Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Честный миллионер

   0

Наша газета продолжает публиковать серию очерков о лучших томских фермерах, о людях, которые в одиночку возрождают русскую землю

Давно хотелось мне начать рассказ об истинных хозяевах земли русской — о тех русских людях, что живут на своей земле и от земли. Кто остался жить в деревне, не бедствует, не нуждается, не ездит на заработки в города, а трудится на Богом ему данной земле, кормит себя и свою семью. Как и было испокон веков, как жили и трудились наши деды и прадеды. Томская деревня Овражное (30 км от Томска) некогда была многолюдной, имела свою школу, магазин, почту… Сегодня осталось 9 семей, но о каждом из них можно написать отдельный очерк. Наш герой (вышел к нам в потрепанной куртке, затасканных сапогах и с огромными натруженными руками) Виктор Семенов. Хотя его внешний вид может вызвать отторжение со стороны среднестатистического горожанина, все в Овражном знают, что Семенов — это гордость деревни.

Монолог фермера Виктора Семенова

Фермер Виктор Семенов из тех, кто идет до конца

Фермер Виктор Семенов из тех, кто идет до конца

— Вторую половину жизни я коровами занимаюсь, только кормить химией своих коров я не хочу. Считаю, что мы рано или поздно все к этому придем. Причем не мы, мелкие хозяйства, должны тут подавать пример, а почин должен идти сверху, на государственном уровне. У меня две снохи и у обеих сначала был выкидыш, и только потом они смогли нормально забеременеть и родить. И я хочу хоть какой-то мизер вложить — пускай это тяжелее, но не хочется против совести идти.
Если корову кормить химией, она сначала будет заливать молоком, а потом болеть начнет, может даже вымя высохнуть. У меня четверо внуков, спросите у любого, я не имею отдельной коровы для себя. Все в общих ведрах носят — пью я сам, пьют мои дети, внуки.
В магазинах стало жутко покупать еду, все отравлено. Я сам много возился с желудком, с гастритом мучился, до тех пор, пока в деревню не переехал. Здесь теперь не знаю ни режима, ни таблеток, ни больниц — а все потому, что не ем колбас и сосисок. Что толку в этих породистых коровах? Жирности-то у них нет, разбавленная вода и только. Переработал его и нет ничего.
В этом году сено очень тяжело далось, настоящая битва была, много погнило, постоянно дожди-дожди. Но мы не переходим на силос. Если дашь им силос, все, запах чувствуется и молоко уже не то.

32 коровы и 500 га земли

Село Овражное находится в 30 км от областного центра

Село Овражное находится в 30 км от областного центра

До 90-х я жил в городе, работал на стройке — начальником участка, прорабом, замом по строительству… Сначала в Овражном купили дачу. В конце 80-х в строительстве творилось что-то невозможное. Заводы все практически встали, очень стало сложно работать. Я всем говорил, когда младший институт окончит, перееду в деревню.
А тут жену “сокращают”. Она художник. В торговлю она никогда не пойдет, не ее это. Стали чаще уделять внимание деревне. Одну корову купили, другую… Сыновья женились, в городе места стало не хватать. Теперь у нас 32 коровы и 500 га земли в аренде. Один из сыновей, Артем, помогает, без него я бы долго не продержался.
Сначала, пока разрабатывал поля, перепадало хоть какое-то дерево, это была помощь. Сейчас лесопилка пустует. Мне говорят: смотри в Петухово и Сухарево лесопилки работают в полную мощность, несмотря на 60-ти километровую запретную зону, но я так не могу, у них все по-другому. Я хочу честно жить и только законно. Сложно, но я хочу попробовать.
Они, вообще, руку подняли на святое, вырубили кедрач у деревни Серебряково. Этого я понять не могу. Я сам тут посадил несколько тысяч саженцев кедра и ухаживаю за ними, правда, не все принялись. А как иначе. Наши деды сажали, мы теперь пользуемся.
Когда строили Богашевскую церковь, помогал, чем мог. У нас в Овражном памятник участникам Великой Отечественной совсем развалился, никому он не нужен, мы его восстановили.

Миллионер из Овражного

Честный миллионер

Меня здесь называют местным миллионером. Действительно, если взять мою технику и перечесть, то я тут самый богатый, а если взять кредиты и долги, то я самый бедный.
Мы с сыном Артемом приняли участие в областном конкурсе, выиграли семейную ферму, получили 8 миллионов, добавили еще свои 5 миллионов — поставили ферму, но денег не хватило. Теперь добиваемся еще сельхозкредит в 5 млн. Когда откроем новую ферму, поголовье хотим довести до 50 голов.
У меня работает несколько местных мужиков. Пока работают, они не пьют. Русский мужик он или работает, или пьет. Вот М. я нанял на уборочную, он уволился месяц назад и, говорят, до сих пор пьет, потому что больше делать нечего. Людям бы работать, а ведь иногда просто негде!
В соседнем Белоусово стадо осталось всего десять коров. Мы сами работать разучились. Нас целенаправленно отучили работать, разучили быть хозяевами своей земли. Общество росло стопроцентными ворами — на 100 рублей прожить было нереально, нужно было еще столько же доворовывать. Нам не давали все, но говорили: ты бери сам, подсуетись. А так не должно быть, это не по-русски.
Я плачу мужикам 15–18 тыс. Это мизер, только я больше не могу. Еще налог надо более 30% заплатить. Раньше был подоходный 13% и все. Поэтому многие не хотят официально устраиваться. И я таких уважаю. Мужики у нас многие не доживают до пенсии. Ты деньги всю жизнь откладывал, откладывал, а до пенсии не дожил… значит эти деньги у тебя просто украли.
Не верю я им, не верю в их законы, которые постоянно переписывают.
Они еще кричат, что все хорошо, что экономика у нас растет. Какой тут может быть рост? Дизтопливо постоянно дорожает, запчасти дорожают, солярка стоит как 95-й бензин, а мне в уборочную каждый день надо 100 литров. И нам при этом говорят, что инфляция всего 5–6%. Может, меня не так в школе учили, но я этого не понимаю, откуда они берут такие цифры?

Стопки в человеческий рост

Отчетности много, а у нас тут даже интернета нет. Хорошо сын на себя взял бумаги, я на хозяйственной части. Вы не поверите, у нас бумажные стопки в рост человека. Ну что тут учитывать?!
По телевизору говорят одно, а жизнь… она совсем иная. Два года назад в марте Путин стукнул по столу: чтоб в течение трех дней были деньги на сельское хозяйство. Так в нашу область они пришли в начале июля, а в этом году деньги на датирование пришли в августе. И как верить их телевизору?! У нас по телевизору все прекрасно, по телевизору мы даже обгоняем СССР. А вы поймите — мы СССР не обгоним НИКОГДА! Они уже улетели от нас в космос, недосягаемы стали.
Во времена СССР в Томской и Новосибирских областях выращивали только фуражное зерно, а хлеб мы кушали из алтайского или кубанского зерна. Сейчас нам разрыхлители накидали и мы едим свое. А раньше это коровы и свиньи кушали. При СССР все до последнего клочка распахивалось и убиралось, а сейчас все зарастает. И не только в Сибири, по всей стране так, я много по форумам езжу, знаю. Реальная жизнь от телевизионной очень сильно отличается.
Я понимаю их политику. Вроде работаешь-работаешь, уже свет в окошке появился, взял кредит — все, свет погас. У нас вряд ли кому долги простят. А какой-нибудь Камбодже, пожалуйста. А что у них король много картошки накопал?
Приезжал к нам министр сельского хозяйства, показали ему козью ферму, которую специально для этого сделали. Где она сейчас? Там все двухметровым бурьяном заросло — мне показывали фотографии. А они там сделали даже вертолетную площадку — вот, мол, какая современная козья ферма есть в Томской области. Нет, верить телевизору нельзя.

Показуха, да и только

Люди говорят разное, а я скажу, при Александре Мазуренко, главе Богашевского сельсовета, что-то стало меняться в лучшую сторону. Вот дорогу у нас в деревне камнем засыпали. В Петухово дорогу сделали, в Лучаново. Не мешало б и улицы осветить — но не все сразу. У Гауэра больше говорильни было, а этот сразу говорит, сможет или нет. Покажите того, кто хотел работать, а Мазуренко ему не дал? Вот его ругают, что, мол, не провел газ в Белоусово. А в Ярском или Батурино есть газ? Значит, это не он виноват, а система.
Поймите, я не могу стоять на рынке, торговать молоком. Я здесь должен быть, животина каждый день кушать хочет. У нас белоусовскую ферму никому не хотели продавать, даже Гауэру не продали, а продали на слом. Самое обидное, что в три раза дешевле, чем Гауэр предлагал. Такая теперь политика. На слом, пожалуйста, а если для людей, если поднимать — то нельзя.
Или вот под Асино ферму в тысячу голов открыли. Но это же нереально, откуда они корма будут возить? А вот если маленькие фермы поставить по 30–50 голов, тогда бы в каждой деревне была работа и свое молоко. А у нас показуха одна, миллиард вложили на тысячу голов, он через два-три года все равно закроется, потому что нерентабелен, субсидирование кончится и все. А вот если по 30–50 коров в каждой деревне — такая ферма будет жить.
То, что в Овражное нормальной дороги нет, это даже хорошо — лишние не едут. У нас здесь воровства нет, машины мы спокойно оставляем, даже ключи не вынимаем. Мы тупиковая деревня, если кто зимой приедет, выходишь, спрашиваешь: “Зачем приехали. Что вам тут надо? Номера мы ваши записали. Уезжайте”. И это работает. Сейчас такое время, когда можно надеяться только на себя.
Жизнь на селе она, конечно, интересная, но тяжелая, а самое печальное, что никому ты не нужен.

Как стать фермером

Фермер: “Жизнь на селе она, конечно, интересная, но тяжелая, а самое печальное, что никому ты не нужен”

Фермер: “Жизнь на селе она, конечно, интересная, но тяжелая, а самое печальное, что никому ты не нужен”

Чтоб стать фермером, нужна в первую очередь техника, а значит и первоначальный капитал. Одного желания недостаточно. Сейчас про литовку надо забыть, не хотят люди вручную косить. Нужны грабли, рулонник, косилка, трактор — а это около двух миллионов. Сейчас дают молодым фермерам миллион с копейками, вроде сначала все хорошо, а потом идет сбой, люди падают духом. И дело не в лености. Просто очень много дверей надо лбом прошибать. Не каждый человек пойдет в четвертую дверь, когда перед ним три двери уже закрылись. Он плюнет и переедет в город, где деньги легче даются. Только я не из таких. Мне интересно до конца идти, увидеть результат своих трудов. Мы втянулись с Артемом в это дело, хочется увидеть, что из этого получится.
Мы в России все время наступаем на одни и те же грабли. В Асино создали показушную ферму на полторы тысячи голов. Она же нерентабельна, это ребенку ясно. Говорят: мы накормим всю область. А где корма возьмут, а какова себестоимость этого молока будет? А надо: чтобы в каждой деревне стояли небольшие фермочки, и их по чуть-чуть поддерживать.
Вот они говорят, что хотят поддерживать малый и средний бизнес. Все это пустые слова, от нас одни проблемы, мы у них путаемся под ногами. У меня есть давняя мечта: ложиться спать хотя бы в час ночи, потому что мы ложимся в два, в три, а встаем в семь. Раньше не получается.
Никому ничего не надо, нужны галочки, галочки, галочки. Как со времен Петра I началась показуха, так и не меняется.
Государству не выгодны мелкие и средние хозяйства. Им дали, например, двести миллионов, они лучше отдадут их 1–2 крупным хозяйствам. С ними проще работать, проще потом спросить. У тех есть юристы, они все необходимые отчеты сделают, правильно отчитаются, а крестьянин всего этого не умеет. Его надо сначала обучить — им лишняя забота.
А если начинающему фермеру для галочки дадут по миллиону, что он купит на этот миллион? Если один трактор стоит полтора миллиона.
Купил у меня один такой горе-фермер пять коров. Потом узнал, что он их зарезал. Потому что без техники их не поднимешь.

Не покупайтесь на их кредиты

(из беседы с женой фермера)
— Я много чего сегодня не могу понять. У сестры трагедия случилась. Взяли кредит, купили машину, мужа на полгода уволили. Все, суицид в 39 лет. Осталась престарелая мама и две дочки. Всех бросил.
Денег нет, а купить машину хочется — ведь все ездят. А возможности погасить кредит нет. Лучше бы сожжение перед банком показательное устроил, созвал прессу — чтоб люди задумались и другим неповадно было, стоит ли им в кредитное рабство лезть.
Дома постоянные скандалы, мама возмущается, что она за его кредит отдает почти всю пенсию.
Еще не могу понять. У нас много молодых женщин с этим столкнулось. Врачи в женской консультации открыто предупреждают: если собираетесь ребенка заводить, не покупайте магазинных куриц. Им какие-то добавки дают для роста. Поэтому в деревне и рождаемость выше, что там больше своего едят.

Еще великая Родина

Из беседы с семьей Семеновых стало ясно, что на таких людях Россия еще и стоит. Не на политиках, не на певцах-актерах-шоуменах, а русских мужиках, которые понимают боль и нужды своей страны, потому они из города вернулись в деревню, чтоб принять участие в главной битве. Здесь на передовой они ежедневно бьются за благо больной, изувеченной, но все еще великой Родины.
Андрей Сотников

Читайте также на сайте:

  1. УК “Новый Век” так управляла, что все дома потеряла
  2. Так демократия или…?
  3. Почему уволился Владимир Хан?
  4. “Томская НЕДЕЛЯ” — газета всех томичей
  5. Хоронить себя и сына не согласна!
  6. Томску не нужен исторический облик?
  7. Потребительская любовь
  8. Депутату Семкину закон не писан?
  9. Учебники должны быть бесплатными!
  10. Мистика или элементарная коррупция?
Рейтинг
Метки:

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91