Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия
+10.4C

Электронный кнут для деревянной телеги, или Куда девались томские заводы и фабрики

  75    0

10Тех, кто бывает в Екатеринбурге, всегда удивляет, что там общественный транспорт с утра полон людей. Оказывается, в этом городе за годы перестройки не закрылось ни одно предприятие. Там их сохранить удалось.

очему этого не случилось в Томске? Об этом размыш­ляют многие экономисты. Благо, в томских вузах таких спе­циалистов немало. Правда, многих из них уже нет в живых.

Публично об этом рассуждать не принято. Политики любят гово­рить об успехах. Но ведь думать не запретишь. В нашей новой рубрике «Итоги и потери» мы попытаемся представить версии и оценки про­фессионалов. Что называется, не­большой гайдаровский форум.

Что мы потеряли?

Региональной, а тем более му­ниципальной экономикой управ­лять могут только те руководители, которые делают это бескорыстно и имеют опыт деятельности в на­родном хозяйстве.

Можно критиковать советскую систему развития экономики. Но несмотря на ее громоздкость, сама система все-таки была. Хоть и хао­тичная. Но в ходе реформирования государственности, политической идеологии она была сломлена, а более совершенная так и не была создана. И это непоправимая ошибка реформаторов.

Были другие плюсы. Тогда труд­но было представить, чтобы руко­водителем химического, скажем, предприятия поставили учителя пения. Существовала серьезная ка­дровая политика. Хоть и случались анекдотические истории, в целом кадры решали все. Что же случи­лось на этапе переформирования? Руководителем области ставился чаще всего неопытный либо зна­ющий узкий сектор экономики человек.

Например, Виктор Кресс — спе­циалист в отрасли минеральных удобрений — оказался по иронии судьбы руководителем региона. Та­кое было и может быть до сих пор. И этот знаток в области минераль­ных удобрений начинает решать судьбу промышленной отрасли. Что может случится? Как мы убе­дились, ничего хорошего. Чтобы объективно оценивать эффектив­ность руководителя региона, нуж­но учитывать несколько моментов.

Первое: на этапе перестройки в руководители регионов целиком зависели от мнения о себе тогдаш­него президента. Никто не решался выступить против. Просто испол­няли то, что приказывала правящая элита. Второе: руководитель реги­она был политическим местным лидером или хозяйственником. А в советское время был еще обком КПСС и Облисполком. Губернатор должен был стать и политиком, и хозяйственником.

Если перейти на конкретные примеры для Томской области и попытаться разобраться в при­чинах гибели десятков заводов, нужно принимать во внимание все обстоятельства. Ведь за последние 20 лет никто из ученых или поли­тиков трезво не рассмотрел при­чины обвала экономики в целом. Некоторые лидеры партий просто орут, что, мол, все сломали, ничего взамен не построили.

Ученые же не изучают глубо­ко тему, потому что нет заказа. А зря! Есть интересные факты. Так, в книге Б. Маркелова «Апокалипсис России» на цифрах доказано, что на то, чтобы вернуть промышлен­ность на уровень 1985 года, по­требуется как минимум полвека. И лишь в том случае, если все начнут работать, а не сидеть на экономи­ческих форумах.

Предприятия Томской области в большинстве были федеральной собственностью. Руководителям области в Москве обычно сове­товали: «занимайтесь своей соб­ственностью, например, сельским хозяйством».

Мог ли в такой ситуации руко­водитель области спасти предпри­ятия, на которых трудились почти сто тысяч человек? По законам рыночной экономики по каждому их них было необходимо, как учит зарубежный опыт, подготовить бизнес-план. Рассмотреть конку­рентность продукции каждого кон­кретного предприятия.

Но на самих производствах специалистов, умеющих готовить сложные бизнес-планы, не было. Собрать несколько групп из числа докторов экономических наук по­мощники руководителя области вполне могли, но или не сообра­зили, или не захотели, а руково­дитель не настоял.

А ведь в то время уже был опыт спасения не менее важных пред­приятий в странах Восточной Ев­ропы. Если проехать на автомо­биле по Венгрии, Польше, Чехии, то не увидишь руин и обломков бывших предприятий. Практиче­ски все они работают на новой ос­нове, с новым брендом. Но работа­ют! Если бы руководители области имели план спасения предприятий, они бы обязательно что-то спасли. Просто нужно было над этим ра­ботать, но по каким-то причинам мало делалось в этом направлении.

Вернемся к кадрам. В те годы в штате администрации области не было ни одного директора круп­ного завода. Остальные чиновники просто ничего не знали о крупной, а тем более местной промышлен­ности. Любой директор крупного предприятия имел кругозор боль­ший, чем специалист села. Но ди­ректорам предприятий было и так хорошо! Акционирование, финан­совая самостоятельность, огром­ные зарплаты! Зачем ломать голо­ву над тем, как улучшить ситуацию на предприятии?

Трудно было спасти, например, приборный завод. Гироскопы из­готавливались для подводных лодок, а лодки прекратили выпу­скать. Станки были предназначены исключительно для изготовления деталей гироскопов.

Другое дело — завод резиновой обуви. За его галошами охотились оптовые покупатели из Средней Азии. А разве наше население когда-то отказывалось от наших галош или сапог из ПВХ? В случае с заводом резиновой обуви руко­водство области должно было бы костьми лечь в Москве, но спасти завод. Семь тысяч рабочих мест! Ходовая продукция! Аудиторы Счетной палаты РФ честно за­писали в отчете, что «Ситуация с промышленностью сложилась ис­ключительно из-за непрофессио­нализма руководителей области».

Взять хотя бы подшипниковый. Ему был предложен план. Нужно было изучить мировой рынок. Тог­да бы выяснилось, какие подшип­ники на рынке в избытке, каких мало, а каких просто нет. Тогда бы сняли с производства те, которых переизбыток. Увеличили бы про­изводство подшипников, которых мало на рынке, и подготовили ин­вестиционный план на новые виды подшипников. Завод бы остался! Но директор не захотел тратить­ся на изучение рынка, приглашать иностранных специалистов.

«Сибэлектромотор». Талант­ливый директор Юрий Ковалев собрал умнейший коллектив. Осво­или выпуск новых двигателей для мирового рынка. Но в Европе сроч­но вводили стандарты, например, меняли расстояния между отвер­стиями станины двигателей. И дви­гатели из Томска не пошли. Стали появляться двигатели из Китая по чертежам конструкторов томского завода. Можно было организовать антирекламу товарам из Китая? Но кто бы этим занялся? Хотя в Китай пить рисовую водку ездили десятки делегаций.

Убой лесопромышленных ком­бинатов даже нечем объяснить. В Финляндии успешно эксплуатиро­вали установку по разбраковке пи­ломатериала. Ее изобрели на Том­ском ЛПК. Там она также работала. Что мешало руководству области организовать поддержку этого про­екта? Помочь получить патент. Ор­ганизовать производство устано­вок через Торгово-промышленную палату. Сделать мощную рекламу. Но все сломали. Пилорамы как металлолом отправили в Китай в обмен на их телогрейки.

Завод «Манометр». Никто не выпускал более надежные прибо­ры, чем они. Для коммунального хозяйства и для промышленности нужны миллионы манометров и тахометров. Вместо того, чтобы добиваться расширения производ­ства, областное руководство реши­ло передать часть производствен­ных площадей под разлив водки.

Кузовлевский тепличный ком­бинат! Комбинатов подобной мощ­ности не было за Уралом. 30 гек­таров площадей! Промышленные теплицы, освещенные и обогретые! Но директор тепличного комбина­та, не имея коммерческого опыта, допустил грубейшие ошибки. А могли бы привлечь докторов наук. Датировали бы электроэнергию, в конце концов. Наконец, ТНХК — самая большая единичная мощ­ность в мире! Девять тысяч стро­ителей на пике сдачи мощностей полипропилена! И все коту под хвост! Руководители области не за­хотели отстоять интересы региона. Нужна была острая борьба в Мо­скве. Еще в Госплане рассказывали, насколько выгоден проект реализа­ции производства полипропилена. За рубежом есть предприятия, на которых суммарно выпускают 1800 наименований изделий из поли­пропилена. Возник план, его одо­брили международные инвесторы. Идея проекта была в том, чтобы в Томской области полипропилен ТНХК рассматривался как исход­ное сырье для других производств.

Появился шанс придумать но­вые виды продукции. Открывать новые производства на площадях закрывающихся предприятий. Ос­настку могли бы делать машино­строительные заводы Томска. Сы­рье рядом! Выгода налицо, но не срослось! Когда готовили план раз­вития области до 2020 года, проект даже не стали рассматривать.

Утилизация топляка. Эта идея возникла неожиданно, когда один бригадир сплавщиков показал дневник, который он вел более де­сяти лет. В нем подробно учиты­валось, где был потерян (утоплен) сплавной лес. Выходило, что в сумме в сплавных реках области утеряно до 5 миллионов кубов леса.

Появилась информация в мест­ных газетах. Объявился один про­фессор из ТГУ, который рассказал, что по наблюдениям их кафедры в реках хранится такое же количе­ство древесины различных пород. Проблема характерна для всей лесной промышленности страны, и правительство озаботилось ее решением. Томской области было предложено поработать со швед­скими специалистами по подъему «топляка».

Шведы путем замеров устано­вили, что кое-где на Томи при глу­бине 20 метров 18 метров забито топляком. Удивлялись тогда, куда делась рыба? Ей места не было! Шведы предложили план действий, но руководство области его замяло. Позже стало понятно, что раскры­вать наличие топляка, за который уже получены государственные на­грады и премии, резона нет.

(Продолжение следует)

Зинаида Куницына

Читайте также на сайте:

  1. “Лохотрон” для безработных?
  2. Кто в ответе за безопасность школьников?
  3. Кто остановит самовольные застройки?
  4. Рейдерский захват СибГМУ
  5. 50 миллионов в яму
  6. Дармоеды
  7. Южные ворота. Заммэрская протекция
  8. Доля сиротская
  9. «Спичка» глазами ее жителей
  10. «Я пойду до конца»
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 7

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93