Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Десантник без парашюта

   0

Продолжаем публикацию очерков, написанных по рассказам непосредственных участников военных действий в Афганистане в 1979–1989 гг.

Александр Анатольевич Никифоров родился в 1964 г. в деревне Сафроновка Кожевниковского района Томской области. Окончил местную школу, и 3 апреля 1983 г. был призван в армию, в учебный центр ВДВ в Фергане, и затем — в Афганистан.
Александр НикифоровИз служебной характеристики гвардии сержанта Александра Никифорова: “При оказании интернациональной помощи народу ДРА проявил себя как мужественный, храбрый воин, самоотверженный командир. Участвовал в боевых операциях, рейдах по уничтожению бандформирований мятежников, за что неоднократно поощрялся командованием части, награжден орденом Красной Звезды и медалями “За боевые заслуги”, “За отвагу”, боевой грамотой ЦК ВЛКСМ. Лично обезвредил более 40 мин мятежников”.
— В Афганистане с парашютами не прыгали, не было такого. И не слушайте тех, кто скажет обратное. Там в воздух в лучшем случае вертолеты поднимались, чтобы до каравана доставить, остальное — на земле. Передвигались только пешими группами и на технике, — вспоминает сапер 56-й отдельной десантно-штурмовой бригады Александр Анатольевич.
Впрочем, с парашютом Александр, конечно же, прыгал, но большей частью в родном Томске. Первые три прыжка он совершил в 1982 г., незадолго до призыва в армию, несколько раз прыгал в учебке в Фергане, а остальные 400 с лишним — уже будучи пожарным-парашютистом томской базы авиаохраны лесов. Но это было уже после Афганистана.

Фергана, учебный центр. 1983 г.

Фергана, учебный центр. 1983 г.

— Меня еще школьником направили от военкомата учиться на водителя, а потом — с парашютом прыгать, чтобы служил в ВДВ. Так что я ждал повестку, зная, что иду служить десантником. Так и получилось: в Томске нас отобрали 10 человек, и мы приехали в учебку в Фергану, а оттуда — в Афганистан, — говорит Никифоров.
В те годы войну в Афганистане руководство СССР называло не иначе, как “интернациональная помощь”. О том, что там происходило на самом деле, старательно умалчивали. Естественно, когда томские новобранцы прибыли в учебку, дембеля не скупились на рассказы о том, что ожидает необстрелянных солдат “там”, по ту сторону границы. Было страшно?
— Да, страх как таковой был. Молодые же все, кому охота погибать или инвалидом оставаться? Страх — он везде одинаковый, тут говорить не о чем, — признается Александр. — Но все пошли и отслужили, как надо.
И в учебке, и уже в Афганистане Никифоров служил в саперной роте. Из томской “десятки” призывников саперами стали шестеро, еще четверо попали в разведку. Первые боевые задания по разминированию были выполнены уже через неделю. И следующие два года прошли по схожему, но отнюдь не одинаковому сценарию: сопровождение колонн и караванов, разминирование, армейские операции.
Не одинаково хотя бы потому, что за время службы Александр трижды подрывался на минах, после одного из ранений полежал в госпиталях Гардеза, Кабула, Ташкента, Самарканда. Но вернулся в строй.
— Было ли страшно вновь идти на разминирование после первого подрыва? Даже не знаю… И я, и остальные понимали, что надо подниматься и идти дальше. Все мы одной крови, и все делаем одно дело. Отсиживаться в госпиталях было нельзя, — говорит Никифоров.
Саперная рота, где гвардии сержант Никифоров служил заместителем командира взвода, участвовала во многих крупных армейских операциях. И саперы всегда шли первыми.
— Подрывов было очень много. Там все было заставлено и противопехотными, и противотанковыми
минами, и ловушек было очень много… 1983–1985 гг. была самая непредсказуемая война, которая нам и досталась… Душманы тогда зверствовали, — говорит Александр.
Самый длительный перерыв в его службе случился летом 1984 г., когда во время боевой
операции боевики подорвали радиоуправляемый фугас: Александра контузило, перебило обе ноги, а его боевой товарищ, земляк из Киреевска Владимир Михайлович Войтикунов погиб… После этого подрыва Никифоров месяц провел в госпиталях: сначала в Гардезе, потом в Кабуле, оттуда его перевезли в Ташкент и, наконец, в Самарканд. А затем дали 45 суток отпуска.

Выезд на боевые действия. 3-й батальон, 1-й саперный взвод. Май 1984 г.

Выезд на боевые действия. 3-й батальон, 1-й саперный взвод. Май 1984 г.

— Я поехал домой, в Сафроновку, потом съездил к Владимиру в Киреевск на кладбище, пообщался с его родителями… А потом поехал дослуживать — мне еще полгода оставалось. На боевые выезды мы ездили до последнего, но последнюю неделю перед дембелем нас уже особо не трогали. И первой партией отправили домой, — вспоминает Александр.
Кстати говоря, на должность замкомвзвода, которую занимал Никифоров, пришел служить Владимир Казимирович Кравченко — ныне депутат Законодательной думы Томской области. После возвращения из ДРА Кравченко очень многое сделал для ветеранов Афганистана, в частности — стал одним из инициаторов строительства в Томске реабилитационного центра для воинов, служивших в “горячих точках”.
А реабилитация молодым парням была необходима как воздух. Вернуться с войны в мирную жизнь им было очень сложно…
Доходило до того, что когда идешь по улице, и вдруг машина какая-нибудь рядом выхлопом “стреляет”, я на землю падал… Сложно было… Очень сложно, — признается Александр.

После боя. Мухамед-ага, наша техника. 1983 г.

После боя. Мухамед-ага, наша техника. 1983 г.

Боевое братство — самое крепкое. И сейчас, спустя 30 лет после возвращения из Афганистана, рядовые, сержанты и офицеры 56-й отдельной десантно-штурмовой бригады стараются быть на связи и встречаться.
— В этом году ко мне командир мой приезжал — мы с ним 30 лет не виделись. Он меня сумел по интернету найти. Естественно, собрали и всех остальных сослуживцев: Александра Зайцева, Николая Воронова, еще Александра Эглитова и Андрея Еремеева — они в разведке служили, но мы с ними на всех боевых пересекались… Съездили в Киреевск на кладбище к Володе Войтикунову — стелу ему поставили, а потом поехали ко мне в деревню в гости — посидеть, пообщаться. Кстати, мы каждый год стараемся на 2 августа собраться, и даже в Головино съездить, с парашютом прыгнуть. Мы не победили в этой войне, потому что нам не было команды побеждать. Перед нами ставилась задача, и звучал приказ. Размышлять о высоких материях было некогда. Мы выполняли свой интернациональный долг, оказывали помощь мирному населению. Я думаю, что наши войска должны были там быть. Если бы не мы, то нас опередили бы американцы. И ситуация, да и развязка были бы совершенно другими. На моих глазах погибали люди, мои боевые товарищи… Но все это было не зря, — рассказал Александр.
Демобилизовался в 1985 г., вернулся в Томск и пошел служить пожарным-парашютистом в авиабазу охраны лесов. Проработал там до пенсии 15 лет, совершил более 400 прыжков с парашютом. В настоящее время работает охранником в “Сибирской аграрной группе”. Женат, есть дочь и внучка. Награжден орденом Красной Звезды, медалями “За отвагу” и “За боевые заслуги”.
Продолжение в следующем номере
(По материалам: Томской региональной организации Российского Союза ветеранов Афганистана и сайта http://maimana-1.ucoz.ru
)

Награждение орденом Маргелова. Томск, 2013 г.

Награждение орденом Маргелова. Томск, 2013 г.

Читайте также на сайте:

  1. Без геройства и романтики
  2. Кто вы, победительница?
  3. Алексей Редчиц. Невозможное возможно
  4. Геннадий Хандорин. Капитан большого корабля
  5. Кинжалы Прометея в руках томича
  6. Иван Максимович Жулин. Сталинградский «синдром» прокурора!
  7. Рафо. Палитра любви и страсти
  8. Николай Васильев. Лучший среди равных
  9. Бабушка Агафья
  10. Хандорин
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91