Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Иосиф Кобзон: «Сцена – это наркотик. Надо бросать…»

   0

Народный артист СССР покидает эстраду в год своего 75-летия.

Иосиф Кобзон не любит громких эпитетов. При нем лучше не произносить «ве­ликий», «выдающийся» – вскинет бровь, поморщит нос и переведет разговор на другую тему. А ведь ему есть чем гордиться: мальчишка из шахтерского поселка достиг вершин, которые поддаются единицам. Ему писали песни легендарные композиторы и поэты: Александра Пахмуто­ва, Роберт Рождественский, Михаил Матусовский, Расул Гамзатов, Евгений Долматов­ский. «Как прекрасно все, что с нами было…» – так име­нитый юбиляр назвал свою автобиографическую книгу. Подписывая ее, своим поклон­никам Кобзон желает счастья и здоровья. Он знает – в жизни это главное. Несколько лет назад врачи поставил артисту страшный диагноз – рак. Но и этот удар судьбы он выдержал самым достойным образом: продолжает работать, петь и просто радоваться каждому мгновению своей жизни.

Начало начал

Жизненный путь народного ар­тиста начался 11 сентября 1937 года в небольшом украинском городке Часов Яр. Перед войной семья переехала во Львов. Жили небогато. Отец, Давид Кунович, ушел на фронт политруком. Мать, Ида Исаевна, работала на табач­ных плантациях, тяжелым тру­дом зарабатывая на жизнь себе и детям. С фронта Давид Кобзон не вернулся – в 1943 году он был сильно контужен, после госпиталя признан непригодным к службе и отправлен на гражданку в Москву. Там он влюбился и остался жить с другой женщиной. Мать Кобзона повторно вышла замуж. И отцом Иосиф Кобзон стал называть свое­го отчима, Моисея Моисеевича.

Музыка в жизни будущего арти­ста появилась рано.

– Я пел, сколько себя помню! Очень любил школьную самодея­тельность, – рассказывает юби­ляр. – Но в 14 лет поступил в Дне­пропетровский горный техникум. Не потому, что считал это своим призванием – ответственность за семью чувствовал. А горняки тогда зарабатывали хорошо. В 1956 году получил диплом и ушел в армию. Попал я под «целинный» призыв, служил в Казахстане. Был, между прочим, батарейным запевалой! Потом меня направили в Закав­казье, в Ансамбль песни и пляски Закавказского военного округа. Вот там, наверное, я впервые и за­думался над профессией артиста-вокалиста…

Мечта молодого Кобзона сбы­лась через пару лет после армии, когда он чудом поступил на во­кальный факультет Государствен­ного музыкально-педагогического института имени Гнесиных.

– В Гнесинке был мой первый оперный спектакль – я пел арию Онегина, – рассказывает артист. – Но я всегда был человеком само­критичным и понимал, что моих вокальных возможностей для оперного пения не хватает. Зато после Гнесинки я могу без устали давать по два-три сольных концер­та в день!

О славе свысока

В 1962 году увидела свет первая сольная пластинка Иосифа Кобзо­на с песнями Островского и Пахму­товой, которая принесла ему попу­лярность и славу во всем СССР.

Но испытание «медными труба­ми» молодой артист прошел легко. Потому что он уже тогда понял главное: нужно не красоваться пе­ред зрителями, а много работать.

– Мне кажется, самая большая ошибка молодых артистов в том, что они стремятся именно к из­вестности и популярности, – рас­суждает артист. – Если будете тру­диться – все воздастся по заслугам, что вполне естественно.

Семнадцать мгновений весны

С 60-х годов прошлого века на­чалась «эра Кобзона».

– Не было ни одного уголка в Со­ветском Союзе, где я не побывал с концертами! – с гордостью расска­зывает Иосиф Давыдович. – Сцена всегда была моим храмом. Рабо­тал много – пел по два-три соль­ных концерта в день: исполнял и романсы, и классику – не было музыкального жанра, в котором я себя не пробовал. Но, если честно, сейчас я волнуюсь перед выходом к зрителю еще больше, чем в моло­дости!

Особым жизненным этапом, школой стала для артиста работа с Микаэлом Таривердиевым и Та­тьяной Лиозновой над песнями к фильму «Семнадцать мгновений весны».

– Мика предложил мне записать несколько песен на «Мосфиль­ме» – они мне понравились, мы начали работать, – рассказывает артист. – Сложности начались по­сле знакомства с Татьяной Ли­озновой, режиссером картины. Татьяна Михайловна оказалась сложной женщиной с непростым характером, была очень строга! Но надо отдать ей должное: в «Сем­надцати мгновениях весны» она собрала очень сильный актерский ансамбль! И никому не давала рас­слабиться. Помню, как она, вздер­нув бровь, в аппаратной твердила: «Не нужен мне Кобзон! Мне ну­жен Штрилиц!» – «Где ж я его вам возьму?» – отвечал ей я. «Дайте ему кадры!» – распоряжалась Та­тьяна Михайловна, и мне давали кадры с Вячеславом Тихоновым. «Представьте себе, что вы не Коб­зон, а Штирлиц!» – говорила она. Сколько же было дублей… Я от­чаивался, говорил ей: «Возьмите театрального актера!», – а она мне: «Я сама знаю, кого мне брать! Не командуйте здесь!» Это была на­стоящая борьба, но главное – ре­зультат! Потом мы с ней очень сдружились…

В титрах «Семнадцати мгнове­ний» имени Кобзона не было.

– Меня это если и расстроило, то только поначалу, – рассказывает артист. – Главное, что мои песни звучали в этом фильме – правда, мой голос никто не узнавал… Мы записали семь песен, а в фильме их всего две. Остальные стали звучать позже – на моих концертах…

Со временем песни из «Сем­надцати мгновений весны» стали визитной карточкой Кобзона – наряду с его «вечными» хитами: «Поклонимся великим тем годам», «Виноградная косточка», «День Победы»…

40 лет любви

В личной жизни Кобзона послед­ние 40 лет все гармонично – третий брак оказался для артиста удачным. Первые два – с Вероникой Кругло­вой и Людмилой Гурченко – не принесли Иосифу Давыдовичу сча­стья. Но нынешнюю супругу, Ни­нель Михайловну, юбиляр считает идеалом: любящая, кроткая, забо­тящаяся о домашнем очаге, муже, детях и многочисленных внуках.

– Нелли понимает меня без слов! – говорит именитый су­пруг. – Я раньше сетовал на то, что у нас мало детей, а Куколка – так я называю жену – отвечала: «Было бы больше, если бы ты ездил на гастроли поменьше!» Она всегда рядом, всегда меня поддерживает. Когда я узнал о своем диагнозе, то первое, о чем думал: «Как об этом сказать Нелли, чтобы она не ис­пугалась и не расстроилась?» Ска­зал. А она мне, спокойно так: «Не переживай – будем лечиться». На­верное, мне с ней просто повезло…

Самая большая радость после возможности выходить на сцену у Кобзона – нянчиться с многочис­ленными внуками, которых ему подарили сын Андрей и дочь Ната­лья. У артиста пять внучек и внук.

– Я с сожалением отношусь к коллегам, у которых нет детей, внуков, – говорит Кобзон. – Мне радостно даже просто осознавать, что они есть, пусть даже я их неча­сто вижу. И, признаться, больше-то они привязаны к бабушке – я же по восемь-девять месяцев был на гастролях… Когда приезжал – был Папой-Ягой, а Нелли – самой до­брой подругой. Сейчас наша дочь с семьей живет в Англии. Но я рев­ностно слежу за тем, чтобы наши внучки не забыли русский язык. Я привожу им книги, мультфильмы на русском языке. Я никогда не буду учить английский, чтобы об­щаться с собственными внуками. Всю свою жизнь я воспеваю Рос­сию, признаюсь в своих песнях ей в любви. Я постарался передать это чувство своим детям, а теперь – и внукам…

Екатерина Писарева

Читайте также на сайте:

  1. В преддверии Великого Поста
  2. Вся наша жизнь – игра!
  3. Дед Мороз в конец света не верит
  4. Город поэтов
  5. Путешествие в страну барабанов
  6. Лед и пламя
  7. Сибирский поэт
  8. Театр продолжается!
  9. Клеймо хотите?
  10. Фестивалим изо льда

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91