Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Кинжалы Прометея в руках томича

   0
Последние минуты

«Последние минуты». 4-й экипаж «Интеркосмоса»- Николай Руковишников и Георгий Иванов (Болгария) 10 апреля 1979 г.

Байконур – космическая гавань человечества
Продолжение. Начало № 12 (1233) от 25 марта 2016 г.
… Пятого мая 1955 года в солончаковых степях Казахстана военные строители вбили первый колышек на месте секретной стройки, вбили и не знали, что они строят. На вопросы любознательных воинов Сергей Павлович Королёв отвечал: «Здесь будет самый большой в мире стадион!». (Потом Королёв назовёт космодром «Берегом Вселенной» — А.Г.). Коль так, то вдохновение строителей, возводивших «спортивный гигант» в неимоверно суровых природных условиях, не убавлялось, наоборот, присутствие именитых персон и генералитета увеличивало ощущение особой важности объекта. Чуть позднее в 350 км строился аналогичный, но ложный, отвлекающий шпионов объект «Байконур». Американские У-2 с небывалой высоты неоднократно фиксировали ход этого строительства.
«Космодром Байконур военные строители практически построили за два года, под песчаные бури в нещадную жару, трескучие морозы с пронзительными ветрами…, настоящие герои-патриоты! Поразительно, что сейчас космодром Восточный 10 лет (!) строят специалисты с мощной техникой… и с неслыханными масштабами воровства и мошенничества, даже зарплаты строителям не выдают. О-бид-но за страну и наш космос!» — искренне сокрушается ветеран космической державы.
«Строительство космодрома и самого города велось под руководством генерала Шубникова, — вспоминает Виктор Губин начало своей службы на космодроме, — а начальником Байконура тогда был полковник Захаров. Я как-то раз ехал с ним в его машине в город и посетовал, почему солдаты не отдают ему честь при встрече. Он снисходительно отнёсся к этому факту, неспесивый. Офицеров и генералов тут море, тогда надо просто всегда ходить солдатам с поднятой рукой к виску. Когда я уходил в отставку в 1987 году, то начальником Байконура уже был генерал-лейтенант Сергунин». Менялись и названия космического города, расположившегося на берегу Сыр-Дарьи: сначала «Байконур», затем «Ташкент-90», «Москва-400», «Звёздоград», «Ленинск» и опять «Байконур».
4 октября 1957 года мир поразил ошеломляющий успех нашей страны — полёт 1-го спутника Земли. Началось активное освоение космоса. А с 12 апреля 1961 года запуском Юрия Гагарина штурмовать ближний космос начали пилотируемые корабли.
8 апреля 1964 года лейтенант РВСН Губин, выпускник Хабаровского военно-технического училища прибыл для прохождения воинской службы на стратегический объект «Байконур» и был назначен старшим техником машинно-аппаратной станции МА-9ст. Его деятельностью на этой станции были охвачены все пуски ракет с космодрома — военного (баллистические, шахтного базирования) и гражданского применения, пилотируемые и беспилотные корабли.
Ветеран космонавтики далее вспоминает: «С октября 1964 полным ходом шла подготовка полёта нового пилотируемого корабля «Восход». Полёт состоялся 12–13 октября в составе экипажа Владимира Комарова (командир корабля), Константина Феоктистова (бортинженер) и Бориса Егорова (бортврач). Ими испытывался усовершенствованный многоместный корабль, проверялось взаимодействие космонавтов различных специальностей. По существу, это была первая космическая лаборатория. К тому же космонавты впервые находились на борту без скафандров. Этот полет проходил под моим контролем. Тогда впервые осуществлялась и мягкая посадка спускаемого корабля. Нужно ли говорить о напряжённости чувств в этот максимально ответственный период…». Автор текста и не старался «напрягать» добродушного собеседника по поводу его чувств. Было все понятно и без иллюминаторов, моих очков.
Помнится, что тогда-то 18–19 марта 1965 года на «Восходе-2» был выполнен первый в мире выход советского космонавта Алексея Леонова в открытый космос, а также проверялась в нештатной ситуации и ручная система управления спуска корабля…

«Боевой режим» в мирной жизни космодрома

Старт корабля «Союз»

«Кинжалы Прометея!». Старт корабля «Союз» с гагаринской площадки

Виктор Васильевич заметно оживился, когда я протянул ему свою архивную газету «Правда» от 13 апреля 1961года с заголовком «Великое событие в истории человечества!» и портретом внизу-справа Юрия Гагарина. Осторожно перебирая пожелтевшие памятники великой эпохи, он вновь заулыбался.
«Вначале всё на космодроме воспринималось необычайно и романтично, а затем вошло в привычный служебный ритм. Это и ритм мотовоза, несущего на космодром его служителей на их родные станции: «Жигули», «Братская», «Минская», «Кубань», «Северная», «Восточная», «Западная», «Московская». За этим ритмом был другой, всегда часто радостный, ритм рвущихся в небеса ракет… И всё же та романтическая привлекательность от жизни космодрома запала на всю жизнь!», — подполковник Губин приглушил свой густой командный голос, а затем, заметно расправил вздохом грудь и, крякнув, опустил взгляд на кипу своих космических фотографий…
Надо отметить, что в привычном выражении «Байконур — это космическая гавань человечества» мы, справедливости ради, должны ещё иметь в виду космодром, прежде всего, как военную гавань нашей страны и в интересах её обороны. Весь офицерский состав Байконура и был призван изначально служить этой цели.
«До сих пор помню все команды, — продолжает Губин, — которые проходили по всему комплексу космодрома. Команды готовности проходили за 3 часа и меньше до старта любой ракеты: «Внимание! Боевой режим!». При команде «Протяжка» включали аппаратуры регистрации всех параметров ракетной системы. В ушах до сих пор волнующие сердце команды: «Зажигание», «Ключ на старт», «Пуск»… Затем шёл репортаж о полёте ракеты через каждые 10 секунд. Например, «Произошло отделение первой ступени» и т. д. Наша аппаратура находилась глубоко под землей, наверху были только приёмо-передающие антенны радиоуправляемого пункта (РУП), они всё слышали и видели наперёд нашего слуха и взора».
Мой собеседник продолжал нашу тему с какой-то щемящей трепетностью: «В 1965 я испытал настоящую гордость за успешный старт мощной тяжелой (длина 101 м, диаметр 20 м) ракеты «Протон» со спутником для регистрации частиц лучей сверхвысоких энергий. К таким мощным рычащим пускам я ещё не привык. У меня просто мурашки по всему телу задёргались… Тогда я подумал, не дай Бог (!), если что-то случится, от меня и всех нас, находящихся в 3-х км, останется мокрое место, если останется и это…».

«Союзы» и не только… над землёю томской

На столике перед нами стояла серебристая модель «Союза». Хозяин его по-деловому демонстрировал конструкцию корабля своему собеседнику.
Для длительных полётов и долговременных программ был спроектирован новый многоместный корабль «Союз», первое испытание его было поручено Владимиру Комарову. «Тогда я участвовал в боевом расчёте, — вспоминает Губин, — эти «Союзы» хорошо послужили и грандиозной программе пилотируемых полётов «Интеркосмос», начавшейся 14 октября 1969 года. В тот год меня с повышением по службе назначили начальником телеметрической станции, через неё проходила вся телеинформация».
Слушая рассказ моего собеседника, читаю его документ: «Ст. л-нту Губину В. В. За проявленное высокое мастерство в период проведения специальных работ и крепкую воинскую дисциплину при выполнении правительственного задания Генеральным Секретарём ЦК КПСС и Министром Обороны СССР 23.10.69 г. Вам объявлена благодарность». Оказывается, «правительственным заданием» были специальные запуски в этом месяце «Союза-6» (космонавты Шонин и Кубасов), «Союза-7» (Филипченко, Волков, Горбатко) и «Союза-9» (Шаталов и Елисеев), которые провели невиданное в советской космонавтике маневрирование трёх кораблей и отработку системы управления этого группового полёта, а также ряд исследований, в частности различные способы сварки в космосе».
«В 1971 году в порядке повышения я был переведен в службу Ракетно-космического вооружения, на майорскую должность, — продолжал Виктор Васильевич. — Пуск любой ракеты — это наша боевая работа. Даже те запуски ракетно-космических систем с наклонением орбиты, пролегавшей через родную томскую землю, мне также пришлось обеспечивать. Скажу, что тогда в Колпашевском районе находился измерительный пункт слежения за всеми спутниками. А в 1970–1980-е годы в этот же район сбрасывались с ИСЗ-разведчиков кассеты с наработанными данными. Наши офицеры вылетали с космодрома за этими кассетами».
Первый экипаж, упомянутой выше международной программы пилотируемых космических полётов, состоял из командира корабля «Союз-28» Алексея Губарева и пилота-космонавта Чехословакии Владимира Ремека. Они успешно осуществили свой космический полёт 2–10 марта 1978 года. После этого многие международные полеты космонавтов пришлись и на моё боевое обеспечение. И до сих пор летают легендарные тех времён «Союзы»…
Виктор Васильевич отвлекся на звонок телефона, а вернувшись, увидев мою газету «Красная звезда» от 12 апреля 1979 года с портретом командира корабля «Союз-33» Руковишникова, вновь заулыбался и продолжил: «О, это была особая радость, конечно же! Помню все три полёта моего земляка Николая Николаевича, первый в апреле 1971 с Шаталовым и Елисеевым. Это было время цветения тюльпанов на космодроме! Второй состоялся в декабре 1974 года с командиром Филипченко. А на газете, это был уже третий старт с болгарином майором Георгием Ивановым 10 апреля 1979 года. К сожалению, программа последнего полёта не была выполнена из-за неисправности сближающе-корректирующей двигательной установки. Экипаж находился тогда в 3-км от станции «Салют-6». Руковишников доложил на Землю о неисправности двигателя. Решение — посадка с помощью резервной тормозной двигательной установки. 12 апреля — День космонавтики они встретили ночной посадкой в 320 км от города Джезказгана».
(Продолжение следует)
Александр Гуськов,
младший советник юстиции в отставке
Фото из личного архива Виктора Васильевича Губина

Читайте также на сайте:

  1. Смелость научного поиска
  2. Иван Жулин. Сталинградский «синдром» прокурора!
  3. Крепость в бою — крепость в семье
  4. Рафо. Палитра любви и страсти
  5. Война научила ценить жизнь
  6. Алексей Редчиц. Невозможное возможно
  7. Ярослава Беспалова. Волшебная керамика
  8. Царская легенда
  9. Иван Максимович Жулин. Сталинградский «синдром» прокурора!
  10. Бабушка Агафья
Рейтинг
Метки:

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91