Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия

Какие люди!

  42    0

02Здравствуйте, Евгений Геннадьевич! Я про­читала материалы о богатых ректорах и их годовых доходах за 2012 год (номер от 14.06.2013), о главе городского департа­мента образования О.В. Ва­сильевой. Школой №40, в которой я училась, руково­дила она. Там еще в 1987- 1993 годах были условия для всего чего угодно, только не для учебы – жгли школьный журнал, учи­теля, заходись в истерике по самым мелким пово­дам, забивали косяки, т.е. курили наркоту, за взятки тянули на медаль, были свои любимчики и не­угодные, писали в башмак. Директор Ольга Валенти­новна Васильева, которую я вспоминаю с глубокой неприязнью, орала на детей, учительница химии выкинула мой портфель из класса, общая атмосфера в школе №40 была нездо­ровая и нервозная, ноги не несли в такую школу, – творение О.В. Васильевой, ныне главы департамента Томского образования.

До сих пор стоит у меня перед глазами ее лицо в огромных круглых очках, за кото­рыми прятались злобные глаза, на первом этаже сороковой школы, который она па­трулировала, чтобы выловить опоздавших и поиздеваться над ними. Все, что происхо­дило в школе, Васильева скрывала, лезла в лучшие в городе. Ей не было места в школе, и она ушла в департамент образования, воз­главила его.

20 лет прошло, а я до сих пор, бывая в Томске, даже не подошла к школе: перед глазами стояло перекошенное злобой лицо Васильевой и ее ненавидящий взгляд. По- моему, О.В. Васильева всех ненавидела, ин­терес для нее представляли только те, кого нужно было подтянуть на медаль.

Г.В. Майера я хорошо помню. Помню, что после жестокой болезни, инсульта, он выкарабкивался, но не для того, чтобы пре­подавать, как я вижу и его доходов, а чтобы получать миллионы рублей…

Я после окончания филфака ТГУ, отде­ления журналистики, издала книгу «Мой Томск». В 2000, 2002, 2011 годах книга вы­ходила неоднократно и большим общим тиражом. В книге «Мой Томск» есть пор­треты ректоров Г.В. Майера, В.В. Обухова, П.С. Чубика, причем портрет П.С. Чубика помещен еще и на форзаце вместе с первым директором ТТИ/ТПУ проф. Е.Л. Зубаше­вым. Я хочу публично через Вашу газету «Томская НЕДЕЛЯ» отказаться от тех слов, которые я писала об этих людях, хочу от­казаться от вставки о Геологической аллее, идея которой принадлежит П.С. Чубику.

Я была против вставки о Геологической аллее, там какие-то памятники, напомина­ющие мне кладбищенские, кустарные па­мятники рудознатцев. Окончив университет в г. Карлсруэ, я вернулась в Томск, хотела поступить в аспирантуру на ИФ ТГУ. Мне не дали сдать экзамены сразу, я не могла сдать экзамена по немецкому языку, Зав. ка­федрой немецкого языка не приняла у меня экзамен, хотя я и не была обязана сдавать экзамен по немецкому – есть Болонский процесс, согласно которому вузы Томска и Карлсруэ взаимодействуют между собой, признают оценки однотипных предметов. Но я готова была сдать экзамен, мне это было нетрудно – я думала, говорила, чи­тала, писала на немецком, как на русском, была автором двух книг на немецком языке.

Н.П. Бельтюкова не стала со мной раз­говаривать. Я пришла к своему руководи­телю, декану ИФ ТГУ В.П. Зиновьеву, он сказал, что быть не может, но не вмешался. Не вмешался и тогдашний проректор по на­учной работе Г.Е. Дунаевский (сейчас он на пенсии по старости, но, наверное, препода­ет, деньги, как вижу, не дают покоя ни рек­торам, ни проректорам), тоже сказал, что быть такого не может.

На просьбу вызвать Н.П. Бельтюкову и объясниться г-н Дунаевский не прореаги­ровал, зато закатил со мной и моим отцом долгую беседу ни о чем – о молодости, о том, что хотел в юности стать скульптором в Одессе.

Четырежды мы заходили с отцом к Г. Ду­наевскому, и четыре раза он вел простран­ные беседы не по существу, хотя, думаю, тратить часы и часы на пустопорожнюю болтовню у проректора ТГУ нет времени.

Н.П. Бельтюкова плохо говорит по- немецки. Она кандидат наук по языкам народов Севера (селькупы)/ У меня не принимали немецкий полтора года, пока В.П. Зиновьев вдруг не вспомнил, что в его подчинении отдел международных отно­шений, и велел принять экзамен у меня по немецкому преподавателям ОМО. В.П. Зи­новьев не знал специфики моей темы, это эпоха наполеоновских войн, Александрово время, императрица Елизавета Петровна.

Не знал декан Зиновьев, как пишутся такие диссертации, его привычная тема – Сибирь. Он твердил мне, не владея темой, «гендерный аспект». Четыре раза я перепи­сывала, благодаря незнанию, что подска­зать, как направить работу, на чем сосредо­точить внимание.

И в конце на кафедре на заслушивании моей диссертации работа моя не прошла по структуре. А по структуре – это вина руко­водителя В.П. Зиновьева. Насколько плохо владеет темой В.П. Зиновьев, можно судить по научной статье – всего 2 странички для ВАКовского журнала мы писали ровно ме­сяц.

Что это все было – незнание или вымога­тельство взятки? Я предлагала по-другому написать диссертацию – неизвестную в ученой среде – о заграничной жизни им­ператрицы, но тут В.П. Зиновьев отказы­вался: он не знал немецкого. В итоге после мытарств с диссертацией меня отчислили из ТГУ, сказав, что я не хочу работать. Я хотела, но не было грамотного руководи­теля и оппонента. С другим руководителем, только не с В.П. Зиновьевым, я написала бы диссертацию при всех собранных материа­лах очень быстро.

Когда я обратилась в Карлсруэ с тем, что у меня не принимают немецкий, там ниче­го не могли посоветовать, для них это было дико. Ректор Г.В. Майер знал всю ситуа­цию, но никогда не вмешивался, ни о чем не спрашивал, делал вид, что не видит в двух шагах у своего кабинета. О Власове я могу сказать, что мой отец В.И. Привалихин хотел писать о нем очерк для московского журнала, но не стал, т. к. когда спросил, ка­кую стипендию получают студенты, Власов не знал. Отец настоял узнать. Секретарша сказала что 1.500 рублей. Услышав такую сумму, отец мой не стал писать о Власове очерк. Я присутствовала при интервью…

Ну, о ректоре Обухове. Когда я работала в «Томском вестнике», он побывал первым в Южной Америке, кажется, в Колумбии. Он рвал телефон, искал меня дома и на ра­боте. Ему хотелось, что я написала об этом «историческом» событии… Потом он уже не узнавал меня при встречах.

Хочу повторить. Я глубоко сожалею, что писала о Чубике, Майере, Обухове. Сейчас бы я не писала о них, ни в коем случае не по­местила их портреты в книгу «Мой Томск». О новом мэре Кляйне, получающем астро­мические оклады, я ничего не могу сказать, знаю, что он до того как стать градоначаль­ником, владел в Томске пивзаводом.

С уважением, София Привалихина

Читайте также на сайте:

  1. Томская область – моя Родина…
  2. Обращение к главному редактору
  3. Мытарства с оплатой
  4. В мыслях о майдане
  5. Ох и дурят нашего брата!
  6. На связи
  7. Крик о помощи
  8. Библиотека в Александровском
  9. Благодарность врачу
  10. Долой самострой!
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 6

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93