Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Искусство может быть очень разнообразным

   0

Рожденные в Сибири работы не обязаны быть сибирскими по своему колориту

В одном из последних номеров нашей газеты мы писали об открытии юбилейной выставки Томского Союза художников. Принято считать, что члены Союза художников люди исключительно состоявшиеся, прошедшие долгий творческий и жизненный путь. Сложно поверить, что хрупкая девушка, недавно окончившая университет, тоже может состоять в Союзе, и за плечами у нее большие выставки, бесконечные часы работы и огромное желание самосовершенствоваться.

О своем творчестве, учителях, планах на будущее читателям газеты «Томская НЕДЕЛЯ» рассказала талантливая, сильная и самая молодая художница Томского Союза художников Мери Батманян.

Мери Батманян

Поиск себя

Рисовать я любила всегда, но по тем или иным причинам занималась чем-то иным: были танцы, фортепиано и еще много чего другого. Быть художником я совершенно не планировала, потому что думала, что уйду в область точных наук, связанных с математикой, химией, в крайнем случае в гуманитарные области. Училась я в школе хорошо, поэтому прекрасно знала и те, и другие предметы, и на это возлагались надежды.

Но, задумавшись в старших классах над своим будущим, выбором профессии, поняла, что то, что я умею, это еще не то, что я хочу. Хотелось, чтобы профессия не только нравилась, кормила, но и дарила возможность выразиться. В большинстве случаев люди приходят домой с работы и отдыхают, а мне хотелось чего-то большего. Мне подумалось однажды, что художественное направление — это то, что мне всегда нравилось, всегда меня интересовало, интриговало.

Но поскольку я была уже слишком взрослой для поступления в художественную школу, я записалась в школьный кружок по рисованию. Темы для рисования были свободные, материалы тоже: акварель, карандаш, ручки, но потом мне захотелось попробовать себя в масле, потому что мне всегда нравилось то, как художники пишут маслом.

Чтобы досуг был интересен, и не пропала страсть к рисованию, мне пришлось искать преподавателей, записываться в студии, мастерские. Более того, хотелось понять, смогу ли я заниматься творчеством, работать как художник. Помню, что приходила в мастерскую к Рафаэлю Егоровичу Асланяну, на тот момент он преподавал в Колледже культуры. Тогда я училась в девятом классе. Рафаэль Егорович предложил мне поступить в колледж, но поскольку в общеобразовательной школе я шла на медаль, этот вариант мне не нравился. На тот момент все было очень непонятно, зыбко, колледж казался чем-то вроде шага назад. Хотя сейчас я бы сказала, что все очень индивидуально.

Рафаэль Егорович предложил позаниматься на курсах при колледже, которые вела его ученица. Я, было, начала, но через несколько месяцев бросила их. Может быть, если бы я занималась у самого Рафо, мое отношение было бы иным. Потом я узнала о подготовительных курсах на художественный факультет ТГУ, решила попробовать свои силы там. На эти курсы я проходила полтора года, но моей мечтой была учеба в Петербургской Академии художеств, и я даже ездила в Петербург, но, адекватно оценивая ситуацию, понимала, что моего уровня и моих знаний недостаточно для поступления в Академию художеств. Я думала, что наработаю базу, буду чувствовать себя увереннее и, может быть, смогу поступить в Петербург. В итоге я поступила в ТГУ на кафедру ИЗО, и если первые курсы я еще мечтала о Петербурге, то, учась уже на старших курсах, поняла, что важно не столько место, где учишься, сколько желание научиться и собственное трудолюбие.

В мастерской

Годы учебы

Руководителем нашего курса была Коробейникова Татьяна Сергеевна, на втором-третьем курсе рисунок вела Комарова Светлана Геннадьевна. Но, честно говоря, когда ты учишься рисовать или писать, понемногу учишься у всех, не только у своих основных преподавателей. Поскольку я начала общаться с Сергеем — своим будущим мужем, а он учился на курс старше меня, я оставалась с его группой на дополнительные часы рисунка. Рисунок у них вел Арутюнов Олег Натанович.

И у старших коллег по цеху, назовем их так, тоже было чему поучиться, потому как они, во-первых, старше, а значит, более опытные, а, во-вторых, все равно невольно начинаешь сравнивать и стараешься избежать их ошибок и взять их плюсы. Это тоже очень много значит.

Учитывая тот факт, что серьезно заниматься рисунком и живописью я начала поздно, и мне очень хотелось наверстать упущенные годы, я много занималась. Равнялась на тот момент я на студентов-выпускников Петербургской Академии художеств, они были моим идеалом, но Сергей ничем не уступал им в профессионализме, технике, и я окончательно поняла для себя, что важен не университет или Академия, а желание расти, совершенствоваться.

В процессе обучения у нас сформировался круг студентов, наиболее заинтересованных в том, чтобы добиться большего результата в рисунке, живописи. Мы оставались после занятий, работали. У нас была очень добрая женщина-вахтер, которая позволяла нам оставаться столько, сколько мы сами хотели или могли. Помню, что я могла рисовать по шестнадцать часов в день. Мы писали портреты друг друга, натюрморты, делали наброски, этюды, и эта самоорганизация, работа, безусловно, принесли свои плоды. Даже во время каникул мы приходили на кафедру и работали.

Помню, что к нам приходили выпускники — Маковенко Маша и Владимир, была возможность пообщаться, поучиться, сравнить, что-то для себя понять. Все-таки я склоняюсь к мысли, что процесс учебы в университете — это не только обучение у своих непосредственных преподавателей, мы многому учились друг у друга.

Постепенно мысль об учебе в Петербурге отпала, я поняла, что я и тут могу добиться многого, если буду заниматься, писать, практиковаться, непрерывно учиться. Не секрет, что масса людей, закончивших Академию им. Репина, так никогда и не становятся художниками, они могут стать преподавателями или вообще забыть про кисти, то есть получение высшего художественного образования в престижном ВУЗе не должно быть конечной мечтой. Университетом или Академией учеба заканчиваться не должна, желания работать и писать должны быть всегда. А что касаемо образования — мир сегодня открыт, очень многое можно получить благодаря интернету: любые курсы, лекции и т.д. — все достаточно доступно, а корочки в нашей профессии совершенно не главное.

Каждая очередная работа — это как маленький барьер, преодоление, задание, благодаря которому оттачивается мастерство. Если не происходит развития, нет роста — это уже повод задуматься: а тем ли я занимаюсь. К большой цели идут маленькими шажками. Если что-то не получилось в прошлой работе, нужно попытаться преодолеть эту задачу в новой. Через преодоление этих маленьких препятствий со временем происходит рост, по крайней мере, я так это вижу.

В мастерской. Серия работ Детство. Материнство

Семья и творчество

Что касается того, что в нашем с Сергеем браке мы оба художники, я не вижу в этом соперничества. Еще в годы учебы я поймала себя на мысли, что совершенно ему не завидую. Часто случается так, что человек много работает и не может достигнуть какого-то уровня, а кому-то другому все дается легко, отсюда возникает обида или даже зависть. У меня такого не было никогда, для меня чужой успех — только повод работать над собой еще больше.

Тогда мы просто дружили, и я равнялась на него, как на старшего товарища, а сейчас мы семья, и его успехи для меня — это большая радость и возможность поучиться, я не вижу причин соперничать с мужем. Кроме того, я очень сопереживаю ему. Художники — это не люди у станка, которые равняются на план, который нужно выполнить или перевыполнить, у каждого из нас свои задачи и свой путь развития. И даже для достижения тех или иных целей художники могут идти разными путями.

Кстати, нас очень часто спрашивают, есть ли у нас соперничество в браке относительно творчества, наверное, люди думают, что оно либо должно быть, либо оно есть, но его плохо видно. Нет, мы не соперники, я бы сказала, что мы удачно дополняем друг друга, у нас замечательная семья — мы родители, у нас прекрасная маленькая дочь. Заниматься творчеством и жить жизнью обычного человека порой бывает очень трудно, потому что маленький ребенок требует к себе очень много внимания и времени, так что писать и рисовать бывает даже некогда. Тем не менее, я стараюсь находить время для работы. Сказать, что я пишу в часы вдохновения, я не могу, потому что у меня есть ровно то время, пока спит дочь, ведь когда она проснется, она возьмет кисти и скажет: «Я сама».

Относительно будущего своего ребенка не могу сказать, что хочу или желала бы ей стать художником, поскольку это полная неопределенности жизнь. Я вспоминаю реакцию некоторых людей, когда я пошла учиться. Ведь для многих художник — это вообще не профессия. К сожалению, наше общество так воспринимает художников. Сейчас появляются новые творческие профессии, скажем так, более стабильные, понятные людям, а художники — это люди, подверженные большому риску неопределенности. Есть масса профессий, где работа и трудолюбие приносят свои плоды сразу или дают гарантию стабильности в будущем, но в данном виде творчества гарантий нет, все очень индивидуально и зыбко.

Я не буду настаивать на том, чтобы наша дочь стала художником, думаю, ей легко будет подражать — проще избрать профессию, которая всегда рядом с тобой, но найти свой путь ей будет правильнее, хотя и более сложно, потому что придется сильнее прислушиваться к себе. Например, мои родители предприниматели, и мне было бы проще пойти по их стопам, но это не мой путь, не мое призвание. Я бы очень хотела, чтобы наша дочь больше прислушивалась к себе, а не следовала за нами.

За работой

Любимые жанры

После окончания университета мы с Сергеем поженились, потом у нас родилась дочь, сейчас она маленькая, и ей особенно нужно мое внимание, забота, она постоянно рядом, и это меня ограничивает в творчестве и в выборе тем. В период беременности писать было тоже тяжело, но желание это было, хотелось как-то удовлетворять свои творческие амбиции, и тогда это были в большей степени пейзажи. Но все равно даже пейзаж — это не просто копирование того или иного места, даже в пейзажи вкладываются свои мысли, свои символы. Каждый пейзаж для меня — это история, а не просто работа. Мне очень импонирует пейзаж как жанр, уверена, что в течение жизни я буду периодически к ним возвращаться.

После рождения дочери мне захотелось писать другие работы: так у меня возникла серия работ с дочкой — это слабость и сила одновременно, как я думаю. Пишу я медленно, потому как времени для живописи мало, но это не единственное, что меня сейчас увлекает. Может быть, когда дочка пойдет в садик, мне будет легче и проще, но на данный момент не всегда хватает времени даже на то, чтобы фиксировать те темы, которые меня интересуют. И все-таки работа продолжается, я пишу. Очень часто жизнь сама диктует тот жанр, в котором мы работаем, который выбираем именно на это момент.

Портрет дочери

Союз художников

В Союз я была принята в двадцать четыре года, это был 2017 г. На тот момент я была самым молодым членом Томского Союза художников за всю его историю. Говорить об этом легко, но сделать это было непросто. Идей для творчества всегда было много, а времени на их реализацию мало. Писать картины не просто хобби или работа, наверное, для каждого художника это как образ жизни, и я не представляю свою жизнь без этого важного аспекта. Конечно, материнство в жизни меняет многое, но искусство из жизни уже исчезнуть не может. Возможно, придется писать меньше или реже, но отказаться от этого на длительный срок уже не получится. Поскольку это становится такой же важной жизненной потребностью, как и любые другие потребности человека.

Быть мамой и одновременно писать очень сложно, и я знаю таких женщин, которые родив ребенка, перестали заниматься живописью и творчеством вообще. Я очень старалась и стараюсь, чтобы у меня этого не произошло, потому что для меня это было бы трагедией. Наверное, благодаря этому моему упорству меня и приняли в Союз, чему я, безусловно, была крайне рада. Членство в Союзе дает в материальном плане очень немногое, но это вход в профессиональные круги, признание, а это уже очень много для художника. Должна сказать, что многие, наверное, и не знали, принимая меня в Союз, сколько мне лет, потому как работ у меня было много, я часто принимала участие в совместных выставках молодых художников, и потому выставкому мое имя было знакомо. Могло показаться, что я давно отучилась, выпустилась.

На момент принятия меня в Союз художников я около семи лет принимала участие во всевозможных выставках и художественных проектах. Художники не всегда выставляются исключительно в музеях, иногда это какие-то камерные пространства.

Пейзаж

Любимые мастера

Как у многих, у меня есть любимые художники, мастера мировой живописи. Хотя из классиков мне, наверное, нравятся все — у каждого из них есть что перенять. Например, мне очень нравится Михаил Врубель, большой знаковый художник своей эпохи, он не может не нравиться, не привлекать. Очень нравится Валентин Серов. Его техника живописи, сложность цветовых сочетаний, свет очень меня восхищают. Кроме того, мне очень импонирует живопись советской эпохи, назвать ее исключительно реализмом было бы в корне неправильно, но она очень живая и по времени наиболее близка к нам, а значит, наиболее понятна, и мы чувствуем эту эпоху лучше всего.

Из молодых современных художников тоже есть очень яркие имена, которые уже достаточно прочно вошли в мир искусства, и у которых есть чему поучиться, есть на что посмотреть. Например, украинский художник Денис Саражин. Наша живопись, конечно, очень разная, я пишу иначе, но это не означает, что мне не могут не нравиться его работы. Из еще более молодых имен и менее знаменитых я бы выделила Ольгу Григорьеву-Климову. Но надо сказать, южные художники и сибирские мало контактируют и не всегда понимают друг друга: у южан и сибиряков колорит очень разнится, но мне близка южная яркая палитра и мне всегда хочется добавить ярких красок в свои работы.

В Сибири мало света, мало солнца, с этим, я думаю, никто не поспорит. Кстати, из сибиряков я бы выделила Геймрана Баймуханова. Его живопись северная, холодная, но она очень меня цепляет, очень мне интересна. Мне так же нравится художникабстракционист Евгений Заремба. Иногда ведь интересно посмотреть просто на цвет и фактуру. Я люблю профессиональную абстрактную живопись, но очень избирательно.

Пейзаж

Пожелания коллегам и друзьям

Пользуясь возможностью, я хочу пожелать коллегам нашего Томского Союза художников быть более сплоченными, более гибкими, уметь принимать новые имена, хотя я согласна, это бывает сложно. Я считаю, что искусство может быть очень разнообразным, и даже рожденные в Сибири работы не обязаны быть сибирскими по своему колориту.

К сожалению, я знаю не всех членов Томского Союза художников, а только тех, кто активно выставляется. Хотелось бы, конечно, знать всех, ведь нас не так уж и много. Хочется также пожелать всем возможности плодотворно, творчески работать. Разные художники в Союзе, разные работы это всегда только плюс, работающий на обогащение нашего сибирского искусства.

Супруги -Мери Батманян и Сергей Авдеев

Планы на будущее

Сейчас я работаю над новой серией своих работ «Детство. Материнство» и мечтаю о новой персональной выставке, которую, надеюсь, смогу открыть в текущем году и порадовать томичей и гостей нашего города.

Ирина Лугачева

Читайте также на сайте:

  1. Застывшая музыка архитектуры
  2. «Патриоты России» требуют от власти привести в порядок могилы павших воинов
  3. Театр – не доктор, театр – это боль
  4. Наталья Крачковская: «Мужчины меня звали «100 килограммов мечты»
  5. Мария Куликова: «Я – фанат картошки»
  6. На качелях любви
  7. Разговор со зрителем
  8. Андрей Соколов: «Если человека что- то волнует – значит, он существует!»
  9. День старшего поколения
  10. Звездные рецепты на новогоднем столе

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91