Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Душечка

   0

Есть такие типажи в литературе, которые, раз появившись из-под пера гения, остаются навечно

Проходят столетия, меняются социальные системы, случаются войны и революции, а они как-то умудряются оставаться на обочине мировых катаклизмов, но при этом запоминаются своей особенной судьбой.

Птичка перелетная

К таким бессмертным типажам относится рассказ Чехова «Душечка», в свое время прекрасно экранизированный, где Людмила Касаткина сыграла, на мой взгляд, свою лучшую роль в кино. Как-то пересматривая фильм, задумалась: кого-то очень напоминает героиня, кого-то в детстве хорошо знакомого. А потом вспомнила — Славу, подругу бабушки.

Славу в городке знали многие. У нее было необычное имя — полностью ее звали Станислава. В девичестве она была Вожутович. Семья ее бежала из Польши от немцев в Прибалтику, затем от тех же немцев в Ленинград, где и попала в блокаду. В Сибирь Слава прибыла вместе с другими эвакуированными, да тут и осталась.

Когда Слава кого-нибудь слушала (а умение выслушивать было ее редким даром), она по-птичьи склоняла головку на бочок и время от времени кивала, поддерживая собеседника.

Только на похоронах Славы я узнала, что замужем она была раз шесть или семь. И если бы не знать ее лично, можно было бы подумать, что хоронят какую-нибудь роковую даму. На самом деле Слава вовсе не была сердцеедкой. За первого мужа она вышла в канун войны — его убили на фронте. Затем во время войны сошлась с военным летчиком, приехавшим в родной город залечивать раны. Летчика потом тоже убили на фронте.

Бабушка познакомилась и подружилась со Славой, когда они вместе работали в паспортном столе. И ради дружбы бабушка совершила единственный в жизни должностной проступок, о котором рассказала мне уже после смерти подруги. Слава попросила изменить ее год рождения — убавить ей десять лет. Они были с бабушкой ровесницами, обе вдовы, но у бабушки в тридцать семь лет подрастали двое сыновей, а Слава была совсем одна. Выглядела она тогда, как девочка-подросток: худенькая, большеглазая, с вьющимися вечно растрепанными косичками, при этом всегда аккуратно одетая. Просто вчерашняя школьница.

— Леля, — просила она, — никто не узнает. Он сказал, что ему двадцать семь, я не могу признаться, что на десять лет старше, это моя судьба, любовь всей жизни!

— Но ведь ты тогда на пенсию пойдешь на десять лет позже! — возражала Леля.

— Причем тут пенсия! У меня на кону вся судьба.

Бабушка сдалась и, пользуясь служебным положением и общей путаницей после войны, изменила Славе данные паспорта. «Любовь всей жизни», поселившись в уютной славиной комнатке, пел ей романсы под гитару, водил в местный Дом культуры, где шикарно танцевал с ней знойные танго и фокстроты. В таком танцевальном ритме прожили они счастливо и весело года два, а потом на пороге комнатки возникла грозовой тучей некая бабища и с порога прогрохотала:

— Так это ты, шкидра шелковая, моему мужику тут мозги пудришь!

И увела «любовь всей жизни»» за ручку домой, как первоклассника из школы.

«И всюду страсти роковые…»

Потом Слава перешла работать в музыкальную школу — открылась вакансия. Слава когда-то училась в Ленинградской консерватории, и, как говорили потом ее ученики, преподавателем она была уникальным: умела «ставить пальцы», то есть владела такой техникой игры на фортепиано, при которой даже на захудалом инструменте могла извлечь чистый звук и при этом «сохранить запястья», чтобы пальцы и руки долго не уставали.

На одном из концертов выпускников школы, где выступали и ученики, и преподаватели, увидел ее обычный шахтер, одинокий бобыль Степан, неведомо как оказавшийся на таком мероприятии. Серенада Шуберта, исполненная Славой, потрясла мужика до глубины души, у него слезы стояли в глазах, когда после концерта он подошел к Станиславе Виллисовне поблагодарить за исполнение. Мужик, пожав крохотную ручку, только что творившую за пианино чудеса, что называется, пропал.

Слава попросила бабушку сшить ей платье к очередному бракосочетанию и стать свидетельницей на свадьбе. Бабушка не могла отказать подруге, но вздыхала, предчувствуя недоброе: мол, рыба и птица могут пожениться, но где они будут вить гнездо…

Уже через год после свадьбы Слава иной раз приходила на работу с запудренными синяками. Степан ревновал ее к каждому столбу. Неизвестно, сколько бы еще выдержала хрупкая и нежная Слава, но не выдержали соседи, которые ее обожали. Когда подвыпивший Степан попытался устроить очередной скандал, соседские мужики просто накостыляли ему по первое число и вытолкали из дома на улицу, пригрозив, что если он здесь еще появится, прибьют окончательно.

Но долго Слава одинокой не оставалась, как вздыхала моя бабушка, быстро находила на свою шею очередной хомут. Помню, в детстве застала на улице такую картину. Идет по улице необъятной величины женщина, явно с базара, несет полные сумки продуктов, да еще наперевес — сумку с бараньей ногой. Вдруг догоняет ее тетя Слава и умоляюще причитает:

— Пожалуйста, не готовьте Валерочке жирную пищу, ему нужна отварная печень, у него же цирроз!

Гигантша сначала остолбенела от славиного нахальства, потом покрыла ее таким пятистопным матом, от которого тополя на улице вздрогнули.

— Отвяжись! Ушел мужик от тебя, и нечего цепляться, он теперь мой! Как хочу, так и кормлю!

Слава сникла и пошла своей дорогой, причитая: «Но у него же цирроз, он же погибнет от жирной пищи…».

Она оказалась права — через два года очередной ее бывший супруг умер от этого самого цирроза. А та необъятная разлучница, что «забрала» его у Славы, после похорон привела к Славе домой мальчика лет десяти.

— Это валеркин, — сурово сообщила она, — он его от матери высудил, привез ко мне, а у меня своих двое, так что девай, куда хочешь, мне он не нужен.

Последняя любовь

Десятилетний Толик и стал последней и самой безответной любовью одинокой женщины.

— Леля, как я тебе благодарна за паспорт, — щебетала Слава, однажды заглянув к бабушке на чай, — ведь если бы не ты, мне сейчас Толика бы ни за что не отдали! А так я смогла опекунство оформить, он теперь мой законный внук. Мне (как бы) сорок семь, и я успею его еще в люди вывести…

Слава добросовестно посещала родительские собрания, учила Толика музыке, прививала любовь к чтению. Мальчик действительно отличался от многих ровесников воспитанностью, правильно поставленной речью, умением сохранять достоинство даже в уличных ссорах, а это непросто в небольших городках.

Как-то Слава заглянула к нам, чтобы попросить учебники, оставшиеся у меня от школьных лет.

— Такие теперь учебники стали, ничего в них не разберешь! Надо Толику помочь, а я сама в них ничего не пойму. Попробую вспомнить что-нибудь по старым учебникам.

Толик закончил школу и уехал учиться в Томск. Несколько раз Слава, упаковавшись банками с вареньями и соленьями, ездила к нему. За время учебы и он пару раз наведывался к своей названной бабушке. Потом он уехал по распределению куда-то на Дальний Восток, прислал Славе фото свое с девушкой, на которой собрался жениться.

После похорон, разбирая славины вещи, бабушка обнаружила стопку поздравительных открыток от Толика и фотографии его с семьей. Последняя его открытка была прислана лет за пять до кончины Славы. Бабушка Леля решила, что больше он не писал, забыл свою опекуншу. Но она ошиблась: соседка написала Толику о смерти Славы, и он выслал на имя соседки денежный перевод. Собственно, на эти деньги ее и схоронили, своих-то сбережений у Славы никогда не водилось. Она все тратила на Толика, а когда вышла на пенсию (на десять лет позже, чем могла бы), то пенсии этой хватало только, чтобы сводить концы с концами, какие уж тут сбережения…

Любили Славу в городке, жалели и не осуждали за многочисленные браки. Вопервых, мало кто уже и помнил о ее замужествах, во-вторых, ее самоотверженное опекунство над совершенно чужим ребенком у многих вызывало уважение. Сколько бы ни совершал человек ошибок, а доброе дело помнится дольше.

 

Читайте также на сайте:

  1. Дети солнца
  2. Про учительницу и телефон
  3. Про котиков и не только…
  4. Захватывающее чувство
  5. Старшая сестра
  6. Галстук и канцелярская скрепка тоже творят чудеса
  7. Перекати-поле
  8. Время собирать камни
  9. Бедная Лерочка, внучка Лоханкина
  10. Васисуалий, ты бессмертен!

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91