Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Чтоб космос на голову не упал

   0

Какое отношение имеет Космос к простому жителю Томской области? Казалось бы, никакого, если не считать чувства гордости за успехи своего государства, хоть мы и понимаем, что платить за эти успехи наверняка приходится каждому из нас из общего кармана, под названием «государственный бюджет», которого вечно не хватает.

Но сегодня речь не об этом. Еще важнее в любом случае безопасность и здоровье людей, которые могут пострадать и страдают, когда мы в очередной раз слышим об очередной победе в деле освоения космоса.

Об этом публично заговорили в начале девяностых, когда прозвучала информация о проблеме «Желтые дети». О том, как чахнут и умирают дети в районах Алтая, загрязненных ракетным топливом под название «гептил». Потом выяснилось, что такие же районы есть и у нас в Томской области. Причем, громко об этом предпочитают не говорить, поэтому, не ведая об опасности, грибники, ягодники и рыбаки спокойно приезжают в эти места. А значит, нарушается их право на безопасную окружающую среду.

В Законе «О безопасности», принятом в нашей стране в 1992 году написано:

«Безопасность – состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз.

Жизненно важные интересы – совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства».

«Основным субъектом обеспечения безопасности является государство, осуществляющее функции в этой области через органы законодательной, исполнительной и судебной властей».

«Угроза безопасности – совокупность условий и факторов, создающих опасность жизненно важным интересам личности, общества и государства».

«Основными принципами обеспечения безопасности являются: законность; соблюдение баланса жизненно важных интересов личности, общества и государства; взаимная ответственность личности, общества и государства по обеспечению безопасности…»

Ну и что, скажите вы, в законах много чего написано, а попробуй, добейся их исполнения. И такой человек в нашей области нашелся. Это адвокат Константин Лебедев, создавший такой прецедент, возможно, впервые в мире.

Его имя известно далеко за пределами Томской области, благодаря участию в процессах по защите пострадавших от аварии на СХК в 1993 году жителей Наумовки и Георгиевки, поддержанию иска томичей против закачки в водоносные горизонты радиоактивных отходов СХК. Именно к нему и обратились те граждане, которые были особенно возмущены падением в томскую тайгу обломков ракет.

Сегодня Константин Лебедев согласился рассказать нашим читателям о том, как проходил судебный процесс.

– Константин Евгеньевич, как вы заинтересовались этой темой?

– Поводом для обращения в государственные органы с запросом о предоставлении информации, затрагивающей право гражданина РФ на благоприятную окружающую среду, послужила публикация в местной прессе об экстренной эвакуации двухсот работников нефтяного комплекса, оказавшихся в районе падения отделяющихся частей ракеты-носителя при запуске с космодрома Байконур 17 февраля 1998 года.

Запрашивалась информация о правовых основаниях использования территории Томской области под районы падения отделяющихся частей ракет-носителей, оценке воздействия данной деятельности на окружающую среду, наличии положительного заключения государственной экологической экспертизы и размерах причиненного вреда.

В официальном ответе содержалась информация, что администрация Томской области 26 июня 1997 г. заключила с Министерством обороны РФ договор об использовании территории области под районы падения отделяющихся частей ракет-носителей при пусках с космодрома «Байконур». Государственная экологическая экспертиза проекта договора не проводилась. Предусмотрена разработка совместной программы работ по установлению влияния ракетно-космической деятельности на окружающую среду в Томской области.

Несмотря на это, администрация якобы не располагает обоснованными данными о факте и размерах вреда, нанесенного территории области. Ввиду этого нет оснований для предъявления Министерству обороны претензий для возмещения ущерба.

– Но вам все же удалось найти подтверждение этого ущерба?

Вопреки содержанию ответа, полученного по запросу общественности, в официальном издании областного комитета по охране окружающей среды Томской области «Состояние окружающей природной среды Томской области в 1997 г.». Там к зонам повышенной экологической опасности, где обстановку можно квалифицировать как напряженную либо критическую, отнесены районы падения отделяющихся частей ракет-носителей, общая площадь которых составляет 2140 тыс. гектаров территории.

В этих районах на высоте около 150 км над поверхностью земли отделяются и падают вторые ступени ракет, работающие на жидком топливе, в состав которых у некоторых типов ракет-носителей входят токсичные вещества: гептил, гексил и азотные окислители (вещества первого и второго класса опасности).

Гептил относится к первому классу опасности. В результате атмосферного переноса паров и аэрозолей ракетного топлива происходит загрязнение атмосферного воздуха, поверхности земли, водоемов, растительного и животного мира.

– И долго вам пришлось ждать судебного процесса для рассмотрения вопроса по существу?

– Не прошло и года, как судебное рассмотрение жалобы состоялось.

Представители заинтересованных лиц – администрации Томской области и министерства обороны РФ – в своих объяснениях ссылались на то, что районы падения используются с 60-х годов. Выделение территории под районы падения отделяющихся частей ракет-носителей было оформлено решением Томского облисполкома от 17 января 1980 г. 8-С (документ секретный).

Заключение оспариваемого договора является обязательным в соответствии с постановлением правительства.

Представитель МО РФ отметил, что запуски проводятся и без заключения договоров, поскольку министерство обороны выполняет государственную космическую программу. Подобные договоры заключены с 16 субъектами федерации. Не подписала договор только администрация Тюменской области, которая потребовала компенсации экологического вреда в размере 20 млрд. руб. С 1970 по 1998 год через территорию Томской области было произведено 452 пуска ракет.

– Какие основные аргументы с вашей стороны прозвучали в суде?

– Принципом космической деятельности является безопасность и охрана окружающей природной среды (ст. 4 Закона РФ «О космической деятельности»), а поскольку, согласно ст. 1 Договора, администрация Томской области разрешает МО РФ использование участков под районы падения, то экологическое обоснование, предусматриваемое договором, является объектом экологической экспертизы.

Районы падения отделяющихся частей ракет-носителей с токсичным топливом по своему статусу приближаются к полигонам для испытаний утилизации ракетного топлива, при подготовке обосновывающей документации на строительство которых оценка воздействия на окружающую среду проводится в обязательном порядке.

Таким образом, процедура учета экологических требований, предусмотренных законодательством РФ при заключении оспариваемого договора, должна быть соблюдена. При заключении оспариваемого договора нарушено не только законодательство в области охраны окружающей среды, но и Закон РФ «О безопасности», ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», Закон Томской области «О защите населения и территорий Томской области от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», Устав Томской области, предусматривающий обязанности администрации по охране окружающей среды и здоровья населения. Кроме того, при заключении оспариваемого договора не принято во внимание расположение на территории Томской области Сибирского химического комбината – особо-опасного ядерно-радиационного комплекса.

– А как такие вопросы решаются в других государствах?

– У них таких проблем просто нет, поскольку обычно ракеты запускаются над мировым океаном. Поэтому наш судебный процесс был первым.

– Но вы не могли не понимать, что у государства выиграть суд невозможно?

– С первого раза – да. Но в любом случае должна быть наработана судебная практика.

Ракетно-космическая техника обозначила и новую угрозу для общества и природной среды – лесными пожарами в местах падений отделяющихся частей ракет-носителей, возможным падением аварийных космических аппаратов на населенные пункты, ядерно-радиационные комплексы, химические и другие потенциально опасные объекты.

Как отмечает А.В. Яблоков, «сходство между результатами деятельности космической и атомной индустрии не только в том, что они оказываются самыми экологически грязными из всех известных технологий. Еще большее сходство между ними в той секретности, которая окружала и окружает их до сих пор». (См. «Экологическая опасность космической деятельности» М., «Наука» 1999 г.)

– И что решил суд?

Заслушав стороны, огласив материалы дела (кроме секретных, которые суд не истребовал и не исследовал), суд вынес решение об отказе в удовлетворении жалобы заявителей. Суд пришел к выводу, что оспариваемый договор заключен администрацией во исполнение обязательного постановления Правительства, а деятельность, регулируемая договором, начала осуществляться до вступления в силу ФЗ «Об экологической экспертизе»; данный договор не является обязательным объектом проведения государственной экологической экспертизы. Решение судебной коллегии по гражданским делам Томского облсуда было обжаловано заявителями в Верховном Суде РФ по мотивам неправильного определения судом первой инстанции юридически значимых обстоятельств и неправильного применения норм материального права. Заявителями оспаривалась не ракетно-космическая деятельность, ставшая реальностью еще до принятия законов «Об экологической экспертизе», «O безопасности», «O космической деятельности».

Заявители из Сибири прошли полный круг обжалования состоявшихся по делу судебных постановлений и в надзорном порядке, однако доводы, приводимые в надзорных жалобах, не были признаны достаточными для принесения протеста на вступившие в законную силу судебные постановления.

Первый «пилотный» процесс завершился не в нашу пользу. Пока тянулась судебная волокита с рассмотрением жалобы в судебных инстанциях, срок действия обжалуемого договора истек, исчез предмет спора. Администрация Томской области и МО РФ подготовили и заключили новый договор (на два года). Со слов чиновников, без ОВОСа, ГЭЭ проекта Договора, и иных (по линии ЧС и безопасности) экспертиз, поскольку они не являются необходимыми. В качестве аргумента чиновники сослались на вступившие в законную силу судебные постановления по нашему делу об оспаривании предыдущего Договора.

– Получается, что наша областная власть, на ставя об этом в известность жителей области, заключает от их имени договора, которые могут стоить жизни и здоровья тысячам людей, а у томичей даже нет надежды, что этот процесс можно поставить под контроль?

– Хочется верить, что нарабатываемая в пилотных судебных экологических процессах практика правоприменения, уяснения смысла правовых норм, казуального толкования – позволит экологической общественности более реалистично ориентироваться в правовом поле и избегать как правового идеализма, так и правового нигилизма.

Зинаида Куницына

Читайте также на сайте:

  1. Терпение уже заканчивается…
  2. Вместо федерального закона
  3. Правовой коррупционер
  4. Задел на будущее
  5. Природа коррупции
  6. Кто хочет пустить бор под топор?
  7. Поможет ли губернатор?
  8. ТРУДное дело
  9. «Томская НЕДЕЛЯ» и «Дороги Томска»
  10. Убогие метры для сирот

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91