Он на самом деле не имел понимания четких человеческих границ личности, мог относиться к себе как к предмету и проецировать это на свое поведение.

Уорхол был гомосексуалистом, который никогда этого не скрывал, но это вовсе не означало, что ему был нужен секс с мужчинами. Скорее — он стремился к обмену энергией и вполне допускал платоническую привязанность. Так, он водил дружбу с уличным художником Жаном-Мишелем Баския, но невозможно сказать однозначно, что они были близки. Энди Уорхол и Баския даже организовали совместную выставку, которая хоть и была воспринята в штыки критиками, но многое значила для Баския. Общение Уорхола и Баския ни о чем не говорит, поскольку истинные любовники Уорхола были всем известны и включить в этот список Баския трудно.

Загадка того, что представляют собой картины Энди Уорхола, основана на типе патологии его личности. Психопатия — расстройство дефицитарное: всегда не хватает чего-то — чувств, сопереживания, самоидентификации, что человек стремится восполнить. Он очень много написал про это, ведь его тянуло и к писательской деятельности, он даже организовал журнал «Интервью», на страницах которого публиковались интервью, которые звезды брали друг у друга.

Однажды он увидел девушку с нарушением пигментации. Она привлекла внимание, Энди даже пошел за ней. А спустя всего десять дней у него начались проблемы пигментации кожи, волос, глаз. Отсюда и легендарный серебряный цвет волос. С медицинской точки зрения — это расстройство из области психосоматических. Потом он интересовался можно ли заразиться расстройством пигментации визуально, просто посмотрев на другого больного. Вероятно, это возможно, если речь идет о человеке с особым укладом личности. Словно губка, Энди Уорхол впитывал в себя все и стремится тиражировать это.

Киностудия, клуб, вертеп

Главной тусовкой Энди, конечно, была его «Фабрика». Студия художника стала меккой для маргиналов всех мастей. Ему были не слишком интересны богатые и знаменитые, его куда больше занимали трансвеститы, наркоманы и неудачливые актеры. На «Фабрике» ни на минуту не прекращалась жизнь. Здесь пили и употребляли наркотики, занимались сексом и вели задушевные разговоры, здесь же штамповались картины Уорхола и снимались его фильмы. Сам художник присоединялся далеко не ко всем развлечениям своей разношерстной свиты, но на правах доброго родителя великодушно позволял своим «детям» делать в огромном помещении с серебряными стенами все, что только могло прийти в голову.

Покушение

Публика создала много шума вокруг портретов известных личностей, образа Ленина на красном фоне, диптиха Мэрилин Монро, картины «Пистолет», название которой вводит в заблуждение, потому что на ней изображен револьвер. С уверенностью можно сказать, что Энди таких тонкостей просто не отсекал. Для него было куда более важным то, что на картине изображена копия оружия, из которого некто Валери Соланас, писательница, сценаристка и радикальная феминистка, широко известная в крайне узком кругу до покушения и ставшая знаменитостью после него.

Когда Валери Соланас впервые появилась на «Фабрике», она не поняла, почему все эти бездельники сидят в студии целыми днями, готовые вцепиться друг другу в глотки в борьбе за внимание великолепного Энди. Радикальная феминистка и мужененавистница Валери, которую в детстве насиловал отец, которая жила в шалаше на берегу Гудзона, которая еще недавно была вынуждена торговать собой, которая едва не умерла после подпольного аборта, явно была не к месту среди ленивой и бесшабашной богемной публики. Однако они с Уорхолом что-то заметили друг в друге и стали общаться (Энди даже снял Валери в двух своих фильмах), хотя художник и держал ее на расстоянии, побаиваясь ее напористости и радикальных суждений о несправедливости мироустройства.

Соланас вручила Уорхолу свой сценарий под названием «Up Your Ass» и потребовала, чтобы он снял по нему фильм. Прочитав первые несколько абзацев, Энди согласился, но быстро передумал: «Название показалось мне замечательным, и я был в добродушном настроении, поэтому согласился продюсировать это, но пьеса была такая черная…». О своем обещании Валери художник благополучно забыл. В конце концов, на «Фабрику» свои сценарии тащили все, кому не лень. От самой Соланас Уорхол тоже вскоре устал, особенно после того, как она издала свой манифест «SCUM» («Общество полного уничтожения мужчин») и стала приходить в студию в попытках продать несколько экземпляров.

Когда и как именно произошел окончательный разлад между Соланас и Уорхолом сказать сложно. По одной из версий причиной всему был злополучный сценарий, единственный существующий экземпляр которого Энди потерял. Согласно другой версии, виной всему стало роковое стечение обстоятельств: целью Валери был издатель Морис Жиродиа, но 3-го июня 1968 г. его просто не оказалось на месте, и девушка отправилась на недавно переехавшую «Фабрику». Она выстрелила в Уорхола трижды, и как минимум одна пуля достигла цели. После чего Соланас спокойно вышла из здания и сдалась первому встреченному ею полицейскому со словами: «Меня ищет полиция. Я стреляла в Энди Уорхола. Он слишком контролировал мою жизнь».

Пока Энди истекал кровью на полу студии, вокруг него суетились помощники и друзья. Приехавшие парамедики зафиксировали клиническую смерть (позже Уорхол говорил, что слышал, как его объявили мертвым). Операция длилась пять часов, врачи сделали все возможное, чтобы восстановить развороченные внутренние органы и сохранить художнику жизнь.

После покушения Энди стал еще больше бояться людей, особенно женщин. Он перестал снимать их в своих фильмах, заменив трансвеститами. На «Фабрике» появилась охрана, в студию больше не пускали всех подряд. Уорхол отказался выдвигать обвинения против Соланас, и она отделалась трехлетним сроком, год из которого провела в психиатрической лечебнице.

У Энди же начался новый жизненный этап, еще сильнее связанный с темой смерти. Кинокарьера Уорхола медленно, но неумолимо пошла на спад. В начале 1970-х гг. он снова вернулся к живописи, причем по большей части его работы состояли из портретов: лица трансвеститов соседствовали с раскрашенным в яркие цвета Мао Цзэдуном, фото Арнольда Шварценеггера — с коммунистически алым Лениным, Дракулы — с Зигмундом Фрейдом. Создается впечатление, что Энди с маниакальным упорством пытался зафиксировать в своих работах как можно больше моментов из окружающей действительности, сохранить их навечно, законсервировать, как он консервировал свои «капсулы времени». Частым сюжетом его картин в это время становится изображение черепа, вечного напоминания о смерти и смертности. В 1978 г. Уорхол создает монументальную абстрактную серию «Тени», которая состояла из 102 огромных работ, занимающих пространство от пола до потолка и оставляющих зрителя в полном недоумении из-за безуспешных попыток понять, где на картинах свет, а где, собственно, тень.

В 1980-х гг. Уорхол возвращается к орнаментальности, в некотором смысле обращается к собственному и общечеловеческому прошлому. Он снова рисует туфли, с которых когда-то начиналась его карьера. Начинает копировать фрагменты знаменитых картин да Винчи, Боттичелли, Мунка, раскрашивая их в собственной манере, дублируя и превращая в паттерны. В последние годы жизни художника эти цветные орнаменты растворяются, превращаясь в абстрактные формы «камуфляжной» серии работ Уорхола. Энди находит новый способ спрятаться в искусстве от окружающих и от реальности.

«Зебра». 1983 г.

Уход

С детства болезненный Уорхол очень не любил больницы, особенно после покушения, и обращался к врачам в самых крайних случаях. Однако в 1987 г. доктора настояли на новой операции: из-за ранения у Энди начались проблемы с желчным пузырем. Никому не сообщив о предстоящей операции, он отправился в нью-йоркскую больницу под именем Боба Робертса. Операция была простой и прошла без осложнений, однако потом что-то пошло не так. Вскрытие показало, что у Энди случился отек легкого, и он задохнулся около пяти утра 22 февраля. Идол поп-арта, всю жизнь окружавший себя людьми, умер в полном одиночестве.

После смерти Энди Уорхола, помощники, адвокаты и родственники художника вскрыли его квартиру и обнаружили за дверью огромный склад. Среди многочисленных коробок с париками, одеждой, обувью и аудиозаписями обнаружилась лишь одна работа Уорхола — маленький портрет Мао. Обувь, к слову, была одним из фетишей художника: он не только десятки лет хранил собственные туфли, но и коллекционировал женские. По всей видимости, это было своеобразное напоминание о том, с чего Энди начал творческий путь: в самом начале своей жизни в Нью-Йорке он рисовал рекламные иллюстрации для обувного бренда I. Miller.

Энди Уopxол — творец, который использовал в своем творчестве философский подтекст, приглашая зрителя подумать о жизни, о бытие и смерти, ярко очерчивая грань между популярностью и забвением.

Материал подготовила Ирина Лугачева

Читайте также на сайте:

  1. Череда протестов
  2. Автоматическая фиксация
  3. Направо – свободно
  4. Необходимые меры
  5. Новости спорта
  6. Нашему полку прибыло!
  7. Двойной заплыв
  8. Грипп откладывается
  9. Голия
  10. Вся правда за две минуты! (ВИДЕО)

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91