Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия

Доброта плюс здравый смысл

  4    0

Простой рецепт для решения сложных армейских проблем.

Начну с краткого утверж­дения: нашей стране нужна армия, причем боеспособная. Да, чтобы защитить нас с вами. Утверждение, что на нас «никто нападать не собирает­ся» – это для очень наивных. Посмотрите, как полыхает Ближний Восток: там есть нефть. У нас – тоже есть нефть. И если что-то удерживает лю­бителей нефти от того, чтобы на нас напасть, – это наличие у нас ядерного оружия и армии. А отнюдь не этические сооб­ражения.

Утверждение, что «страна, ко­торая не хочет кормить собствен­ную армию, будет кормить чу­жую», не потеряло актуальности в наши дни. Другое дело, что эту поговорку в наше время можно (и должно) понимать шире: нам нуж­на армия, состоящая из солдат, не только хорошо накормленных, – она должна состоять из здоровых, жизнерадостных, парней, доволь­ных своей жизнью, не страдающих депрессиями, не помышляющих о суициде, побеге и прочих плохих вещах. И если солдат еще при этом будет временами размышлять, а не остаться ли служить по контракту – вообще идеально…

Реально ли то в наше время, когда армия стала страшилкой, которой мамы пугают маленьких детей? Оказывается – вполне ре­ально, если только подойти к делу с точки зрения здравого смысла и добавить к этому немного простой человеческой доброты… В том, что этот простой с виду рецепт дает хорошие результаты, я убедилась, побывав 18.02.2012 г. в войсковой части № 3478 ЗАТО Северск.

Попала я туда вместе с экскурси­ей старшеклассников из 27 школы, которую возглавляла завуч школы, Родикова Л.А. По ее словам, отно­шение к армии среди школьников – это страх. «И это неудивительно, – говорит она, – если негативная ин­формация идет отовсюду: из СМИ, от родителей… За последние 5 лет из нашей школы через армию прошли только шесть человек из пятидеся­ти семи выпускников: остальные – прячутся… Мы хотим показать де­тям, что армия – это не только не страшно, армия – это то, что дает полезный жизненный опыт».

Войдя на территорию части, я поймала себя на мысли, что как-то не вижу ничего «мрачного, серого и унылого», которое «полагается» журналисту обнаруживать в любой воинской части. Напротив, ухо­женные здания смотрелись уютно и даже весело. Тут и там – пышные зеленые кедры; ажурные чугунные оградки обрамляют газоны. Нам предложили посмотреть короткий фильм о воинской части и провели в зал: прекрасная сцена, ряды бар­хатных кресел – прямо-таки кон­цертный зал филармонии… Видя, что мы осматриваемся с интересом, наш экскурсовод, старший лейте­нант Е.В.Смирнов, пояснил:

– Еще пару лет назад тут ничего этого не было. Своими силами сде­лали.

Дальнейший осмотр здания при­нес новые сюрпризы: в соседней комнате обнаружился… рояль. Не пианино, а именно рояль. Далее по­явились лица, которых я и вовсе не ожидала увидеть: молодая девушка в сценическом платье, расшитом блестками, репетировала песню о молодом казаке. Потом впорхнула стайка девочек-гимнасток, лет де­сяти от роду, наряженных в костю­мы мышек: шапочки с ушками, се­рые смешные платьица и длинные хвостики. Как мне объяснили, это готовится концерт – к празднику 23 февраля. Пройдя мимо группы дам, которые в фойе пели хором, я поняла окончательно, что здесь живут совсем не скучно…

Хочется с особой признатель­ностью отметить, что сопрово­ждавший нашу экскурсию старший лейтенант Смирнов Е.В. на все мои вопросы отвечал вдумчиво, подробно и исключительно до­брожелательно. Неуставные от­ношения? Ну – не сказать, что их совсем нет; но последнее время го­раздо меньше: с тех пор, как срок службы ограничили одним годом, солдаты не успевают ощутить себя старослужащими по отношению к новичкам. В чем выражаются эти отношения? Да, видите ли – всегда найдется кто-то, кому хотелось бы спихнуть свою работу на другого, и если этот другой не пошлет лодыря куда подальше, то – сами понимае­те… Побои, драки? Нет, этого нет.

– О дедовщине даже и говорить смешно, – подтвердил капитан Пи­чурин, когда мы со школьниками в казарме знакомились с «бытом во­еннослужащих». – Какая дедовщи­на, если в казарме все время, в те­чение суток, находится дежурный офицер, непосредственно рядом с солдатами? Кроме того, солдат каждый день осматривает врач, и если найдет хоть маленький синяк – это будет поводом для серьезно­го разбирательства…

Каски и противогазы, защитные костюмы вызвали у школьников живой интерес настолько, что все это они тут же принялись, с бла­госклонного разрешения хозяев, примерять на себя. Косы и локоны девушек кокетливо свисали вниз из-под касок…

– А форма от Юдашкина? – не унималась я, когда мы уже вышли на улицу. – Говорят, она очень хо­лодная и солдаты простужаются…

В это время мимо нас промарши­ровал строй солдат, упакованных в овчинные тулупы до колен. Дизайн их больше походил на творчество деревенского дедушки, чем столич­ного кутюрье.

– Простите, – осведомилась я, – а это и есть форма от Юдашкина?

Мой собеседник оценил юмор и ответил, посмеиваясь:

– Нет, это наша родная сибир­ская овчина. А от Юдашкина, это так… для парадных случаев… Впро­чем – у нас есть утепленный вари­ант: мы под эту форму меховые жилеты надеваем.

Решительно, в этой части превы­ше всего ценился здравый смысл!

– Ну, а как насчет «маменьки­ных сыночков», – продолжала рас­спрашивать я. – Кстати, Евгений Валентинович, как вы сами пони­маете смысл этого выражения – «маменькин сынок»?

– Ну понимаете, многие ведь приходят в армию, ничего не умея и, самое главное, ничего не же­лая делать. Мыть полы? Чистить снег? Нет – этого «я не буду, и того не буду, и вообще не хочу и не могу»… Это раз. Второе – бывают парнишки-интроверты, которые и в школе ни с кем не общались; психологически им трудно привы­кнуть к тому, что они все время в коллективе. Но с такими у нас пси­хологи работают.

Однако тут и психологи есть, по­думала я.

Между тем, школьникам по­казали БТР и даже разрешили осмотреть его изнутри. Внутрь не­медленно влезли… юные барышни-экскурсантки и радостно заявили: «Ой, как клево». Их одноклассники с солидным видом предпочли осма­тривать БТР снаружи…

Чем дальше, тем больше я убеж­далась, что здоровье солдат и их душевный комфорт в Северской части являются одной из самых приоритетных задач. Особенно интересным стало знакомство с «солдатской мамочкой», как ее на­зывают здесь, – Верой Ильинич­ной Решетняк, которая сама всю жизнь прослужила в Северской части, а теперь, на пенсии, на до­бровольных началах занимается вопросами этого самого душевного комфорта солдат.

– Понимаете, я прихожу к но­вобранцам сразу, как только они приходят в часть. Даю им свой сотовый, говорю – звоните, если что-то не так. Я приду, помогу. И говорю: сообщите мой телефон родителям – пусть звонят, я всег­да на связи. Если нужен пропуск в Северск, чтобы свидание с сыном организовать – тоже помогу. Но самое главное – у нас есть комната психологической разгрузки, спа­сибо Северской администрации, там у нас как дома: солдаты, когда уходят в увольнение, могут прий­ти туда, попить чаю, посмотреть телевизор, просто – расслабиться в домашней обстановке… И с ро­дителями там повидаться, если те приедут…

Эту комнату нам показали. На­ходится она в городе, недалеко от расположения части. Действи­тельно – в просторном помещении обстановка сугубо домашняя: шел­ковые занавески, ковры, мягкие диванчики, большой телевизор, столик, покрытый домашней ска­тертью и шкафы, полные чайной посуды. Для парнишки, стосковав­шегося по уюту родного дома, это и впрямь как окошко в домашний мир…

Я еще раз повторила для себя: доброта плюс здравый смысл – вот ключ к пониманию реального по­ложения вещей. А оно таково, что парень, попав в армию, не может сразу из вчерашнего мальчишки стать солдатом. Ему, естественно, хочется домой к маме; хочется до­машней обстановки – ну хоть чуть-чуть; хочется и развлечений, и те­левизора, и теплого человеческого общения… И если кругом одни лишь голые стены казармы да су­хие приказы – это ломает психику, бьет по нервам, бьет по здоровью и на службе отражается не лучшим образом. А стоит помочь парнишке адаптироваться – и результат со­всем не плох. «У меня в этой части брат служил, – поделилась со мной одна из экскурсанток. – Уходил вот такой тощенький (она пока­зала мне мизинец для того, чтобы я лучше поняла степень тощести братца). А вернулся та-а-акой упи­танный крепыш!»

Экскурсия продолжалась. Нам показали «задержание нарушите­ля» с помощью служебных собак. Собак было две: красивые немец­кие овчарки, одна гладкошерстная, другая пушистая. Ловить «нару­шителя» доверили пушистой. «На­рушитель» выбежал с автоматом, несколько раз выстрелил в воздух, вызвав радостный визг барышень-экскурсанток, и бросился наутек. Пушистый пес честно отработал программу, вцепившись ему в руку, и, как мне показалось, разжал пасть как-то неохотно. В самом деле, в кои-то веки поймал добычу, и нате! – отнимают…

Но особенно интересным стало для меня посещение «ветеран­ской» комнаты. Длинные столы, уставленные сладостями и фрук­тами, во главе стола – ветераны, в кителях, увешанных медалями; за столом – молодые парни. Оказа­лось, это традиция: каждый месяц чествуют тех, кто проявил себя наилучшим образом – по одному солдату из части. Хвалебные сло­ва, импровизированный концерт самодеятельности – все это тоже призвано повысить настроение. Забота, забота и еще раз забота о хорошем настроении – вот о чем неустанно думают в Совете вете­ранов как о необходимом условии благополучия армейской жизни. (Возглавляет Совет ветеранов пол­ковник запаса Смоляков Виктор Иванович).

Конечно, есть вещи, которые не зависят от командования части. «Понимаете – к нам же привозят парнишек отовсюду, – поделилась со мной Вера Ильинична. – А это им тяжело: и природа здесь дру­гая, и обстановка другая, и до дома далеко, но главное – климат. Ак­климатизация организма к другим климатическим условиям – это требует времени. А добавьте, что кто-то заболел в дороге и приехал с инфекцией? Не дай, Бог! Поэтому первые три месяца – самые труд­ные для адаптации… Потом уже гораздо легче!»

Действительно – кто только и зачем придумал так называемый принцип «экстерриториального распределения», при котором пар­ня их Хабаровска везут в Костро­му, а парня из Костромы – в Хаба­ровск? Кучу денег можно было бы сэкономить только на переездах – не говоря уже о том, насколько это было бы полезнее для здоровья во­еннослужащих. Но этот принцип еще из советских времен, и о том, в чем его смысл, остается только строить предположения…

Не берусь делать прогнозов – на­сколько посещение Северской ча­сти повлияет на желание молодых людей идти в армию. Но вопросы, тем не менее, они задавали:

– А можно ли в армии овладеть профессией, скажем, шофера?

– Нет, в армию лучше приходить уже с готовой профессией. Но ар­мия вам тут может помочь вот чем: если хотите выучиться на шофера – надо еще в допризывное время обратиться в военкомат или непо­средственно в РОСТО, и вас напра­вят на курсы, где можно приобре­сти категорию В или С. Шоферы в армии ценятся.

– А можно ли девушке пойти служить по контракту?

– Можно, но для этого лучше прийти уже с высшим образовани­ем, предпочтительно – педагогиче­ским, и не раньше, чем в 25 лет.

(Кстати: как мне удалось узнать, женщины-военнослужащие уходят на пенсию в 45 лет; размер пенсии – 23 тысячи рублей).

Нет, тем парням, которые попа­ли в северскую часть, определенно повезло. «Я хочу тут остаться на сверхсрочную, – подтвердил нам выпускник той самой 27 школы, который сейчас проходит службу в Северской части, – здесь нормаль­но».

Да, здесь и впрямь «нормально». А как в других частях?

– По-разному, – вздохнула Вера Ильинична. – Я вот ездила на Дальний Восток в одну часть – там проблемы…

Да, проблемы – наследие неве­селого прошлого – еще остаются в нашей армии. Но – как показывает опыт Северской части – эти про­блемы решаемы, вот что главное. А рецепт решения этих проблем прост: бережное отношение к жиз­ни и здоровью каждого солдата, понимание, доброта и здравый смысл.

Екатерина Светлова

Читайте также на сайте:

  1. Радио-шествие
  2. «Война» на томской сцене
  3. Ярослава Беспалова. Волшебная керамика
  4. Акция «Семейный билет»
  5. Кино для сибирских Афин
  6. Новый творческий год
  7. Новогодняя сказка для юных томичей. ТЮЗ покажет «Щелкунчика»
  8. Концепция непрерывного удешевления – залог развития?
  9. Экзистенциальные вопросы Александра Загораева
  10. Уникальное издание в подарок
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 10

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93