Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Грозит ли Томску Галапагосский синдром?

   0

Что мешает нашему городу стать центром международной деловой активности и студенческой «меккой»?

О закрытости российского бизнеса для мира, а так же о том, как может обучение английскому языку помочь преодолеть эту закрытость, журналист газеты «Томская НЕДЕЛЯ» поговорил с директором и основателем «Инженерно-образовательного центра» Юрием Лирмаком.

— Юрий, Вы сами выбрали заголовок, т. е. сделали за журналистов их работу. Что означает упомянутый Вами синдром, чем он может быть опасен нашему городу?

— Галапагосский синдром — экономический термин, обозначающий изолированное развитие в данном регионе отрасли, производящей глобально востребованный продукт. Термин образован по аналогии с развитием экосистемы Галапагосских островов, изолированной от континентальной природы. Первоначально в области экономики термин «галапагосский синдром» был употреблен для описания рынка мобильных телефонов в Японии, развивавшегося изолированно, что привело к появлению различных свойств продукта, отсутствующих в остальном мире. В переносном смысле понятие «галапагосский синдром» иногда употребляется и за пределами экономики, означая мышление островитян, основанное на оторванности от мира.

В прошлом году я был в Японии и заметил в руке одного довольно состоятельного человека кнопочный телефон, который стоил около 15 долларов. На мой вопрос (мы были знакомы) по поводу названия телефона он ответил, что японцы часто помимо надоевшего смартфона имеют простенький телефон для звонков. Называют его Galápagos…

Совместное занятие молодых ученых ТГУ, ТУСУР и СибГМУ

— Со школы помню, что на Галапагосских островах Дарвин набрал свой материал и идеи для обоснования эволюционной теории. Неужели все японцы настолько образованы, чтобы термин вошел в общее употребление?

— Ничего не могу сказать насчет грамотности японцев. На Галапагосских островах эволюция особей шла независимо от развития жизни на материке. Колоритная жизнь закрытого японского общества — источник бесконечного восхищения для туристов, но для экономики в этом есть только угрозы. Чувствуете параллели с нашей страной? А ведь Япония — не сырьевая держава, а страна высоких технологий. Возвращаясь к японским телефонам — они (подобно особям с Галапагосских островов) развили много функций, нужных только японцам. Термин, кстати, ввел какой-то профессор экономики, описывая перспективы продаж японских телефонов вне Японии. Но он используется  экономистами гораздо шире.

— Параллели с нашей страной не столь очевидны, конечно, — не так много в ней производится. Почему эта тема актуальна для нас?

— Вы не правы. Россия, например, активно продает вооружение, которое нужно как-то уметь поддерживать после продажи. Это, во-первых. Во-вторых, в стране огромное количество умных людей, и не все они хотят из нее уехать. То есть нужно научиться жить здесь и делать что-то полезное для всего мира, делать хорошо — чтобы купили.

— Вы имеете в виду импортозамещение?

— Я вообще считаю это понятие печальным следствием оборонного менталитета, а само слово — элементом «галапагосского» словаря. Надо просто уметь делать конкурентоспособную продукцию и оказывать качественные услуги. Нужно уметь не просто «замещать импорт», а делать что-то лучше и выходить на мировые рынки. Ну «заместили», а дальше что? Если хорошо «заместили», то почему не продавать глобально?

Первые эксперименты по созданию онлайн-курса обучения иностранцев русскому языку

— О каких качественных услугах Вы говорите?

— Я мог бы говорить о медицинских услугах, но понимаю только сторону пациента. С удовольствием продолжу тему образовательных услуг, которые могли бы сделать наш город международной студенческой «меккой». Город прекрасно выглядит, по крайней мере, в районе университетов. Я лично люблю город намного больше, чем страну…

— Что мешает, на Ваш взгляд, массовому притоку иностранных студентов?

— Чтобы читатели «Томской НЕДЕЛИ» мне больше доверяли, я сначала скажу, что несколько лет работал деканом, а позднее руководил отделом международного сотрудничества — в разных вузах Томска. Многие могут подумать, что холодная зима — главное препятствие приезда иностранцев. Не поверите — индийский посол открыл мне секрет — в Индии холоднее, чем в Томске! Никакого противоречия: по его словам, в России в холодное время помещения обогревают, а в Индии — нет. Т.е. он не счел температурный фактор существенным. Все проще: российское образование в целом и томское в частности не может полноценно продаваться из-за незнания преподавателями английского языка. Обучение русскому языку также осложнено несовершенными технологиями, да и сама необходимость изучения языка, который потом не пригодится, привлекает далеко не всех. В городе нет указателей на английском языке. Индийская студентка из ТПУ жаловалась мне, что не могла найти масло в супермаркете. Трудно представить, что будет, если нужна будет помощь полиции или чиновников…

— Возглавляемая Вами организация называется «Инженерно-образовательный центр». Вы хотите как-то повлиять на ситуацию с английским языком в городе?

— А как я могу повлиять? Только точечно. Когда-то я ежегодно проводил городские олимпиады по английскому языку с выдачей серьезных призов… Кстати, «Инженерно-образовательный центр» — это название юридического лица, главным проектом которого является языковая школа «Английский пациент» (онлайн и оффлайн). Мы сотрудничаем с вузами города, особенно с Томским госуниверситетом, который может стать одним из главных центров языкового образования в стране. Наша школа активна в обучении корпораций. Мы обучали кадровый резерв ТГУ, сотрудников «Ламы», Института физики прочности и материаловедения, СибГМУ и т. д. Только что закончились весенне-летние занятия с сотрудниками фирмы «Альфатек», занимающейся водоочисткой.

— Расскажите об этой компании, пожалуйста. Что заставило ее руководство начать обучение?

— Боязнь стать жертвами «галапагосского синдрома». Фирма является активным участником внешнеэкономической деятельности. Кроме того, один из ее руководителей — Александр Ратахин — сам прекрасно владеет английским языком и может отличить дешевую имитацию от профессионализма. В Томске множество фирм, занимающихся обучением английскому языку, но реальных специалистов очень мало. Кроме того, для того, чтобы учить фирму, занимающуюся водоочисткой, нужно разбираться в «обратном осмосе» (процесс, в котором при определенном давлении растворитель (обычно вода) проходит через полупроницаемую мембрану из более концентрированного в менее концентрированный раствор, то есть в обратном для осмоса направлении) и понимать, что такое бизнес в целом. Этого нельзя ожидать ни от вчерашних выпускников гуманитарных вузов, ни от тех, кто постарше.

— Какие главные трудности в организации корпоративного обучения? Неужели все так легко и гладко?

— Проблема всегда одна и та же — мотивация. Особенно в тех случаях, когда занятия оплачивает сама фирма или организовано так называемое софинансирование. Цель руководства — обеспечить эффективную коммуникацию для развития фирмы, оптимального общения с зарубежными партнерами, создания рекламных материалов и т. д. Но эти, казалось бы, прагматические цели не всегда являются стимулами для тех, кого приходится учить — рядовых сотрудников. Страх — плохой стимул, интерес — намного сильнее. Но эта логика не позволяет заставить интенсивно работать на тренажерах онлайн-платформы. Нетрудно провести интересное занятие: комментировать и обсуждать сегодняшние репортажи CNN или BBC, научно-популярные фильмы или песни. Трудно заставить работать на тренажерах, ведь это не очень интересно, но необходимо. Кстати, отчеты об активности сотрудников на платформе ложатся на стол руководства. Только наша школа в Томске обладает своей собственной образовательной платформой, изготовленной моим партнером из Московского физико-технического института Сабиром Шайхлисламовым.

— А какие навыки тренирует Ваша онлайн-платформа?

— Есть четыре вида речевой деятельности: говорение, аудирование, письмо и чтение. Мы уделяем основное внимание первым двум, так как хорошо читать и писать можно научить лишь тех, кто может слышать реальную речь и говорить. Кроме того, рынок требует, прежде всего, именно эти навыки. Читать научиться легко, а вот писать грамотные документы нужно все равно поручать профессионалам, а лучше — носителям языка. Есть так называемый «mother tongue principle»: приличные профессионалы переводят только на родной язык. Так что наша платформа (englishpatient.org) учит говорить и понимать реальную речь.

— Легко ли выучить английский?

— Конечно, легко! Это вообще не профессия — знать язык планеты. Трудно стать хорошим переводчиком, но зачем? Знание английского усиливает иммунитет против «галапагосского синдрома». Именно поэтому мы планируем обучать с помощью нашей платформы не только россиян. Начаты предварительные работы по ее адаптации для обучения китайцев и тех, кто говорит по-испански.

В следующем номере будет опубликована статья Юрия Лирмака о том, как начать изучать английский. О том, как сдвинуться с мертвой точки, если вы зашли в этом деле в тупик или просто решили «освежить» забытые знания.

ПРИГЛАШАЮ ТОМИЧЕЙ В СВОЮ ШКОЛУ.
С удовольствием встречусь с руководством фирм для организации корпоративного обучения.
Звоните 50–78–08. Обсудим sticks and carrots…

Читайте также на сайте:

  1. «Живая память Победы Книга вторая»
  2. «Суть времени»: борьба продолжается!
  3. Бывших не бывает!
  4. О медицине и не только

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91