Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия
+10.4C

Без вины виноватый

  627    0

После выхода публикаций об “оборотнях в погонах” к нам обратился житель Асина, к которому полицейские применили запрещенное законом физическое воздействие

Удивительную историю рассказал нам житель города Асино Алексей Корнев. На рыбалке, на берегу Чулыма произошла небольшая ссора между тремя асиновскими парнями и двумя томичами. В ходе ссоры было совершено ДТП — один из томичей, в нетрезвом виде сев за руль, сбил Алексея. Асиновские оперативники, при проведении расследования этого инцидента, по словам пострадавшего, избили его и пытками заставили подписать явку с повинной. То есть пострадавшего человека, проходившего по делу свидетелем, сделали чуть ли не обвиняемым. О том, как работают правоохранительные органы Асина можно узнать, что называется, из первых уст. Ниже мы приводим беседу нашего корреспондента с Алексеем Корневым.

Инцидент на рыбалке

выписка— Алексей, я понимаю, что сейчас переполняют эмоции. Но чтобы все было понятно нашим читателям, расскажите, пожалуйста, обо всем в хронологическом порядке. С чего все началось?
— В ночь со второго на третье июня прошлого года мы с друзьями поехали на рыбалку. Место выбрали не очень далеко от стоявшей на берегу Чулыма машины. Мы видели, что кто-то уже рыбачит, и проехали немного дальше, чтоб не мешаться друг другу. Расположились на месте и закинули удочки. А когда стемнело, к нам подъехала та самая машина. В ней сидели два парня. Познакомились. Оказалось, что они из Томска приехали порыбачить на Чулыме. Нам они сказали: мол, мы с утра там сидим, и ничего не клюет, можно мы с вами посидим? Мы — конечно, без проблем, сидите.
— Вы просто молча сидели или что-то делали, общались?
— Мы спиртное распивали — понятное дело — мужики на рыбалке. Никакой агрессии с нашей стороны к ним не было. Час-полтора мы сидели с ними без каких-либо проблем, все было мирно, спокойно. А потом у моего друга — Романа Савельева — с одним из томичей начался небольшой спор из-за армии. Причем, Рома пытался его погасить, сгладить, говоря, что сейчас не имеет смысла спорить из-за того, кто в каких войсках служил и т. п. Но томич не унимался. В итоге они начали бороться. Не драться, а именно бороться. Мы их разняли. Мирно посидели немного, выпили, удочки проверили… Через какое-то время они опять начали бороться.
— То есть всего вас было пятеро?
— Да, нас трое и их двое. Роман с одним боролся, мы сидели у костра и не вмешивались. Потом смотрим, а второго-то томича нет с нами. Головы повернули, пригляделись в темноту, а они уже вдвоем Романа лупят. Мы их тут же разняли. Я одного в сторону отвел, говорю, зачем же вдвоем-то на одного, не по-мужски получается. Пока я с ним разговаривал, второй томич побежал в машину (по всей видимости, он был ее владельцем) и достал нож. Я сам видел этот нож у него в руке. Роман хотел забрать у него нож, но не получилось — парень порезал ему руку. Рома крикнул нам, что у него нож. Томич стоял у открытой двери машины с ножом в руке. Мой второй товарищ — Николай — подбежал к машине и пнул дверь автомобиля, таким образом сбив парня с ножом с ног. Томич упал, а Николай забрал у него нож и выкинул его в реку. Потом он бросился на помощь Роману — у него из руки текла кровь. А парень, у которого отобрали нож, тем временем сел за руль “ударил по газам” и сбил меня. Что дальше происходило, я не видел, поскольку потерял сознание. Очнулся я в машине, когда мы уже домой ехали. Приехали в Асино и все разошлись по домам. Сразу в больницу никто из нас обращаться не стал.
— А друзья рассказали Вам, что было потом?
— Да, они сказали, что после того, как водитель сбил меня, он немного проехал вперед, потом резко включил заднюю скорость и поехал назад. Проехал Роману по ноге и заехал в кусты, где и застрял. Выскочил из машины и куда-то убежал. Мои друзья погрузили меня в машину, собрали удочки и повезли меня домой. Вернее, сначала хотели в больницу отвезти, но когда я очнулся в машине и сказал, что со мной все нормально, мы поехали по домам. А потом уже, по материалам дела, сопоставив факты, мы узнали, что буквально через полтора часа после этого происшествия, эти двое томичей сели в свою машину и уехали в Томск. То есть они поехали домой, оба находясь в состоянии алкогольного опьянения. И уже в Томске они написали заявление, что их, якобы избили и разбили им машину.

Допрос с пристрастием

— То есть в полицию Вас вызвали по заявлению тех двух парней, один из которых сбил Вас на машине?
— Совершенно верно. По номеру нашей машины нас нашли, вызвали в полицию. Мы пришли, дали показания, рассказали, как все произошло. Потом нас следователь вызывал. Ему мы повторили все, как было. А потом, вдруг, ко мне приезжают оперативники и начинают вести непонятный разговор: мол, ты давай, чтоб все нормально было по этому делу. Нас, говорят, уже затаскали, вся эта “канитель” уже три месяца длится, нам надо это дело быстрее закрыть. А потом и заявляют: либо ты бери все на себя, либо пусть Николай Тимошенко на себя все возьмет. А Николай живет в Томске, у него дочка родилась, и он все никак не мог выбраться в Асино. То есть его еще не допрашивали. Поэтому они и сказали: так как он еще не допрашивался, то пускай все на себя и берет.
— Вы понимаете, что это очень серьезное заявление с Вашей стороны?
— Да. И я не отступлю от своих слов и своих показаний. Тогда я им ответил, все, что касается двери автомобиля, которую Николай пнул, то я не спорю — тут есть наша вина, и мы готовы оплатить ремонт двери. А что касается остальных повреждений автомобиля, то это уже не наша вина, это вина самого водителя. То, что капот помят и лобовое стекло разбито — это он сбил меня. Они вроде бы согласились. Ну да, говорят, по фотографии мы видим, что, судя по повреждениям, был сбит человек, но все-таки… факт есть факт — машина повреждена. При этом добавили, что если я “не сделаю все правильно”, они на меня “дел понавешают”. Я сказал, что ничего на себя брать не буду и никого просить, чтоб взяли на себя, тоже не стану. Пришел домой и сразу позвонил в отдел собственной безопасности (ОСБ) УМВД России по Томской области, по телефону доверия.
— Когда это было?
— Это было 10 октября 2016 года. А через неделю ко мне приезжают полицейские и говорят: “У нас есть ордер на ваш арест”. Я говорю, вы мне его предъявите. Они сказали, что все покажут в отделении. Тут уже народу куча собралась…
— А куда они приехали, к Вам домой?
— Нет, на работу. На глазах у всех забрали меня. Посадили в машину и говорят: ты вот тут жалуешься на нас, мы сейчас с тобой разговаривать будем. Привезли меня в Асиновское отделение полиции (МО МВД России “Асиновский” УМВД России по Томской области. — прим. ред.), завели в оперативный отдел на втором этаже и спрашивают: “Ну что, будешь говорить?” Я ответил, что все уже сказал — все что знаю, больше мне сказать нечего. Они говорят, ну смотри сам, завернули мне руки за спину, обмотали скотчем, повалили на пол и начали выламывать мне суставы на руках и ногах. Били стулом по голове. Я продержался час или полтора, в течение которых они не переставали меня избивать. Потом я не выдержал и подписал то, что они от меня требовали: две явки с повинной. Подписал только для того, чтоб побыстрее выйти оттуда. Когда вышел, кое-как доковылял до Романа — он рядом с полицией живет. Рома сразу отвез меня в больницу. На следующий день я пошел в Следственный комитет. Там мне дали направление на прохождение судмедэкспертизы. Передвигаться тогда я мог только на костылях, после “допроса” в полиции я вообще не мог на ноги встать. На медицинское освидетельствование меня отец на машине возил, поскольку сам я идти не мог: и ноги болели, и голова кружилась.
— С головой что-то серьезное?
— После освидетельствования думал само все пройдет. Таблеток напился и вечером лег спать. Но на утро стало только хуже и пришлось вызывать “скорую”. В больнице сделали томографию и диагностировали сотрясение мозга и закрытую черепно-мозговую травму (ЧМТ). Я сразу написал заявление в Следственный комитет (СК), указал всех свидетелей, их имена, телефонные номера, адреса. Но через некоторое время мне пришел отказ в возбуждении уголовного дела.

Странная позиция Следственного комитета

— И какова причина отказа?
— За отсутствием состава преступления. Насколько я смог понять из документа, пришедшего из Следственного комитета, при вынесении этого постановления следователь не принял во внимание то, что я проходил курс лечения, после “допроса”. Из всех указанных мною свидетелей был допрошен только один — Егоров. Но и то, когда я ему показал постановление, он заявил, что там не хватает половины того, что он рассказал следователю. Юрий Голодных, когда прочитал постановление, сказал, что он такого вообще не говорил, а протокол подписывал не прочитав.
— А кто такой Голодных? Он откуда взялся?
— Рядом с нами (в нескольких метрах от нашей стоянки) рыбачили еще двое парней из Асина. Когда мы уехали, они оставались на месте. Как выяснилось впоследствии, один из парней, похоже, украл у томичей надувную лодку и сотовый телефон.
— Интересная ситуация получается.
— В этом деле много интересного. Например, Егорова на допрос в СК вызывал оперативный работник полиции, один из тех, что избивали меня. Далее, тот момент, когда Егорова допрашивал следователь СК, в кабинет по-хозяйски зашел оперативник полиции и попросил меня выйти, мол, ему нужно со следователем пообщаться. Лично я не понимаю, какие отношения, кроме служебных (должностных), могут быть между следователем СК и оперативником полиции. Но на служебные эти отношения не похожи, скорее, на дружеские. Если бы это были служебные отношения, то оперативника бы вызвали на допрос в установленном законодательством порядке, как подозреваемого. По тому, что видел Егоров, оперативник явно не чувствовал себя подозреваемым, он скорее походил на хозяина положения.
— Насколько я понимаю, Вы не были удовлетворены отказом в возбуждении уголовного дела?
— Нет, конечно. Я написал жалобу в прокуратуру. Проверка по моему заявлению была возобновлена. Мы с адвокатом написали ходатайство, чтобы были опрошены все свидетели, исследованы все медицинские карты и справки. Чтобы проверка была проведена должным образом. 10 января я принес это ходатайство в следственный комитет. 13 числа я вновь пришел в СК поинтересоваться, как продвигается проверка по моему делу. Секретарь мне сказала, что мое ходатайство лежит у руководителя, “ожидает подписи”. Меня это крайне удивило. Почему в течение трех (!) дней не могли поставить подпись на моем ходатайстве и передать его следователю? Секретарь объяснила это тем, что руководителя, якобы, нет на месте. Тогда я заподозрил, что в СК специально тянут время, чтобы вышли все сроки, и опять прислать мне отказ. Так оно и получилось. Когда я пришел в СК в следующий раз (16 января), заместитель руководителя сообщал мне, что сроки вышли и “у вас отказ”. Получается, в пятницу даже решения по моему делу не было принято (оно лежало без движения), а в понедельник, через два часа после начала рабочего дня уже был готов отказ.

Непробиваемые

— На этом дело закончилось?
— Нет. 18 января я вновь прихожу в СК и говорю, что мне нужно постановление (об отказе). Мне сказали, что выслали его мне почтой. На что я резонно ответил, что и первое постановление, по их словам, мне было выслано почтой, но я его до сих пор не получил. Говорят, приходи завтра. Завтра я не могу. Приходи в шесть вечера. Пришел вечером. Следователь при мне взял материалы дела и начал что-то там перепечатывать. В итоге я получил точную копию первого постановления, с той лишь разницей, что внизу стояло другое число. Все остальное — буква в букву. Получается, что меня обманули, когда сообщили, что постановление выслано мне почтой, поскольку следователь на моих глазах готовил его. К этому выводу я пришел еще и потому, что постановление было изготовлено наспех: следователь не посчитал нужным указать свою фамилию (кто выносил это постановление).
А что по первому уголовному делу, где меня заставили признаться в краже из автомобиля ВАЗ — 2106, которую я не совершал, где меня вынудили подписать явку с повинной — так документа нет. И таким образом полицейские подстраховались! Как я понимаю, дело не зарегистрировали в полиции. Мне полицейские сказали, что если по делу “о рыбалке” все будет хорошо, то мною подписанные бумаги никуда не пойдут, они просто лягут в сейф. И сейчас эти бумаги нигде не фигурируют.
— Ничего себе, “в сейф положили”! Даже палка раз в год стреляет. А тут подписанная явка с повинной. Вы не боитесь, что это может впоследствии вылиться Вам боком?
— Конечно, боюсь, потому и решил обратиться в газету, чтобы предать огласке весь беспредел, который творится в Асиновской полиции.
— Вы упомянули, что обращались в отдел собственной безопасности (ОСБ) УМВД по Томской области. От них последовала какая-нибудь реакция?
— Да. Ко мне в больницу приезжали сотрудники ОСБ. Начали меня опрашивать по моей жалобе. Я ответил, что от имени руководителя сотрудников оперотдела ОВД УМВД Асиновский меня опрашивали оперативники Асиновского ОВД. Хотя руководитель оперативников и отрицал это. В общем, я все повторил сотрудникам ОСБ, но проблема в том, что документы с выбитыми из меня подписями спрятаны (не знаю, где). Никто же не станет этот откровенный компромат показывать ОСБшникам. Куда я только не писал, куда только не обращался, но все сверху спускают к нам в Асино, а у наших правоохранительных органов, как я понял, круговая порука. В результате страдают простые граждане. Ведь по делу “о рыбалке” я прохожу как свидетель. Но меня два раза забирали в полицию без всяких повесток: приехали, скрутили, увезли. Второй раз еще и избили. Как будто я не свидетель, а подозреваемый в тяжком преступлении.
— Не ясно только одно: какое отношение рыбаки из Томска имеют к этим “скованным одной цепью, связанным одной целью”?
— Как мне сообщили, родственник одного из томичей оказался бывшим сотрудником полиции. Потому и началась такая свистопляска.

От редакции

Мы внимательно выслушали Алексея Корнева и изучили представленные в редакцию документы. Ситуация показалась нам весьма неоднозначной. Получается: слова полицейских против слов Алексея Корнева. В данной ситуации можно было бы склониться в сторону слов полицейских, как представителей закона. Да вот незадача: медицинскую справку из дела не выкинешь. Попробуем оперировать исключительно фактами.
Корнев получил телесные повреждения. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела написано, что физическая сила была применена в отношении Корнева в автомобиле, когда тот на ходу “без каких-либо на то причин” пытался выпрыгнуть из машины. Стоп!
Первое . Если человек “без каких-либо причин” пытается выпрыгнуть из автомобиля на ходу, то в первую очередь необходимо провести психолого-психиатрическую экспертизу на предмет вменяемости Корнева. Ведь ни один нормальный человек не будет пытаться выпрыгнуть из автомобиля на ходу.
Второе . Если Корнев вменяем и пытался выпрыгнуть из машины на ходу, значит, на то была причина. И причина должна быть очень веской, чтобы человек решился на такой рискованный шаг.
Третье. Судя по тому, что установил следователь СК, полицейский удерживал Корнева за одежду. Но тогда почему у Корнева оказался травмирован коленный сустав, диагностировано сотрясение мозга и закрытая черепно-мозговая травма? Ведь медики это четко написали в своей справке.
В этом деле возникает и еще целый ряд вопросов. На рыбалке Корнев был сбит автомобилем под управлением нетрезвого водителя. По сути, он является пострадавшим. Следователь в своем постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела указывает, что Корнев “собственноручно” написал две явки с повинной. Теперь попробуйте объяснить: кто из нас дурак? Получается, если меня завтра собьют на пешеходном переходе, то полиция возбудит в отношении меня дело о повреждениях, которые я причинил автомобилю?
Но самое интересное: почему никто ни разу не упомянул, что Корнев после допроса в полиции почти три месяца провел на больничной койке? Или это никому не интересно? Судя по тому, что написано в “Постановлении”, в полиции у нас служат просто агнцы божьи, а “злодей” Корнев не только повредил чужое имущество своим телом, но еще и на полицию “напраслину возводит”, хотя сам подписал две явки с повинной.
После прочтения таких документов начинаешь сомневаться в способности мыслить логически асиновских следователей. Или же напрашивается другая версия: возможно, что Корнев прав, и правоохранители усердно выгораживают “своих”? Получается, что ворон ворону глаз не выклюет?!
Но тогда о каком правосудии в Асиновском районе может вообще идти речь? В этом случае говорить можно только о превышении должностных полномочий и кумовстве, но никак не о правосудии. В общем, по нашему мнению, в этом деле надо разбираться и разбираться. И делать это надо сторонним людям.
Почему после прогремевших на всю страну убийств в 2007 году сотрудниками томской милиции предпринимателя Игоря Вахненко, а в 2010 году журналиста Константина Попова, подобные вещи происходят до настоящего времени?! Получается, от перемены наименования с милиции на полицию, ничего не изменилось в работе правоохранительных органов?! Одно дело — граждане на рыбалке, в состоянии опьянения передрались между собой, что совершенно не украшает их. Другое — полицейские, применяющие недозволенные методы расследования и издевательства над гражданами.
Почему согласно проведенным опросам граждан, они боятся полицейских, вместо того, чтобы надеяться на их защиту?
Просим считать данную публикацию официальным обращением на имя начальника УМВД по Томской области Александра Будника, прокурора Томского района для проведения проверки изложенных фактов, а также соответствия закону действий полицейских из г. Асино и бездействия отдела собственной безопасности УМВД по Томской области.
Беседовал Денис Кораблев

Читайте также на сайте:

  1. Все хорошо, прекрасная маркиза?
  2. Кто «отвлекает» общественность?
  3. Кто и зачем хочет занять должность омбудсмена после Кречетовой?
  4. Дольщиков опять обманули
  5. Хватит терпеть коррупцию!
  6. Открытое обращение к Депутату Думы города Томска по Центральному избирательному округу № 4 С. Я. Панасюку от избирателей округа.
  7. Такая разная администрация…
  8. Красной линией по историческому памятнику
  9. Главный бич России – коррупция
  10. Мистика или элементарная коррупция?
66%
Рейтинг
Метки:

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 6

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93