Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Для кого происходят чудеса?

   0

На этот вопрос можно ответить одной фразой: для того, кто готов за них сражаться. Но чтобы пояснить эту фразу, понадобится целая статья. Итак…

Эту историю слышала в юности. А потом еще раз пересказал ее Виктор Астафьев, прекрасный писатель-фронтовик, много переживший и повидавший. Именно он определил ее словами “Воля к жизни”. На самом деле мы не знаем, есть ли у нас воля к жизни, и если есть, то насколько ее хватит.

Воля к жизни

Для кого происходят чудеса?Случай произошел на зимней дороге между Талнахом и Норильском, там расстояние всего километров 20, пустяковое по меркам Крайнего севера. В декабре под Новый год ехал по той дороге водитель на грузовике, и надо же такому случиться — заглох мотор. Мороз –53 °C, да с ветерком, а тут надо под машину лезть, разбираться, что случилось. Но водитель был опытный, 22 года за баранкой. Он закрепил домкрат, полез под машину, нашел неисправность, устранил и начал выбираться обратно. И тут случилось то, что иногда происходит даже с самыми опытными профессионалами. Локтем задел домкрат, и тот грохнулся вместе со всем весом грузовика прямо на кисть руки.
Ночь, лютый мороз с ветром, дорога пуста, да и находится он не на самой дороге, а на обочине: полчаса, и его грузовик сравняется с сугробом. Даже если проедет кто-то, за сугробом вряд ли разглядит грузовик и водителя. Мужик понял, что жить ему остается минут 40–45. Придя в себя после болевого шока, он посветил фонариком, чтобы понять, насколько влип.
Кисть руки была почти оторвана, держалась на сухожилиях. Даже если бы не мороз, он бы умер от потери крови. То и дело теряя сознание, он дотянулся до запястья и перегрыз сухожилия, на которых еще держалась подмятая кисть руки. Затем ветошью перемотал запястье, чтобы не терять кровь, добрался до кабины и завел мотор.
Выбравшись с обочины, на максимальной скорости поехал. Дорогу уже местами перемело, но грузовик слушался, хотя крутил он баранку одной рукой. Он сосредоточился только на дороге, даже по сторонам не мог смотреть. Очень боялся (как потом он сам рассказывал местному журналисту), что потеряет сознание.
Только въехав на территорию автобазы и заглушив мотор, он отключился. Диспетчер, увидев его запоздавший грузовик, понял, что что-то неладно — водитель не вышел из кабины. Диспетчер сам подбежал к машине, открыл дверь. Передняя часть кабины, руль, панель были забрызганы кровью. Диспетчер вызвал “скорую”. Мужика отправили в реанимацию. То, что несмотря на сильную потерю крови и переохлаждение, его удалось спасти, врачи назвали настоящим чудом. После сообщения в новостях, кровь сдавать для него пришел почти весь город.
Потом тот водитель поправился. На автобазе нашли ему работу, не требующую ручных усилий, подучили на курсах, и человек продолжил свою трудовую биографию, а главное — он продолжил жить!
Рассказывая на встрече со студентами ТУСУРа эту историю, Виктор Астафьев подытожил, что и на фронте бывали ситуации, казалось бы, катастрофические, когда человеку впору бы молиться не о жизни, а о легкой смерти. Но если попавший в беду не сдавался, если его воля к жизни была сильна, происходило какое-то необъяснимое с точки зрения обычной логики чудо, которое и выводило из безвыходной ситуации.
— Никто из вас, молодых, не знает, какова его воля к жизни, — заметил писатель, — в обычной жизни она незаметна. Но во время экстремальных ситуаций, когда человек борется за свое право жить на этой земле, эта воля проявляется.

Неволя к жизни или о том, почему чуда не происходит

Другую историю рассказала мне коллега, которая долго пыталась помочь одному человеку. Будучи выбрана в комиссию по защите прав заключенных, она добросовестно отнеслась к этой общественной нагрузке. Посещая одну из томских колоний, где содержались лица, попавшие за решетку не за тяжкие преступления, она разговаривала там с одним из заключенных, которому присудили 11 месяцев тюремного срока. То ли он случайно въехал в машину какого-то начальника, то ли не оформил должным образом путевой лист, и груз посчитали кражей, в общем, что-то не связанное со страшным криминалом.
Проблема заключалась в том, что по выходу из колонии этот человек мог быть депортирован в одну из бывших республик, а там бы его отправили в тюрьму уже надолго. Во время националистических волнений в республиках могли отправить за решетку и правого, и виноватого — с русской фамилией. Его брат получил пожизненное, когда с ружьем защищал свою семью и дом. И этот мужчина, а он тогда был рядом с братом, находится в той республике в розыске.
Он был этнический русский, но при этом гражданин другой страны. По закону его могли депортировать в эту страну. Но имелись в законе ссылки на смягчающие обстоятельства: он родился на территории бывшего СССР, в Томске находился в гражданском браке, в котором родился ребенок более трех лет назад, он имел постоянную работу и место проживания и т. д.
Поговорив с этим человеком, журналистка начала хлопотать за него. Она проделала гигантскую работу: собрала всевозможные справки (даже медицинские), характеристики с его мест работы, коллективное ходатайство от его начальников и коллег — с последнего места работы. Оставалось оформить только две бумажки: его собственноручно написанное заявление с просьбой остаться жить в России и в Томске, и заявление от его гражданской жены — о том же.
Она разыскала его гражданскую жену, и та подтвердила, что мужчина действительно человек хороший, что у них родился сын, которому уже более трех лет. Но заявление она писать отказалась.
По ее словам, муж ей вообще не нужен. Она хотела только ребенка, она его получила, кроме того, получила материнский капитал и расплатилась по кредитам. Теперь она свободна, и ей вообще никто не нужен.
— Но хотя бы помогите его вызволить из этой ситуации, а там уж решайте свои семейные проблемы, — возразила моя коллега, — ведь это не только ваш, но и его сын! Что вы скажете своему ребенку, когда он вырастет? Что могли спасти и не спасли его отца?
Однако женщина стояла на своем: никаких заявлений она писать не будет. Когда журналистка пришла во второй раз, надеясь, что женщина передумает, та ей даже дверь не открыла, и разговаривали они через домофон.
Еще большее недоумение у журналистки вызвало отношение к делу самого заключенного.
Он тоже отказался писать заявление и начальнику сказал следующее: мол, никаких бумаг он писать не будет, хлопочет там, на воле, за него “какая-то”, ну, и пусть хлопочет, а сам он будет плыть по течению, куда судьба его выведет.
— Больше всего меня поразило это “какая-то”, — вспоминает коллега, — у меня на руках была собственная семья, двое маленьких детей, я бьюсь за восстановление справедливости для этого человека, а ему наплевать на собственную жизнь! Этот случай многому меня научил. Я не стала даже интересоваться дальнейшей судьбой этого человека, я прекратила за него бороться. И после этого стала помогать только тем, кто попросит о помощи, а не всем подряд, кто жалуется на жизнь…

Притча о посохе

К сожалению, не могу привести дословно, я эту притчу услышала еще в студенческие годы, и рассказал мне ее тогда один священник.
Один путник устал, ноги еле двигались, и обратился к Богу за помощью. И Бог сказал ему: если сделаешь себе посох, дам тебе другой посох, но если не имеешь даже посоха, заберу последнее.
Тогда мне эта притча показалась жестокой, несправедливой — разве можно отбирать последнее у человека, который просит о помощи? Теперь я понимаю ее глубинную мудрость. Вселенная помогает тому, кто сам себе готов помочь, кто борется за себя. А если человек не желает самостоятельно даже “посох” себе сделать, может, ему просто нравится плакать и жаловаться, и ничего не делать самому? Для жертв посохов не раздают. И чудеса их обходят.
Юлия Струкова

Читайте также на сайте:

  1. “В первую очередь, для меня это увлечение…”
  2. Проверка из Москвы. Что нового?
  3. Бумаги уходят в прошлое
  4. Что делать, если за вами следит киберсталкер?
  5. Томск глазами детей
  6. Не просто автор
  7. Из точки А в точку Б
  8. Лучший «Воспитатель года-2016»
  9. По стопам Остапа Бендера…
  10. Книга, которую ждали 10 лет
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91