Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия
+10.4C

Александр Буйнов: «Я – безнадежный оптимист!»

  2    0

Музыкант накануне юбилея вспомнил яркие моменты своей биографии.

03Александр Буйнов в мар­те отмечает 65-летие. А его музыкальной карье­ре скоро исполнится полвека: он начинал путь к славе еще юношей – в ансамбле «Ско­морохи», созданном юным Александром Градским. По­том была служба в армии, по­сле нее играл в ВИА «Аракс» и «Цветы». И целых 16 лет Александр отдал ансамблю «Весёлые ребята» – одному из самых популярных в Со­ветском Союзе музыкальных коллективов. А в кризисные 90-е начал сольную карьеру, которая не прекращается и поныне.

В чем секрет его неизменного успеха у зрителей? Конечно же – в таланте, мастерстве, професси­онализме. И еще, может быть – в легком, веселом нраве. Неуемной энергии. И неизменном оптимизме.

Мы встретились с артистом не­задолго до его юбилея в «Остан­кино», куда он приехал на запись одной из телепрограмм.

Музыкальное детство

– Александр, известно, что ваша мама имеет музыкальное образование, и своей музыкаль­ной карьерой вы обязаны ей…

– Мама в свое время закончила консерваторию, была пианисткой и считала обязательным дать де­тям музыкальное образование – и домашнее, и профессиональное. Так что, сколько себя помню – я рос в музыке. Так же, как у малень­кого Моцарта не было выбора: он с детства выступал с отцом – так и моя дорогая мама стала меня с трех лет усаживать за пианино. Жили мы тогда в одной комнате коммунальной квартиры в Тишин­ском переулке. В ней, кроме пиани­но, стояла кровать, а посередине комнаты – стол с сахарницей. Не знаю, почему именно эта сахарни­ца отчетливо врезалась в память… Сначала нас было трое братьев, по­том родился четвертый. Первый из нас играл на скрипке, второй – на кларнете, я – на фортепиано…

– Вы учились музыке с удо­вольствием?

– Учился я, наверно, как все мальчишки, без фанатизма. Это де­вочки гораздо более старательны – в силу своих физиологических осо­бенностей и девичьего упрямства. Своим прилежанием и щепетиль­ностью они нас в музыкальной школе всегда переигрывали. А у нас, мальчишек, сначала в голове был футбол, а потом – джаз и «бит­лы». Помню, когда я после армии учился на дирижерско-хоровом от­делении музучилища, профессор Бородин как-то сказал: «Девочки, вы для чего, вообще, учитесь? У вас на курсе – четыре мальчика. Вот эти двое, я вижу, точно станут ди­рижерами, вот эти двое, – показал он на меня и еще одного парня, – могут стать неплохими музыкан­тами. А вот вы – для чего сюда ходите? Я не встречал за свой век ни одной женщины-дирижера!» Устроил тогда эдакий «стенд ап» от «Камеди клаб», что называет­ся. И ведь он оказался прав на 100 процентов! Двое ребят с нашего курса стали хорошими дирижера­ми, двое – музыкантами. А жен­щины в основном – музыкальные педагоги.

– А вы почему не стали дири­жером?

– Я инструмент всегда очень лю­бил. После учебы сразу связался с ВИА «Скоморохи»… А потом в моей жизни появились «Весёлые ребята» на довольно длительный период…

«Весёлые ребята»

– Известно, что вся страна обожала ваших «Весёлых ре­бят», и лично вас как их со­листа. Это был только сцени­ческий имидж – или на самом деле вы такой веселый человек?

– Мы начали наше «скомороше­ство» вместе с Александром Град­ским, и у нас действительно было много смешных песен в репертуа­ре и на русском, и на английском языке. Музыка для молодежи – это всегда драйв и веселуха, в этом специфика молодежных групп. Что же касается «Весёлых ребят» – тут нас уже обязывало название, взя­тое у знаменитой комедии ре­жиссера Григория Александрова! Людям нравилась наша музыка, наши аранжировки – и не только невзыскательной публике, но и профессиональным музыкантам. У нас был большой и сильный со­став, который потом рассеялся по всему миру. Бывших «Весёлых ре­бят» я встречал потом и в Австра­лии, и в Германии, и в США – и все они были музыкантами очень высокого класса.

– У вас был дублирующий со­став?

– Да, были два-три гитариста, два-три басиста, пара барабанщи­ков… Но хочу передать низкий по­клон руководителю «Весёлых ре­бят» Павлу Слободкину, который, видимо, так оценивал мой талант – второго клавишника за мной не было никогда. В советские времена в ВИА всегда было много народу – это традиция. Такая же история и в группах «Самоцветы», «Песня­ры», если вы посмотрите. Коллек­тив был настолько сыгранным, что мы позволяли себе менять тональ­ность «онлайн» – прямо на сцене, на каждой новой песне. А пели у нас почти все – чтобы не перегру­жать одного-единственного вока­листа. А в классической традиции

 

групп «Битлз», «Роллинг Стоунз» в составе – всего четыре-пять че­ловек. Но Мику Джаггеру, думаю, и в страшном сне не снилось, что он дает по четыре концерта в день, а для нас это была обычная исто­рия.

– Четыре концерта в день?!

– Бывало и больше – и по шесть, и по девять концертов. Поиграли – час перерыва –и опять на сцену. Мы – трудоголики! И даже сейчас в моей группе «Чао» нет такого по­нятия: «ушел на бюллетень», «за­болел». «Будете отдыхать на пого­сте в деревянных костюмах!» – так я своим говорю. И меня понима­ют – иначе не работали бы со мной по двадцать лет.

– Александр, а легко ли было вам, после стольких лет работы в крепком большом коллекти­ве, отправиться в «свободное плавание» – начать сольную карьеру?

– Сначала я просто обрадовал­ся свободе – звонил всем и делил­ся новостью. На дворе был 1989 год… Я сначала думал заняться рок-н-роллом, уйти в андеграунд, в «полуподвальное» пространство. Вместе с рок-группой «Аракс» – с ребятами, с которыми мы по мо­лодости играли вместе. Но они к тому времени уже плотно сидели в «Ленкоме» у Марка Захарова. И пока я искал, с кем бы мне снова схлестнуться в этом счастье и что- то такое сотворить – я встретил Алёну…

– Ваша супруга вам как-то по­могла определиться?

– Дело в том, что я ничтоже сумняшеся планировал пару лет перебиться старым материалом «Весёлых ребят». В те времена было достаточно написать на афише приставку «экс» – и люди шли валом, полные залы были га­рантированы. Собственно, все так и делали. Но Алёна настояла на том, чтобы я приготовил себе но­вый репертуар. Так и сказала: «Ты же – музыкант, ты писал песни. Вот садись за фортепиано и пиши!» Я почти разозлился за нее за это. Но в итоге, благодаря ей, написал пару альбомов – «Капитан Катал­кин» и «Билет на Копенгаген». Так что – никуда от меня стадионы и дворцы спорта не убежали, а от приставки «экс» я избавился раз и навсегда. Сейчас понимаю: это ре­шение было гораздо дальновиднее с точки зрения стратегии. Спасибо Алёне!

– А если во время концерта вас просят исполнить старые хиты «Весёлых ребят»?

– Первое время просили – и я, разумеется, исполнял, чтобы не обижать зрителей. Разве можно отказать?

– Супруга и сейчас вам по­могает?

– Мы женаты двадцать лет. Алё­на – мой добрый союзник, она под­держивает наш очаг любви в таком состоянии, что у нас никогда не кончаются дрова, уголь, керосин! Как говорится, наш паровоз впе­ред летит, а Алёна помогает мне бежать впереди этого паровоза.

– В свое время вы закончили режиссерский факультет ГИ­ТИСа. Вам это пригодилось?

– Во времена учебы я очень любил предмет «актерское ма­стерство», и это мне помогает. Как режиссер я сам себе порой мешаю, а вот актеру Буйнову нра­вится работать с другими людьми. Я – упертый Овен, и у нас в группе происходит, как в известном анек­доте: «Мы тут посовещались, и я решил…» Я всегда всех выслуши­ваю, но конечное решение остается за мной.

– Вы не похожи на диктатора.

– В моем случае диктатор я только в одном: во всем, что каса­ется музыкальных аранжировок. Я всегда говорю с музыкантами на одном языке, и если что-то в этом плане решил – это закон! Иногда во время концертов мы позволяем себе похулиганить, включить ка­кую-либо импровизацию – если, допустим, народная песня подхо­дит по мелодике и по смыслу. Но это должно идти только с моей по­дачи. Кстати, я никогда не считал себя певцом, а именно музыкан­том. Певцы – это Лев Лещенко, Зу­раб Соткилава, Николай Басков…

– Есть ли у вас вопросы к мо­лодым музыкантам, вы делаете им замечания?

– Нам, конечно же, очень симпа­тична западная музыка – это было и будет всегда. Но мы все слиш­ком американизировались. При­ходя на прослушивание, молодые исполнители, почти поголовно, исполняют западную музыку – причем даже неважно, хороший у них английский или плохой. Все – девчонки, мальчишки, жен­щины, мужчины – поют «под одну гребенку», используя одинаковую технику, одни и те же певческие «украшения». А это не всем идет, и мало кто делает это хорошо. Я не призываю, конечно, всех петь русские народные песни! Но часто в музыкальных телепрограммах наблюдаю некую растерянность со стороны молодых вокалистов, если их вдруг просят спеть что-нибудь по-русски. От неожиданности мно­гие поют что-то в стиле «Ох, мо­роз, мороз…» – и получается, как правило, очень плохо. Видно, что у ребят нет в репертуаре никаких пе­сен на русском. И это обидно. Еще не нравится, что только засветив­шиеся в каком-то телешоу испол­нители уже считают себя звездами. И, приезжая на гастроли в разные регионы России, они пытаются вести себя как звезды, требуют каких-то особых условий. Только забывают, что звездами вообще-то их делает народ, народная любовь, а не они сами…

– Вы до сих пор гастролиру­ете?

– Как коренной москвич, я обо­жаю бывать подальше от Москвы. Москва – это отдельное государ­ство. А прикольно поехать ку­да-нибудь в Сибирь, от Урала и дальше, где люди совсем другие. Там настоящие мужики и краси­вые женщины! И чтобы мы ни творили на гастролях – а мы тоже не ангелы, а живые люди – нужно оставлять после себя чистое про­странство, чтобы все оставались довольны. Артист обязан давать автографы, даже если это длится час или больше – это часть про­фессии.

– Как вы относитесь к своему возрасту?

– Легко отношусь. Знаете, мне повезло с генами: от предков мне досталось хорошее здоровье, и мне не нужно бороться с лишним ве­сом. К тому же, я всегда работаю весело, с огоньком. И вообще, я – безнадежный оптимист!

МАТЕРИАЛЫ РАЗВОРОТА ПОДГОТОВИЛА МАРИНА ДОЛГОРУКАЯ, ФОТО ВАДИМА ТАРАКАНОВА. ИА «СТОЛИЦА» СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ «ТН»

Читайте также на сайте:

  1. Ефим Шифрин: «Хочу видеть, как подрастают внуки!»
  2. Святки и гадания
  3. Вещий Олег Ефремов
  4. Фестивалим изо льда
  5. Новая структура – новый руководитель
  6. Больше детских улыбок!
  7. Петербург — Томск
  8. Рядом с ним светлел мир
  9. Наградили за любовь
  10. Андрей Соколов: «Жить нужно здесь и сейчас!»
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 9

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93