Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия
+10.4C

Андрей Самусев: «Театр меня не отпускает»

  63    0

Киновед, актер, режиссер Андрей Самусев – личность в Томске достаточно извест­ная. С ним, человеком обра­зованным и эрудированным, весьма интересно общаться: всегда узнаешь для себя что-то новое. Он может дать исчерпы­вающий ответ на любой (или почти любой) вопрос, касае­мый кино, театра, литературы. Да, и человеческого обаяния ему не занимать! Не случайно, у Андрея столько друзей! В следующую субботу, 28 янва­ря, многие из них соберутся в Томском городском Доме ученых, где состоится бенефис актера и режиссера, приуро­ченный к его пятидесятилетне­му юбилею.

Место празднования выбрано от­нюдь не случайно. Дело в том, что почти тридцать лет длится у на­шего героя роман с народным теа­тром Дома ученых, где собственно и произошло его становление и как актера, и как постановщика.

Ну, а накануне столь знамена­тельного события мы решили рас­спросить бенефицианта о том, как случилось, что всю жизнь свою он связал с творчеством?

– Андрей, а когда вы впервые вышли на сцену?

– Это случилось очень давно, в середине семидесятых. Я тогда за­нимался в детской театральной студии «Юность» при Доме пионе­ров. Руководил ею актер Томского театра драмы Анатолий Пискунов. Пожалуй, в то время это была един­ственная серьезная театральная студия для школьников. Попасть в нее было чрезвычайно сложно: надо было уметь читать стихи, петь, двигаться, импровизировать, придумывать и показывать этюды. Я оказался среди счастливчиков, которые мужественно прошли все испытания и были зачислены в ряды студийцев. С того момен­та и началось постижение театра, сцены, знакомство с актерским ремеслом. Занимался в «Юности» вплоть до окончания школы и ни разу у меня не возникло желания уйти оттуда.

– После школы, наверное, поехали в театральное училище поступать?

– Конечно, едва получив атте­стат, отправился в Москву вместе с другими ребятами из нашей сту­дии. Поступал сразу в несколько вузов, но везде меня срезали после первого же тура. Только в Щуке удалось дойти до второго тура.

– Очень расстроились?

– Да, как сказать? К счастью или к сожалению, я, видимо, не был тогда таким уж фанатом сцены и не расценивал это как жизненный крах. Более того, даже не стал на следующий год повторять попытку поступить. Просто трезво проана­лизировал свою неудачу и понял, что повел себя крайне самоуверен­но. Будучи школьником, я участво­вал практически во всех городских конкурсах чтецов, занимал при­зовые места, и это мне дало право думать, что я хорошо читаю стихи. Но творческий конкурс в вузе – это совсем другое дело. Там надо было прочесть что-то такое, что бы пере­дало твою индивидуальность, твою «изюминку», что бы «зацепило» комиссию. Я же, отправившись по­корять Москву, даже не удосужил­ся с кем-то посоветоваться – сам с усам! А в таком раннем возрасте самостоятельно трудно опреде­литься и понять, что тебе ближе, какое амплуа подходит больше. Не секрет, что в детских театраль­ных студиях актеров назначают на роли, руководствуясь преимуще­ственно какими-то их физически­ми данными. Но заслуга студии в том, что она на всю жизнь «зараз­ила» театром своих питомцев. Так, среди моих «собратьев» по «Юно­сти» немало профессиональных актеров. Это и Галина Савранская из Томского театра драмы, и бра­тья Александр и Юрий Дроздовы из новосибирского «Красного фа­кела». В Томском ТЮЗе в одном из цехов служит Лариса Богдано­ва, в Хобби-центре руководит теа­тральной студией Ольга Маринен­ко… И даже те, кто не связал себя с театром профессионально, так или иначе продолжают вращаться в театральном пространстве.

– Как вы, например?

– Да, как бы ни складывалась моя жизнь, театр меня никогда не отпускал и не отпускает. После возвращения в Томск я успешно поступил на филологический фа­культет ТГУ (благо, вступитель­ные экзамены в театральных вузах проходили гораздо раньше, чем в обычных). После первого кур­са меня призвали в армию, через два года вернулся, восстановился на филфак и почувствовал, что… очень хочу выйти на сцену. Что жизнь без нее какая-то бесцветная что ли… Хотя, студенческая жизнь априори полна впечатлений, раз­нообразия. Видимо, крепко засела во мне театральная «бацилла»… По совету друзей сходил раз на занятие театральной студии при пединституте, которой руководил один из лучших актеров Феликса Григорьяна Виктор Агафонов. Мне там очень понравилось. Агафонов потрясающе работал с актерами и ставил замечательные спектакли. Особенно запомнилась постанов­ка «Я буду», инсценировку к ко­торой он придумал сам, включив туда фрагменты из пьесы «Мак­бет» Шекспира и рассказа «Снег» Борхерта. Мне посчастливилось сыграть в этом спектакле само­го Макбета. К сожалению, вскоре Григорьяна «ушли» из Томской драмы, а вслед за ним стали разъ­езжаться и многие его актеры. Уехал и Агафонов. И вот в 1985 году я решил попытать счастья у Олега Афанасьева – художествен­ного руководителя народного теа­тра Томского Дома ученых. В то время туда было трудно попасть, играть в нем считалось престижно. Конкуренция среди актеров была столь высока, что получить лю­бую, даже самую маленькую роль почиталось за счастье. Я дебюти­ровал в массовых сценах в леген­дарном афанасьевском «Декаме­роне», потом сыграл еще в двух его спектаклях. Олег Алексеевич пер­вым из режиссеров открыл во мне характерного актера, совсем нео­жиданно предложив роль китайца Газолина в «Зойкиной квартире» по Булгакову. Поначалу я даже опешил: все годы играл героев-любовников или героические роли и вдруг… Работа над этим персона­жем была мучительной. Но, благо­даря Олегу Алексеевичу, я понял про себя, как актера, нечто новое. Вообще, я благодарен каждому ре­жиссеру, который заметил меня, доверил ту или иную роль. Всякий раз это какое-то открытие, какой-то очередной опыт. К уже перечис­ленным постановщикам хочется добавить Юрия Васильева ( когда-то ведущего актера народного теа­тра, к сожалению, ныне покойно­го). В его спектакле «Генералы в юбках» по Аную я впервые сыграл свою первую крупную роль (хотя, и второго плана).

– А как вы оказались во ВГИ­Ке?

– Институт кинематографии стал проводить творческий конкурс на периферии, и я решил в нем поуча­ствовать. И даже бросил на пятом курсе филфак. В результате стал студентом киноведческого отделе­ния.

– А почему не актерского?

– Потому что с самокритикой у меня к тому времени было все в по­рядке, и я понимал, что для начи­нающего профессионального акте­ра в свои 28 лет был уже староват. Киноведение же оказалось чрез­вычайно интересным занятием, и учился я с большим удовольстви­ем. Кроме того, совсем не лишними при этом оказались и знания, полу­ченные на филфаке, и театральный опыт пригодился. Из-за учебы на некоторое время пришлось оста­вить театр, но затем я вновь вер­нулся туда. Играл в постановках Марины Дюсьметовой, Лидии Ла­мановой, Ольги Мальцевой, Мар­гариты Буркиной. Предложений было много, и все они оказывались чрезвычайно интересными. Я даже дважды становился лауреатом конкурса «Театральная весна». А потом вдруг появилась мысль по­ставить что-нибудь самому. Мысль эта становилась все навязчивее, и я не успокоился, пока не попробовал себя в новой роли – на этот раз по­становщика.

– Насколько я помню, это произошло почти десять лет на­зад?

– Да, в 2002-м году. Тогда и состоялась моя первая режис­серская премьера – спектакль по пьесе Ануя «Пассажир без бага­жа». Самое интересное, что, ког­да я прочел эту пьесу, то у меня перво-наперво возникла визуаль­ная картинка, и уже от нее я шел к идее. Наверное, это идет от спец­ифики киношного восприятия. Потом была постановка по пьесе «Последние пылкие любовники», и, наконец, совсем недавно, перед Новым годом, состоялась премье­ра по современной драматургии «Господа, товарищи, сволочи и дамы». Выбор этого материала был обусловлен тем, что мне хо­телось занять в одной постановке всю труппу народного театра. А, кроме того, перед новогодними праздниками хотелось порадовать зрителей чем-то динамичным, ко­медийным. Но, несмотря на внеш­нюю легкость, в этом спектакле присутствует некая притчевость. По крайней мере, я этого добивал­ся. Мечтаю ставить и дальше. Тем более, что задумок великое мно­жество.

– А какой спектакль увидят зрители на бенефисе?

– «Карусель» по мотивам рас­сказов Власа Дорошевича в по­становке Александра Постникова. Это также предновогодняя пре­мьера, но другого театра – школы-студии – театра «Индиго». Работу в этом театре я считаю подарком судьбы и хочу сказать огромное спасибо Саше Постникову за то, что он приглашает меня в свои спектакли. Моя первая работа в «Индиго» состоялась весной. Это был спектакль «Злоумыщленни­ки» по мотивам Чехова. И вот на этот раз – «Карусель». Спектакль необычный, многоплановый, гро­тесковый, в какой-то мере эксцен­тричный. Очень интересно было работать с партнерами (часть акте­ров театра – глухие и слабослыша­щие люди), у которых я многому научился. Очень надеюсь, что наше сотрудничество с этим театром бу­дет продолжаться и впредь.

Татьяна Ермолицкая

Читайте также на сайте:

  1. Аргентинское танго
  2. «Предлагаю посвятить новый собор Софии Премудрости Божией»
  3. Петербург — Томск
  4. День старшего поколения
  5. Бог спускается на землю
  6. Культурный армаггедон
  7. Культурный юбилей
  8. Как я провел лето
  9. Как поздравить Маму?
  10. Вся наша жизнь – игра!
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 14

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93