Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия

Атаман Валерий Дорохов

  60    0

– Иногда мне кажется, что я вижу все это в кино или во сне, – несколько раз повторял в тот день Валерий Василье­вич, с удовольствием разгля­дывая идущих нам навстречу казаков в нарядных мундирах и священников в рясах. Здесь же гордо демонстрировали свои наряды ярко одетые жены и подруги этого пестрого во­инства, собравшегося в солнеч­ный осенний день в Лужниках на международный фестиваль «Казачья станица – Москва».

Здесь были делегации из разных регионов России и близких сосе­дей. Одни – в черных мундирах их Терского войска. Другие, в ярких черкесках и башлыках – из Ку­банского. Каждая группа с таким удовольствием демонстрировала свое историческое оружие, папахи и боевую выправку, что некоторым из обычных гостей это казалось скорее карнавалом, чем предста­вительством реальных военных частей. Что у некоторых вызывало улыбку, несмотря на реальность за два собранного аккуратного дере­вянного храма, предназначенного в подарок от казаков пострадавше­му в наводнении Крымску.

Но не это, как выяснилось, вызы­вало ощущение некоторой фанта­стичности происходящего у атама­на Великого Сибирского казачьего войска Валерия Дорохова.

– Многим сегодня трудно себе представить, – объясняет мой собе­седник, – что шестьдесят лет назад одно только появление на улице в казачьей форме или в рясе свя­щенника вызвало бы немедленный арест этого смельчака. Тюрьма, ла­геря и расстрелы были ежедневной угрозой и реальностью, о которой все мы помнили постоянно. Этому я был свидетелем с самого детства.

По его словам, Валерию в дет­стве почти ничего не рассказыва­ли о прошлом его семьи. А когда он находил в семейном альбоме интересные исторические сним­ки, то объясняли, что это артисты или просто знакомые его отца. Он окончил высшее военное учили­ще. Затем консерваторию, и слу­жил дирижером в Новосибирском музыкальном театре, когда в 1962 году пришла пора менять паспорт и его вызвали в Комитет государ­ственной безопасности.

Возвращение фамилии

Причина была неожиданной. Ему показали документы, свиде­тельствующие о том, что фами­лия его отца вовсе не Лукин, как он привык с детства, а Дорохов. Василий Дорохов в конце про­шлого века с отличием закончил кадетское училище и участвовал в Первой мировой войне, где полу­чил тяжелое ранение, а также стал Георгиевским кавалером. Потом с госпиталем был направлен лечить­ся в Омск, где к этому времени уже был сформирован штаб Деникина. Последующее отступление с белой армией и присоединение к группе бежавших от войны рабочих же­лезнодорожников – все это было описано в протоколах допросов самого Василия, а затем и в доку­ментальных свидетельствах мате­риалов следствия. Но в то время любые сомнения в чистоте рабоче­го происхождения могли обойтись слишком дорого, поэтому старший Дорохов решил взять фамилию умершего рабочего.

– Мы убедились, что ваш отец полностью чист перед Советской властью, – заявили Валерию со­трудники отдела госбезопасно­сти, – и вы имеете полное право вернуться к фамилии своих пред­ков. И это стоило бы сделать, ведь вы потомок героя Отечественной войны 1812 года. Подумайте об этом.

– Я был просто ошарашен таки­ми новостями, – признается Вале­рий Васильевич, – У меня все до­кументы были на фамилию Лукин. Меня как музыканта знали под этой фамилией. А про Дороховых даже никогда не слышал. И снача­ла не решился рассказать об этом предложении даже своему отцу. Попросил предоставить мне воз­можность подумать.

Решение созревало не менее двух лет. Он вдруг сильно заинте­ресовался историей. Много читал о войне 1812 года. Позднее это стало причиной для получения третьего высшего образования на истори­ческом факультете. Но сначала он пошел в комитет госбезопасности и дал согласие на возвращение се­мейной фамилии.

Отцу без подробных объясне­ний предложил познакомиться со своим новым паспортом, что тот сделал без особой охоты, но увидев указанную в нем фамилию, похо­же, испытал состояние шока. Толь­ко и смог сказать:

– Ну ты, сынок, даешь!

Только через несколько месяцев они смогли вернуться к этой теме. Валерий Васильевич услышал от отца не только подробный рас­сказ его службе в казачьей части на фронтах Первой мировой, где впер­вые к казакам была прикомандиро­вана артиллерия, и вопреки приказу по фронту они расположили свою батарею не на заранее оборудован­ных площадках, разведанных не­мецкими самолетами, а в стороне от них. Ослушникам уже почти объя­вили наказания, когда «правильно» поставленные батареи были полно­стью уничтожены бомбежкой с воз­духа, а казачья, замаскированная, позволила остановить наступление противника. За что и получил свою награду Василий Дорохов.

Но вражеский снаряд все же на­стиг батарею Дорохова. Его тя­желораненого при отступлении успели затащить в поезд для высо­чайших особ. Их заботами он был передан в госпиталь известного хирурга, который спас жизнь каза­чьему офицеру. Но в странствиях при отступлении белой армии Ва­силию пришлось перенести слиш­ком много потерь. От боевых дру­зей до первой жены, скончавшейся от тифа.

Валерий Васильевич родился 1995 году от второго брака своего отца. И когда под фамилией Луки­на он сначала выбрал поступление в военное училище, старший Доро­хов только развел руками – от себя не убежишь.

Противоречивое возрождение казачества

Мы с Дороховым познакомились при любопытных обстоятельствах. Мне в 1992 году показали его фото в мундире высокого чина Терского казачьего войска Х1Х века. Пред­ставили, как атамана всея Сибири, и вспомнив о своих казачьих кор­нях, я разразилась в газете «Крас­ное знамя» фельетоном «Казачий маскарад на асфальте», утверждая, что спекуляция на памяти о людях, которые платили свой налог Ро­дине кровью (сами покупали ору­жие и форму и защищали границы страны), ни к чему хорошему не приведет.

Эта публикация вызвала бурную негативную реакцию среди объя­вивших себя казаками. Обещали даже плетей. Но однажды на поро­ге кабинета появился и сам вино­вник скандала.

Валерий Васильевич сразу вы­разил полное согласие с позицией, что судят о людях прежде всего по делам, а не по мундирам. Объяснил, что ему приходится носить такую одежду, чтобы привлечь внимание к самой проблеме возрождения ка­зачества, и он надеется, что сможет еще представить реальные дела в этом процессе.

Потом с этой целью мне с ним не раз приходилось бывать на ка­зачьих сборах не только в сибир­ских городах, но и в Москве. Все время официально шла жестокая полемика между так называемым красным и белым казачеством, но при знакомстве с видеозаписями их кругов почему-то встречались одни и те же персонажи. Некото­рым из них очень не нравилась ин­теллигентность и образованность Дорохова.

Его глубокий исторический под­ход для любителей помахать шаш­кой или нагайкой в горячих точках, сделать бизнес на этой теме казался слишком заумным. Его объявляли врагом. Были даже нападения. Но Валерий Васильевич настойчиво продвигал свои идеи. Он, кстати, первым выступил с инициативой создания в Томске кадетского учи­лища и успешно вел об этом пере­говоры в Новосибирске. Позднее эта идея была реализована, но о его начинании стыдливо умолчали.

Продолжение в сыне

Отдельного разговора заслужи­вает семья Дороховых. Его ны­нешняя жена Надя влюбилась в своего солидного преподавателя музыкального училища и вслед за ним приехала в Томск. Получила здесь высшее образование, тоже историческое. Преподавала. Игра­ла на скрипке в оркестре Томской филармонии. Но у сына Дорохо­вых по какой-то причине был вы­явлен столь сильный порок сердца, что мальчику нельзя было учиться в обычной школе. Ему неполное среднее образование дали сами родителя и передав свои знания и представления об истории страны и других гуманитарных науках.

Георгию два раза по жизненным показаниям делали операции на сердце в Париже, куда вся семья его сопровождала. А когда здоровье стабилизировалось, у него прояви­лись музыкальные способности, и он поступил в Томское музыкаль­ное училище. Где горячо отстаивал семейную точку зрения по гумани­тарным предметам. Но, несмотря на некоторые проблемы, его музы­кальные способности так ярко про­являлись на различных конкурсах, в том числе международных, что младший Дорохов стал вторым в истории после Эдисона Денисова выпускником Томского музыкаль­ного училища, который поступил на композиторское отделение Мо­сковской консерватории. Сейчас он известный автор современной школы классической музыки.

Валерий Васильевич и Надежда тоже живут в Москве. И каждый из них занимается своим любимым делом. Валерий Васильевич гото­вит к печати воспоминания своего отца, которые тот все-таки написал в последние годы жизни по просьбе сына. Сегодня уже официально по документам признано, что он пря­мой потомок знаменитого генерала Дорохова – героя 1812 года, заме­чательный памятник которому по­ставлен в городке Верея, отбитого им в бою у французов.

Знакомясь с историей семьи Ва­лерия Васильевича, вдруг остро начинаешь понимать, как глубоко проросли корни каждого из нас в историю нашего государства. Только, к сожалению, советская реальность вовсе не располагала к бережному хранению и осмысле­нию документов из истории наших семей. Особенно когда жизненно важно было доказать свое про­летарское происхождение. Оно может быть разным, но мы все – живая частичка нашей страны и ее истории, которой можно и нужно гордиться. Потому что только че­рез нее мы можем понять самих себя.

Зинаида Куницына

Читайте также на сайте:

  1. Новости спорта
  2. Новости спорта
  3. Снова в школу
  4. Проблемы «Снежных ласт»
  5. Нет языка – нет нации
  6. Вспоминая мастера…
  7. Подарочек от мэрии
  8. Районное плавание
  9. Народный депутат
  10. Вода камень точит
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 2

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93