Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия
+10.4C

Большие проблемы от маленького врага

  80    0

Сотни гектаров кедрового леса Томской области гибнет из-за небывалой активности опаснейшего вредителя

В таком виде гусеницы шелкопряда оставляют деревья. Гусеницы обладают ядовитыми волосками на теле, поэтому их не едят птицы

В таком виде гусеницы шелкопряда оставляют деревья. Гусеницы обладают ядовитыми волосками на теле, поэтому их не едят птицы

Корреспондент “Томской НЕДЕЛИ” совместно с представителями Народного фронта преодолели путь в несколько сотен километров, чтобы попасть в город Колпашево Томской области. Причиной послужила тревога, которую забили жители этого небольшого города, в связи с необычайной активностью сибирского шелкопряда. Его гусеница считается самым опасным вредителем кедровых лесов Сибири.

Не для слабонервных

Под руководством инженера-лесопатолога Александра Монголина, который сейчас находится на заслуженном отдыхе, мы прибыли в зеленую зону села Тогур Колпашевского района. Именно в тогурской лесной зоне в августе местные жители обнаружили вредителя и сообщили об этом в лесничество.
Перед тем, как показать нам очаг шелкопряда, Александр Монголин предупредил, что зрелище, особенно для тех, кто видит впервые, страшное. Это не было шуткой: ветки хвойных деревьев шевелились, но не от ветра, а оттого, что вместо хвои были покрыты зелеными гусеницами…
— Дерево погибает, даже если вредитель объедает его наполовину. Здесь мы видим полное объедание хвои. То есть шансов, что этот кедрач восстановится, просто нет, — констатировал бывший лесничий.

С болью в сердце

Александр Монголин работал в лесничестве больше 30 лет

Александр Монголин работал в лесничестве больше 30 лет

И правда, от некоторых кедров остались одни “скелеты”. По словам, Монголина, эти кедры кормили многих местных жителей, ведь они находится рядом с городом.
— В селе многие живут бедно, а шишка у нас в цене. Люди использовали ее, как хороший источник заработка — цена за мешок шишки доходила в этом году до 1300 рублей. Теперь собирать здесь будет нечего. Я смотрю на это с болью в сердце. Мне стыдно, что мы оставляем такой лес нашим внукам, — сказал Александр Монголин.
Уничтожение кедрача повлечет и другие проблемы. В мертвых деревьях сразу же поселятся другие виды вредителей (в этом году в тогурской лесной зоне уже был замечен короед). В результате вместо лесной зоны может остаться сухостой.
— Это создаст пожароопасную обстановку. А ведь здесь рядом деревянные жилые дома, которые пострадают в случае серьезного пожара, — сказал Александр Монголин.

Кто виноват?

foto-5По словам бывшего лесничего с 30-летним стажем, увеличение численности вредителя невозможно было не заметить. Чтобы избежать вспышки шелкопряда, от которой лес страдает сейчас, нужно было принимать меры еще два года назад. Александр Николаевич рассказал нам, что два раза в год лесники должны проводить обязательное мероприятие — так называемое простукивание деревьев на определенных участках. Если с дерева при этом падает одна гусеница, то это в пределах нормы. А если десять, то нужно бить тревогу, докладывать начальству.
— Два года назад численность вредителя начала расти. И это невозможно было не заметить. Жаркое лето этого года спровоцировало еще более резкий скачок численности. Конечно, можно винить лесников, которые “прозевали”. Только вот сегодня в лесничестве работает 15 сотрудников (включая водителя и секретаря) на весь Колпашевский район — вместо двухсот, как это было в восьмидесятых годах. Бывать в лесу сейчас практически никто не успевает, многие и в глаза этого шелкопряда не видели. Понятно, что мониторинга нет никакого, — с грустью поясняет Александр Монголин.
Пенсионер уверен, что если бы в 2014–2015 гг. проводились контрольные мероприятия, то обязательно бы заметили, что грядет нашествие шелкопряда. Знать точно, обстукивали деревья два года назад или нет, Александр Николаевич не может, так как ушел на пенсию в 2014 году.
За последнее время система охраны леса претерпела изменения и стала разрозненной. Раньше был один государственный орган, который отвечал за защиту леса и был уполномочен принимать решения — Управление лесного хозяйства. Сейчас появилось множество структур: департамент лесного хозяйства, центр защиты леса Томской области, которые являются федеральными бюджетными учреждениями и подчиняются Москве.
Согласно Лесному кодексу, леса переданы субъектам РФ, то есть за их состояние отвечает губернатор области.
— Я не понимаю, почему местное руководство не выносит эту проблему на областной уровень и выше. Ведь это наш лес и прежде всего мы, местные жители, от него зависим, — говорит Монголин.

Что делать?

Санитарная обработка леса — единственный выход из ситуации. Ведь если ничего не предпринять, шелкопряд не исчезнет еще 7–8 лет!
По словам Монголина химическую обработку пораженных участков нужно было проводить еще в 2014–2015 годах. Самое страшное, что обработку не торопятся проводить даже в сложившейся ситуации.
— Люди, которые уполномочены принимать решения по обработке леса, говорят, что все под контролем, что гусеница погибнет сама с первым морозом. Все это вздор, в который могут поверить только обыватели. Гусеницы прекрасно умеют зимовать и весной они начнут есть с новой силой, — говорит Монголин.
В случае с шелкопрядом не стоит надеяться на то, что лес восстановится самостоятельно, ведь шелкопряд съедает все, в том числе и верхние почки дерева.
Сейчас провести всю обработку по закону — большая проблема. Чтобы принять решение об авиахимобработке, нужно провести обследование территории, определить границы очагов, выявить численность вредителя, составить авиахимпроект, утвердить его с Москвой, получить федеральные деньги, нанять самолеты, закупить химикаты… Другими словами, в лучшем случае обработку проведут только в следующем году.
— Раньше по первому сообщению лесники могли все сами “прохимичить”. Теперь это превратилось в волокиту. Да еще людям теперь брать сухой лес по закону запрещено, если они не хотят получить тюремный срок по статье “Кража”. Вот для кого такие законы? — сетует Александр Николаевич.
Химическая обработка, по словам Монголина, не несет никакой угрозы для людей. Также не пострадают звери и птицы, которые живут в лесу.
— Это не ядовитая химия. Это яд, который разлагается, не накапливается — им и овощи на огороде можно обрабатывать. Есть даже специальные вирусные средства, которые действуют только на гусениц. Только так мы можем спасти лес, — сказал Александр Николаевич.

Большая тайна

Из тогурской лесополосы мы отправились в лесничество г. Колпашево, в надежде узнать, когда все же будет проведена санитарная обработка и на каком этапе сейчас подготовка к ней. Однако главного лесничего на месте не оказалось. Единственным уполномоченным давать комментарии в Колпашевском лесничестве оказался исполняющий обязанности главного лесничего г. Колпашево Николай Барабаш. Однако он наотрез отказался давать какие-либо комментарии и буквально спасался от представителей ОНФ и журналистов бегством. С прибывшим на место местным телевидением Николай Барабаш также отказался общаться.
Остается только гадать, почему представители местного лесничества, главная обязанность которых сохранять и защищать лес, так не хотят огласки. Неужели информация о проведенной проверке такая большая тайна? Или она вовсе не проводилась? С таким отношением к лесу, на фоне свирепствующих лесных пожаров мы рискуем остаться не только без шишек, но и без леса.

Последняя надежда

По результатам выездного мониторинга представители Народного фронта подготовили и направили запросы в Управление Росприроднадзора, томский филиал ФГУ “Рослесозащита” и департамент лесного хозяйства Томской области о необходимости принятия срочных мер по ликвидации очагов сибирского шелкопряда в лесах Томской области и обязательном планировании данных мероприятий в будущем.
— Кроме того, региональное отделение ОНФ обратилось в прокуратуру Томской области с просьбой принятия мер прокурорского реагирования на сложившуюся ситуацию, — сообщил член томской региональной группы общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса Михаил Ефимов.
Как отметил Ефимов, решение этого вопроса будет строго контролироваться не только томскими “фронтовиками”, но и руководством Центра общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса в Москве.

Для справки Коротко о вредителе
Бабочки сибирского шелкопряда крупные. Размах их крыльев достигает 8 см. Массовый лет происходит в середине июля. В это время самки откладывают на хвою, тонкие веточки или в кору дерева до 450 яиц. Через 2–3 недели из них появляются гусеницы. Длина взрослой особи может достигать 8 см. Тело покрыто ядовитыми густыми волосками. Гусеницы съедают сначала хвою пихты, затем кедра и только при отсутствии кормовой базы объедают хвою сосны и ели. На зимовку уходят в подстилку в октябре.
Шелкопряд присутствует всегда, но не в таком количестве. Однако у вредителей есть цикличность (вспышки). Последняя сильная вспышка в Томской области была в конце 50-х гг. Однако масштаб проблемы тогда был в разы меньше.
(По материалам газеты  «Колпашевская», автор Александр Монголин)

Анастасия Скирневская

Читайте также на сайте:

  1. Зеленый шум
  2. Бей своих, чтоб чужие боялись, или Какой депутат предпочтительней для региона?
  3. Северск: ЖКХ и экология
  4. Прокуратура провела проверку. Отдых с риском для жизни
  5. Мэрия против позиции президента России
  6. Опасность рядом
  7. Экологическая катастрофа в год экологии?
  8. Еще раз о ртути
  9. Убили … газон
  10. Где живем, там и…
15%
Рейтинг
Метки:

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 6

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93