Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия
+10.4C

Кинжалы Прометея в руках томича

  11    0
 Юрий Гагарин и Сергей Королёв

Герои космической державы: Юрий Гагарин и Сергей Королёв на отдыхе. Май 1961 г.

День космонавтики — утро величественного прорыва человека Земли в бездну вечного разума и Мироздания
Продолжение. Начало № 13 (1234) от 01.04. 2016 г.
… Знаем, когда победы в космосе вьются, они руками землян достаются. Внимание к Байконуру в те годы было огромное. Но «космическая гавань человечества» никогда не жила каким-то трепетно-суетливым ожиданием важных лиц.

Желанные и нежданные встречи-перекрёстки

Одержимый космосом Губин рассказывал далее: «Мы всегда, в рабочем режиме заранее знали кто, когда и с какой целью сюда приедет. Тогда интерес и внимание руководства страны к боевым пускам ракет были высокими, пристальными. Помню, в сентябре 1964 года на космодром приезжали Хрущёв с Брежневым и министром обороны Малиновским. Тогда им демонстрировался пуск двухступенчатой баллистической ракеты 8К-81, предназначенной для сбивания спутников-шпионов. Пуск прошёл успешно».
«Запомнившихся встреч известных стране и миру людей было много, все не описать. В 1966 году, — продолжал Губин свой рассказ, — сюда, в нашу часть, приезжал де Голль с сыном. Они побывали на гагаринской стартовой позиции. А запуск ракеты с неё смотрели с командного пункта нашей воинской части.
В 1966 году на своём пропускном пункте я впервые встретился с конструктором ракетных систем Челомеем и даже коротко по службе переговорил с ним. Он шёл один в наше техническое здание. Тогда я знал его как автора крылатых ракет и межконтинентальных шахтных УР — 100 и более мощных ракет, а затем и спутников-истребителей «Полёт».
А в 1967 руководители соцстран прибыли на пуски универсальных ракет 8К-84У, которые прошли успешно. В 1969 году сюда приезжал генсек Брежнев вместе с Жоржем Помпиду на запуски двух ракет, но с разных стартовых позиций.
Скажу, что в те годы, в городе была проблема с картошкой. Но когда по программе «Интеркосмос» в 1978 году вместе с Петром Климуком полетел поляк Мирослав Гермашевский («Союз-30»), то у нас появилась польская картошка. В 1980 году в космос отправился кубинец Томайо Мендес вместе с Юрием Романенко («Союз-38») и в продаже оказалась уже кубинская картошка…
Часто приходилось видеть космонавтов Савицкую, Берегового с Леоновым. Последние оба любили гулять по городу и по Универмагу. Тогда Байконур обеспечивался по Списку № 1.
В 1975 году видел в МИКе экипаж «Союз-Аполлон» и первого лунного астронавта Нейла Армстронга. Тогда всех офицеров переодели в гражданскую одежду, а солдат придержали в казармах. Кроме того, нас обязали исключать какое-либо общение горожан с американцами.
В июле 1987 готовился к запуску советско-сирийский экипаж. Этот летний период памятен приездом Президента СССР Горбачёва. Тогда мы носили рубашки с длинным рукавом и галстуком. На Байконуре жара, в тени 40–42 градуса! Наши женщины потребовали отменить для офицеров на летний период такие рубашки с галстуками. Моя жена Лариса Ивановна присутствовала при этой встрече. Спасибо жёнам! Вскоре в Вооружённых силах страны были введены рубашки с короткими рукавами и без галстуков».

Кинжалы, кресты и адово пламя…

Домик Юрия Гагарина

Домик Юрия Гагарина вблизи его старта на космодроме Байконур.

Космодром всегда воспринимается романтически. Это не только от осознания великих достижений в освоении космоса и ракетно-космического прогресса, но и от поразительных картин пуска ракет и днём, и ночью. Их огненные «кинжалы», весьма своеобразные по типу ракет, с громовым раскатом напористо прорывают атмосферу Земли. Они сменяются радужными крестами в момент, когда головной обтекатель, обласканный солнцем, сбрасывается с ракеты. Картина с ощущением грандиозности и красоты! Так описывал мне ветеран космонавтики Губин свое восприятие стартовой жизни космодрома.
Команда «Внимание! Боевой режим!» возвращала и к весьма напряженной ночной и дневной службе, иногда на несколько суток подряд. Связано это с внештатными ситуациями, а порой и трагедиями.
Широко известна катастрофа, случившаяся 24 октября 1960 года, когда на 41-й стартовой площадке при подготовке к старту взорвалась ракета. Тогда заживо (!) сгорело 91человек, в том числе маршал артиллерии Герой Советского Союза Неделин и Герой соцтруда инженер-полковник Носов. Этих испытателей, «дотла сгоревших, ветер хоронил». А всего погибло более 140 человек…
24 октября 1963 года в шахте взорвалась межконтинентальная, баллистическая ракета, в ней сгорело 7 её испытателей.
«Летом 1968 года днём ушла со старта мощная лунная ракета Н-1, а через минуту она взорвалась. Взрыв был мощный. Тогда у меня гостила мама и не на шутку испугалась, — вспоминал Губин. — Также летом 1970 года в час ночи взорвалась прямо на старте лунная Н-1. От этого взрыва в 30 км в городе повылетали стёкла из окон…
На 24 октября теперь табу, никаких запусков… Каждый год в этот день байконурцы и гости отдают дань памяти погибшим на космодроме, возлагают цветы и венки на городскую братскую могилу»…

Икары космической державы

Как-то Юрий Гагарин сказал, что «на космодроме хочется ходить с обнажённой головой». И это правда! Там везде чувствуется и героика, и трагизм небывалого штурма космоса.
В первой части своего повествования (Т.Н. № 12 (1233) от 25 марта 2016 г.) автор текста, говоря о полёте Германа Титова, допустил неточность, указав, что он осуществил 25-суточный полёт в космос. Реально «Орёл» (позывной Титова — А.Г.) совершил 25-часовой полёт. 17 витков его корабля вокруг Земли были как раз тем самым «глубоким пробоем», на котором настаивал Королёв в мае-июне 1961 года на отдыхе в Сочи перед генералом авиации Каманиным (командир отряда космонавтов) и Яздовским (ведущий космический медик). А 25-суточный полёт пришёлся на трагический экипаж «Союза-11», но об этом чуть ниже.
14 января 1966 года ввиду болезни ушёл из жизни главный конструктор ракетно-космических систем Сергей Павлович Королёв. «Это была величайшая утрата для нашей космонавтики. Кстати, в память о нём я несколько раз был в его домике. Рядом такой же домик Гагарина. Оба в 2-х км от гагаринского старта. В них аскетизм убранства: две солдатские кровати, две тумбочки, стол и стулья», — тихо сказал Губин.
1967 год. «Я участвовал в боевом расчёте рано утром при запуске 23 апреля Владимира Михайловича Комарова, — вспоминает мой собеседник. — Тогда испытывался новый многоместный корабль «Союз-1», предназначенный для длительных полётов в космос. Он состоял из меблированного орбитального отсека и спускаемого аппарата, «двухкомнатная квартира». На следующий день на стыковку должен был лететь Юрий Гагарин. Помню, ночью шел ливневый дождь. Командир нашей части подполковник Блинов объявил нам, что пуск Гагарина отменяется. Но уже другой ночью мы узнали о трагической гибели Комарова. При возвращении на землю его спускаемый аппарат скрутил стропы парашюта и врезался в землю. Комарова я видел несколько раз, а впервые увидел его на концерте артистов в нашем Доме офицеров».
Не уберёг себя и космонавт № 1 Юрий Гагарин, готовившийся вместе с Алексеем Леоновым к освоению Луны. 26 марта 1968 года он погиб в тренировочном полёте самолёта вместе с инструктором, летчиком-испытателем Серёгиным.
«Не могу забыть и нашу космическую трагедию 30 июня 1971 года, — говорит Губин. — Командир корабля Георгий Добровольский, бортинженер Владислав Волков и инженер-испытатель Виктор Пацаев отправились в полёт 6 июня. Их задачей были: доставка экипажа на новую станцию «Салют», длительная исследовательская работа на ней и возвращение на землю без скафандров. «Янтари» (позывной экипажа–А.Г.) полностью выполнили 25-суточную программу и возвращались на землю, но произошла внезапная разгерметизация спускаемого аппарата. Экипаж был без скафандров, он погиб в начале спуска…».
Рокочущие «кинжалы Прометея» унёсли в космос живых героев космической державы Владимира Комарова и славный экипаж «Союза-11», ставших олицетворением величественного прорыва человека Земли в бездну вечного разума и Мироздания! Есть неугасимая звезда — ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ, вечная как само Солнце. Вы, Герои-космонавты, долетели до неё и остались в ней легендарными Икарами, космической эры человечества!…

Счастье ветерана космонавтики — Байконур

«31 декабря 1987 года, — рапортует мне Губин, — я вышел в отставку. Почти 24 года службы отдал Байконуру. Там образовалась семья, родились сын и дочь. Жили мы без какой-либо звёздности. Отдыхали на реке Сыр-Дарья, я охотился на сайгаков. Ох, и вкусное же мясо, но жирное! Ловили рыбу на удочку, спиннинги и даже руками, её в реке было много. Дружили семьями.
2 июня — день рождения Байконура, день всегда радостных встреч с ветеранами космонавтики. Любимое место таких встреч — беседка на берегу реки. На юбилей космодрома выпустили сборник стихов, среди них есть стихи и для нашей служебной тройки офицеров».
За свою многолетнюю и безупречную службу ветеран космонавтики Губин имеет свыше 100 (!) благодарностей. Автор текста насчитал на его кителе 39 (!) наградных медалей.
Покидая родной гарнизон, ветераны 60–80-х годов дружно пели: «Не сложили мы крылья с офицерских погон, офицеры запаса…». И в завершении беседы Губин показал мне свою гордость — книгу, подаренную ему сыном Василием, о семи великих космических победах, книгу, побывавшую в космосе.
На вопрос: «Пошли бы Вы служить сейчас на Байконур?» — я услышал офицерский рапорт: «Так точно! Хоть сейчас!» Глаза подполковника в отставке радостно сверкнули, а взгляд его стал торжественно прямым. Тоскует он по ратной космической службе, по космодрому, крепко тоскует, подумал я. Смотрю на своего собеседника с волевым лицом, открытой душой, полной патриотизма и любви к космосу, и думаю: «Вот с такими-то людьми и могла великая наша держава выйти в космический авангард человечества, первой на славную дорогу в космос, не имеющей конца!..»
Александр Гуськов,
младший советник юстиции в отставке
Фото из личного архива Виктора Васильевича Губина

Читайте также на сайте:

  1. Фёдор Кузьмич — святой старец томский
  2. Совещание передовиков сельского хозяйства
  3. Дождь на сцене
  4. Военное поморье — детство его
  5. Поздравления от коллег и друзей
  6. Видеть, но не слышать
  7. Геннадий Хандорин. Капитан большого корабля
  8. Алла Заостровская. Точное попадание
  9. Иван Жулин. Сталинградский «синдром» прокурора!
  10. «Цыплёнок» гродненского СМЕРШа
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 8

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93