Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия
Читайте на сайте:
ticket title
СУДИЛИЩЕ    ◈
Посвящение… или как украсть 19,5 млн рублей?    ◈
Славный юбилей Ленинского комсомола    ◈
Ностальгия по тем временам    ◈
Открытое письмо прокурору Томской области Виктору Романенко и губернатору Томской области Сергею Жвачкину о нарушении конституционного права граждан на оплачиваемый труд и запрет трудовой дискриминации    ◈
Будет ли свет в конце тоннеля?    ◈
Блеск и нищета ЮИ ТГУ    ◈
Томский «медицинский спрут»    ◈
Обещанного не один год ждут!    ◈
Новая жизнь садоводов и дачников, согласно закона, с 2019 г.    ◈
Блокировка сайта НОВО-ТОМСК    ◈
Новый сезон открыт!    ◈
Скажи кто твой друг, и я скажу кто ты    ◈
«Оборотни в погонах» — эпилог?    ◈
Трагедия в Керчи    ◈
Керчь 17.10.2018    ◈
Как провести реновацию в Томске?    ◈
Почетный «долгожитель» нашего города    ◈
Как живешь, Туркменистан?    ◈

Бактериологическая война

   0

Томскую область может захлестнуть эпидемия туберкулеза.

Практикующие врачи-фти­зиатры предупреждают, что если начальник департамента здравоохранения О.С. Кобя­кова не прекратит разрушать противотуберкулезную служ­бу Томской области, то к 2016 году наш регион станет самым чахоточным во всей России. И с передовых позиций по борь­бе с туберкулезом мы рискуем скатиться на самое дно. Все началось в прошлом году, когда прошла информация об объединении – среди врачей фти­зиатров стали ходить разговоры, что областной департамент здра­воохранения собирается противо­туберкулезный диспансер, тубер­кулезную клиническую больницу и детскую туберкулезную боль­ницу объединить в одно учреж­дение.

На те же грабли?

Как оказалось, все эти разго­воры имеют под собой реальную почву. Вскоре медики узнали, что главным врачом противотубер­кулезного диспансера назначен Евгений Крук. Прежний главный врач тубдиспансера Сергей Ми­шустин был освобожден от за­нимаемой должности, но остался внештатным главным специали­стом департамента здравоохра­нения по фтизиатрии. Другими словами, Сергей Мишустин се­годня главный фтизиатр Томской области.

Чтобы положить конец разно­толкам, главный врач Томской областной клинической туберку­лезной больницы (ТОКТБ) Га­лина Янова пошла к начальнику департамента здравоохранения Ольге Кобяковой, и та ей под­твердила, что объединение дей­ствительно будет.

– Поразило то, что никто не советовался ни со мной, ни с главными врачами других наших (туберкулезных) учреждений, – говорит Галина Владимировна. – Это чисто административное, командное решение. Но чем оно продиктовано, ни мне, ни моим коллегам не понятно. Я пыталась объяснить Кобяковой О.С., что реорганизация у нас была произ­ведена в одной из первых в Рос­сии: в Томской области было семь противотуберкулезных учрежде­ний, стало три. Соответственно, из семи главных врачей осталось три. Но…

Главный врач ТОКТБ Галина Янова:

– Заболеваемость туберку­лезом в России еще не достиг­ла эпидемиологического ми­нимума. Соответственно, мы еще не созрели для создания фтизиопульмонологического центра. Поскольку такие цен­тры создаются только тогда, когда количество туберку­лезных больных сокращается до единиц. Когда смертность 3,5 человека на 100 тысяч населения, а нам еще очень далеко до этих цифр.

У нас сегодня незаполнен­ные койки. И это не потому, что нет больных. Их просто не выявляют!

Кстати, Нечаева О.Б., руководитель Федерального Центра мониторинга противо­действия распространению туберкулеза в Российской Федерации ФГБУ «ЦЦНИ­ИОИЗ» Минздрава России, доктор мед.наук, профессор из министерства здравоохране­ния, сказала, что сегодня нель­зя допустить такого, чтобы в регионе не было противоту­беркулезного диспансера. А в Томской области его уже нет!

В центры надо вводить пульмонологов и онкологов. А у нас даже бактериологиче­ская лаборатория не работа­ет! Лучше бы баклаборато­рию открывали, развивали рентгенологическую службу (у нас сегодня нет ни одной передвижной установки для проведения флюорографиче­ского обследования в отда­ленных районах области).

Как рассказала Галина Влади­мировна, в 1995 году уже было объединение: все три противо­туберкулезных учреждения были объединены в одно юридическое лицо. То есть было сделано то же, что сегодня пытается претворить в жизнь Кобякова О.С.

В 2000 году все – и медики, и руководство области – поняли, что такая форма работы неприем­лема, поскольку неэффективна и неудобна. Тогдашний губернатор Виктор Кресс своим распоряже­нием восстановил статус кво трех противотуберкулезных учреж­дений. И работа тут же пошла на лад. Фтизиатры стали разрабаты­вать новые методики организации лечебного процесса, выигрывать международные гранты. Благо­даря успехам наших фтизиатров в Томск потянулись специалисты не только со всей России, но и из- за рубежа. Стали привлекаться финансы «со стороны» – различ­ные гранты и помощь специали­зированных фондов.

Люди ехали в Томск перени­мать наш опыт борьбы с этим смертельным заболеванием.

Казалось бы: что еще надо-то? Работай себе, развивай и укре­пляй материально-техническую базу и пожинай лавры Сибирских Афин. Но нет! Непонятно, по ка­ким причинам госпожа Кобякова решила реорганизовать работу всей противотуберкулезной си­стемы.

– Я понимаю, когда структу­ра работает неэффективно, не справляется с возложенными на нее задачами, – говорит Гали­на Янова, – тогда действитель­но появляется необходимость в реорганизации, чтобы улучшить работу, добиться максимального результата. Но зачем реорганизо­вывать то, что и так хорошо и эф­фективно работает? Предположе­ние можно сделать только одно: деньги. Возможно, кто-то хочет аккумулировать все финансовые потоки в одних руках.

Были в томской фтизиатрии и разного рода сокращения. Сокра­щали не только организации, но и койко-места. Если раньше в Том­ской областной клинической ту­беркулезной больнице было 506 койко-мест для больных туберку­лезом, то потом их сократили до 371. Никакая отрасль медицины не прошла столько реорганиза­ций, сколько противотуберкулез­ная служба.

Но все доводы практикующих врачей-специалистов – что объ­единение томская фтизиатрия уже проходила, что опыт этот оказался крайне неудачным – не были услышаны Кобяковой. На­чальник департамента не измени­ла своего решения.

То, что действовавшая до не­давнего времени система действи­тельно эффективна – прекрасно говорит статистика. С 2000 по 2012 год заболеваемость тубер­кулезом в Томской области сни­зилась в два раза. Смертность снизилась с 19 до 6%. Да и эффек­тивность лечения в больнице у нас была на 15-20% выше обще­российских показателей.

Слепой ведет слепого?

Больше всего медиков уди­вило, что во главе всего этого объединенного учреждения – фтизиопульмонологического центра – Кобякова поставила не­профессионала. Человека, кото­рый не имеет никакого отношения к фтизиатрии и, соответственно, не знает специфики работы в этом направлении медицины.

Были попытки успокоить меди­цинское сообщество. Говорили, что Мишустин-то – главный фти­зиатр области – остался советни­ком при Круке. Он и подскажет, и поможет, и в курс дела введет…

Тут можно было бы успокоить­ся, если бы не одно «но»! Как вы­яснилось, ни главный врач проти­вотуберкулезного диспансера, а ныне фтизиопульмонологическо­го центра Евгений Крук, ни глав­ный фтизиатр области господин Мишустин – вообще не фтизиа­тры! Это все равно, что начальни­ком ГИБДД поставить человека, не знающего правил дорожного движения!

Как пояснили нам в ТОКТБ, Крук и два его заместителя (в том числе и Мишустин) только в этом году поступили в интернатуру по фтизиатрии в СибГМУ.

Воздушные замки

Несмотря на все протесты фти­зиатров, противотуберкулезный диспансер 20 июня этого года переименовывают во фтизио­пульмонологический медицин­ский центр. Кобякова утверждает, что области нужен именно такой центр. После смены вывески, по­явилась возможность присоеди­нить к этому центру две больни­цы – взрослую и детскую.

– То, что сегодня происходит, вообще не лезет ни в какие во­рота, – возмущается Галина Вла­димировна, – у вновь созданно­го фтизиопульмонологического центра нет ничего, что необхо­димо для центра. Нет базы, нет стационара, нет оперблока, нет реанимации. Они не могут сде­лать ничего из того, что делаем сегодня мы. Но хотят за счет при­соединения двух больниц создать хоть какую-то базу. Во фтизио­пульмонологическом центре нет ни одного пульмонолога. Не под­готовлены специалисты по фти­зиатрии: ни сам главный врач, ни главный фтизиатр области, ни зам по клинико-экспертной ра­боте не имеют специализации по фтизиатрии!

– Хуже всего то, что не являясь специалистом, Евгений Алексан­дрович Крук вмешивается в кли­нические вопросы, – возмущается Галина Владимировна. – К при­меру, у нас ранее работала объ­единенная клинико-экспертная комиссия, которая принимала ре­шения и осуществляла контроль за лечением больных с открытой и самой опасной формой туберку­леза (множественно лекарствен­ноустойчивый туберкулез). Раз в неделю специалисты всех наших учреждений собирались вместе и обсуждали каждого больного. С приходом Е. Крука сотрудники диспансера перестали ездить на эти заседания. Он запретил им это делать, мотивируя тем, что есть много другой работы. Теперь эта комиссия работает не в полном составе, и таким образом мы упу­скаем контроль за больными. В результате вмешательства Крука в клинические вопросы, все наши ноу-хау, благодаря которым Том­ская область была лидером в Рос­сии по лечению туберкулеза, на­чали рубить на корню!

Почему вообще такое происходит?

– На днях главный фтизиатр области показал нам, как органи­зует раннее выявление туберку­леза наш противотуберкулезный диспансер, который диспансером уже и не является, а называет­ся фтизиопульмонологическим центром, – говорит заместитель главного врача по клинико-экс­пертной работе Томской област­ной клинической туберкулезной больницы, кандидат медицин­ских наук, врач высшей категории Лидия Петрова, – они считают, что ранним выявлением туберку­леза они вообще не должны за­ниматься. Хотя в соответствии со всеми законодательными актами раннее выявление туберкулеза возлагается в том числе и на дис­пансер! Приказ №932 Минздрава «Порядок оказания медицинской помощи больным туберкулезом» четко указывает, что противоту­беркулезный диспансер должен заниматься организационно-ме­тодической работой по раннему выявлению туберкулеза. Это зна­чит, что специалисты диспансера должны выезжать в районы обла­сти и города. Там общаться с гла­вами администраций, составлять планы по раннему выявлению туберкулеза и контролировать их исполнение. Я имею в виду флюо­рографические осмотры.

Как показывает практика, ран­нее выявление туберкулеза в Том­ской области постепенно сходит на нет. Если в 2011 году профи­лактическим обследованием на туберкулез было охвачено 62% населения Томской области, то в 2012 всего 38% населения. А в этом году 39% за 7 месяцев.

Если кто-то в каком-нибудь ре­гионе в своих отчетах пишет, что заболеваемость взрослого насе­ления снижается, то этот кто-то явно лукавит. Как заявляют том­ские фтизиатры, сегодня наблю­дается рост заболеваемости де­тей. Просто так это происходить не может. Это означает, что среди взрослого население есть много невыявленных больных. Не мо­жет расти детская заболеваемость без роста взрослой.

А поучать-то мы умеем

А диспансер (центр), вместо того, чтобы заниматься своими прямыми обязанностями, лезет в дела больницы.

– Как я понимаю, руководство диспансера не имеет опыта рабо­ты со стационарными больными (Крук, вероятно, вообще их даже не видел), – говорит заведую­щий хирургическим отделением ТОКТБ, кандидат медицинских наук, врач Олег Анастасов, – и тем не менее, они планируют произ­вести какие-то коренные измене­ния. То есть рассуждают о вещах, о которых не имеют понятия. Как все это будет выглядеть после объединения? У нас в больнице не будет никакой администрации. Где-то в Томске будет сидеть за­меститель, который будет спу­скать на нас директивы о том, как нам тут лечить больных туберку­лезом, которых он даже не видит. У нас никогда не было проблем с врачами из диспансера. Мы всег­да четко и слаженно работали и совместно вели больного. То есть, на мой взгляд, вот это объедине­ние никому не нужно.

Ошибается Олег Валерьевич. Ой как ошибается! Еще как нуж­но. Иначе бы не принимались такие силовые решения по раз­рушению прекрасно выстроенной эффективной системы борьбы с туберкулезом. Вот только кому это надо и зачем? Но явно не больным и врачам-фтизиатрам.

Медики тоже интересовались: зачем все это, зачем? Но вразу­мительного ответа так и не полу­чили.

– Когда Крук приезжал к нам в больницу спустя полгода после его назначения, я лично спросила у него: Евгений Александрович, зачем вы пришли в противоту­беркулезную службу, будучи кож­но-венерологом? – рассказывает Галина Владимировна, – он мне ответил дословно следующее: «Я получил задание. И я должен его выполнить. И выполнить хо­рошо». Что за задание такое… я не представляю. Ведь о больных речи вообще не идет. У него нет концепции развития службы. Он ни разу не появился в обществе фтизиатров, хотя мы его при­глашали, чтобы узнать, что это за руководитель, который в пер­спективе возглавит всю противо­туберкулезную службу Томской области, как он мыслит развитие, какие у него планы, куда мы во­обще будем двигаться. Ничего этого нет. Мы ничего не знаем, кроме того, что он должен вы­полнить какое-то задание. Мы прямо спрашивали: зачем нужно объединение? Должного ответа не последовало.

Как тут не вспомнить про план Даллеса по уничтожению России? Томские фтизиатры сегодня бес­покоятся не только за здоровье томичей и жителей области. Им вообще непонятны возможные перспективы.

– Как мы будем работать с людьми, которые ничего не пони­мают во фтизиатрии? – удивляет­ся Лидия Егоровна, – мне спустят директиву, что у меня должно умереть всего два больных в ме­сяц. И как я ее выполню?

– Сейчас от нас уйдет глобаль­ный фонд, и нам надо думать, как сохранить лечение туберкулеза на прежнем уровне при отсутствии фи­нансирования из внешних источни­ков (помощь различных фондов, гранты), – делится переживаниями Галина Янова. – Тут потребуется финансирование из областного бюджета. А руководство сегодня вместо того, чтобы заниматься ре­шением насущных проблем, уже целый год ведет какую-то непонят­ную перестройку, реорганизацию, распределяет портфели, зарплаты и должности. В результате в коллек­тиве растет нервозность, социаль­ное напряжение.

Инфекционная безопасность

Как утверждают медики, нельзя больных с другими заболевани­ями легких принимать в инфек­ционном противотуберкулезном учреждении. Потому что больные с ослабленным иммунитетом и больные, принимающие гормо­нальные препараты, придя во фтизиатрическое учреждение, за­разятся туберкулезом! Ведь нару­шается инфекционный контроль!

– Кроме того, мы думаем, что ни онкологи, ни пульмонологи сегодня вообще не знают об этой реорганизации, – делится свои­ми сомнениями Лидия Егоров­на. – И они не пойдут работать в этот «Центр». Мы сейчас нередко приглашаем к нам пульмонологов рассмотреть сопутствующие ту­беркулезу заболевания, и никто не хочет к нам идти, потому что туберкулез – страшное инфекци­онное заболевание, передающее­ся воздушно-капельным путем.

Детская туберкулезная больни­ца вообще должна стоять особня­ком. Ее ни в коем случае нельзя объединять с учреждением, где лечатся взрослые. В детской боль­нице вообще другой подход к ле­чению. Дети – не заразные. У них могут быть остаточные измене­ния, которые нужно наблюдать. Всех детей необходимо вывести из контакта с больными незави­симо от того, заболел ребенок или нет. Ребенка необходимо изоли­ровать от больных родителей и проводить курс реабилитации. К тому же в детской больнице ор­ганизованы школьные занятия. У них работают педагоги, пси­хологическая служба. Больница больше реабилитационная. Если это будет не детская больница, а центр, то полетят ставки педаго­гов, психологов…

Как предполагают фтизиатры, если не остановить эту никому не нужную реорганизацию, не за­ставить противотуберкулезный диспансер заниматься своими прямыми обязанностями (выяв­ление заболевания туберкулезом на ранней стадии), то Томскую область может ожидать натураль­ная эпидемия туберкулеза.

Отсюда становится непонятно: кто и зачем пытается развалить отлажено работающую противо­туберкулезную службу Томской области? Неужели кто-то целена­правленно пытается физически, путем разрушения системы здра­воохранения, уничтожить населе­ние Томской области? Ведь ана­логичная ситуация сложилась и в онкологии. Если это не геноцид, то что это?

Просим считать этот материал официальным обращением в Ге­неральную прокуратуру РФ.

От редакции

Странная позиция прокуратуры

Фтизиатры обраща­лись во все инстанции: писали и в прокуратуру, в Роспотребнадзор, Рос- здравнадзор о том, что переименование противо­туберкулезного диспан­сера во фтизиопульмоно­логический медицинский центр не соответствует законодательству. Но ответ им пришел только из прокуратуры. Да и то прокурор сообщал, что их обращение передано заместителю губернатора Чингису Акатаеву, и он сам решит, законно это или незаконно.

Вот тебе и на! Это во­обще как называется? На кого возложена обязан­ность по соблюдению законности во всех субъ­ектах Российской федера­ции? На прокуратуру или на заместителей губер­наторов? Что вообще происходит в надзорно- правовой системе?

P S. За состояние противотуберкулезной помощи населению Томской области отве­чает глава региона. Мы надеемся, что губернатор Томской области примет правильное решение.

Денис Кораблев

 

Читайте также на сайте:

  1. Что происходит в МЧС?
  2. И снова Газпром
  3. Инвалида лишили права на землю
  4. В обход закона, или Возвращение живых трупов
  5. «Вор, крадущий зрение»
  6. Грабеж средь бела дня
  7. Расцвет томских самостроев
  8. Война со школьными поборами продолжается
  9. Сезонную депрессию лечите… сном
  10. Все в сад!
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91