Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия
+10.4C

Кинжалы Прометея в руках томича

  26    0
Последние минуты

«Последние минуты». 4-й экипаж «Интеркосмоса»- Николай Руковишников и Георгий Иванов (Болгария) 10 апреля 1979 г.

Байконур – космическая гавань человечества
Продолжение. Начало № 12 (1233) от 25 марта 2016 г.
… Пятого мая 1955 года в солончаковых степях Казахстана военные строители вбили первый колышек на месте секретной стройки, вбили и не знали, что они строят. На вопросы любознательных воинов Сергей Павлович Королёв отвечал: «Здесь будет самый большой в мире стадион!». (Потом Королёв назовёт космодром «Берегом Вселенной» — А.Г.). Коль так, то вдохновение строителей, возводивших «спортивный гигант» в неимоверно суровых природных условиях, не убавлялось, наоборот, присутствие именитых персон и генералитета увеличивало ощущение особой важности объекта. Чуть позднее в 350 км строился аналогичный, но ложный, отвлекающий шпионов объект «Байконур». Американские У-2 с небывалой высоты неоднократно фиксировали ход этого строительства.
«Космодром Байконур военные строители практически построили за два года, под песчаные бури в нещадную жару, трескучие морозы с пронзительными ветрами…, настоящие герои-патриоты! Поразительно, что сейчас космодром Восточный 10 лет (!) строят специалисты с мощной техникой… и с неслыханными масштабами воровства и мошенничества, даже зарплаты строителям не выдают. О-бид-но за страну и наш космос!» — искренне сокрушается ветеран космической державы.
«Строительство космодрома и самого города велось под руководством генерала Шубникова, — вспоминает Виктор Губин начало своей службы на космодроме, — а начальником Байконура тогда был полковник Захаров. Я как-то раз ехал с ним в его машине в город и посетовал, почему солдаты не отдают ему честь при встрече. Он снисходительно отнёсся к этому факту, неспесивый. Офицеров и генералов тут море, тогда надо просто всегда ходить солдатам с поднятой рукой к виску. Когда я уходил в отставку в 1987 году, то начальником Байконура уже был генерал-лейтенант Сергунин». Менялись и названия космического города, расположившегося на берегу Сыр-Дарьи: сначала «Байконур», затем «Ташкент-90», «Москва-400», «Звёздоград», «Ленинск» и опять «Байконур».
4 октября 1957 года мир поразил ошеломляющий успех нашей страны — полёт 1-го спутника Земли. Началось активное освоение космоса. А с 12 апреля 1961 года запуском Юрия Гагарина штурмовать ближний космос начали пилотируемые корабли.
8 апреля 1964 года лейтенант РВСН Губин, выпускник Хабаровского военно-технического училища прибыл для прохождения воинской службы на стратегический объект «Байконур» и был назначен старшим техником машинно-аппаратной станции МА-9ст. Его деятельностью на этой станции были охвачены все пуски ракет с космодрома — военного (баллистические, шахтного базирования) и гражданского применения, пилотируемые и беспилотные корабли.
Ветеран космонавтики далее вспоминает: «С октября 1964 полным ходом шла подготовка полёта нового пилотируемого корабля «Восход». Полёт состоялся 12–13 октября в составе экипажа Владимира Комарова (командир корабля), Константина Феоктистова (бортинженер) и Бориса Егорова (бортврач). Ими испытывался усовершенствованный многоместный корабль, проверялось взаимодействие космонавтов различных специальностей. По существу, это была первая космическая лаборатория. К тому же космонавты впервые находились на борту без скафандров. Этот полет проходил под моим контролем. Тогда впервые осуществлялась и мягкая посадка спускаемого корабля. Нужно ли говорить о напряжённости чувств в этот максимально ответственный период…». Автор текста и не старался «напрягать» добродушного собеседника по поводу его чувств. Было все понятно и без иллюминаторов, моих очков.
Помнится, что тогда-то 18–19 марта 1965 года на «Восходе-2» был выполнен первый в мире выход советского космонавта Алексея Леонова в открытый космос, а также проверялась в нештатной ситуации и ручная система управления спуска корабля…

«Боевой режим» в мирной жизни космодрома

Старт корабля «Союз»

«Кинжалы Прометея!». Старт корабля «Союз» с гагаринской площадки

Виктор Васильевич заметно оживился, когда я протянул ему свою архивную газету «Правда» от 13 апреля 1961года с заголовком «Великое событие в истории человечества!» и портретом внизу-справа Юрия Гагарина. Осторожно перебирая пожелтевшие памятники великой эпохи, он вновь заулыбался.
«Вначале всё на космодроме воспринималось необычайно и романтично, а затем вошло в привычный служебный ритм. Это и ритм мотовоза, несущего на космодром его служителей на их родные станции: «Жигули», «Братская», «Минская», «Кубань», «Северная», «Восточная», «Западная», «Московская». За этим ритмом был другой, всегда часто радостный, ритм рвущихся в небеса ракет… И всё же та романтическая привлекательность от жизни космодрома запала на всю жизнь!», — подполковник Губин приглушил свой густой командный голос, а затем, заметно расправил вздохом грудь и, крякнув, опустил взгляд на кипу своих космических фотографий…
Надо отметить, что в привычном выражении «Байконур — это космическая гавань человечества» мы, справедливости ради, должны ещё иметь в виду космодром, прежде всего, как военную гавань нашей страны и в интересах её обороны. Весь офицерский состав Байконура и был призван изначально служить этой цели.
«До сих пор помню все команды, — продолжает Губин, — которые проходили по всему комплексу космодрома. Команды готовности проходили за 3 часа и меньше до старта любой ракеты: «Внимание! Боевой режим!». При команде «Протяжка» включали аппаратуры регистрации всех параметров ракетной системы. В ушах до сих пор волнующие сердце команды: «Зажигание», «Ключ на старт», «Пуск»… Затем шёл репортаж о полёте ракеты через каждые 10 секунд. Например, «Произошло отделение первой ступени» и т. д. Наша аппаратура находилась глубоко под землей, наверху были только приёмо-передающие антенны радиоуправляемого пункта (РУП), они всё слышали и видели наперёд нашего слуха и взора».
Мой собеседник продолжал нашу тему с какой-то щемящей трепетностью: «В 1965 я испытал настоящую гордость за успешный старт мощной тяжелой (длина 101 м, диаметр 20 м) ракеты «Протон» со спутником для регистрации частиц лучей сверхвысоких энергий. К таким мощным рычащим пускам я ещё не привык. У меня просто мурашки по всему телу задёргались… Тогда я подумал, не дай Бог (!), если что-то случится, от меня и всех нас, находящихся в 3-х км, останется мокрое место, если останется и это…».

«Союзы» и не только… над землёю томской

На столике перед нами стояла серебристая модель «Союза». Хозяин его по-деловому демонстрировал конструкцию корабля своему собеседнику.
Для длительных полётов и долговременных программ был спроектирован новый многоместный корабль «Союз», первое испытание его было поручено Владимиру Комарову. «Тогда я участвовал в боевом расчёте, — вспоминает Губин, — эти «Союзы» хорошо послужили и грандиозной программе пилотируемых полётов «Интеркосмос», начавшейся 14 октября 1969 года. В тот год меня с повышением по службе назначили начальником телеметрической станции, через неё проходила вся телеинформация».
Слушая рассказ моего собеседника, читаю его документ: «Ст. л-нту Губину В. В. За проявленное высокое мастерство в период проведения специальных работ и крепкую воинскую дисциплину при выполнении правительственного задания Генеральным Секретарём ЦК КПСС и Министром Обороны СССР 23.10.69 г. Вам объявлена благодарность». Оказывается, «правительственным заданием» были специальные запуски в этом месяце «Союза-6» (космонавты Шонин и Кубасов), «Союза-7» (Филипченко, Волков, Горбатко) и «Союза-9» (Шаталов и Елисеев), которые провели невиданное в советской космонавтике маневрирование трёх кораблей и отработку системы управления этого группового полёта, а также ряд исследований, в частности различные способы сварки в космосе».
«В 1971 году в порядке повышения я был переведен в службу Ракетно-космического вооружения, на майорскую должность, — продолжал Виктор Васильевич. — Пуск любой ракеты — это наша боевая работа. Даже те запуски ракетно-космических систем с наклонением орбиты, пролегавшей через родную томскую землю, мне также пришлось обеспечивать. Скажу, что тогда в Колпашевском районе находился измерительный пункт слежения за всеми спутниками. А в 1970–1980-е годы в этот же район сбрасывались с ИСЗ-разведчиков кассеты с наработанными данными. Наши офицеры вылетали с космодрома за этими кассетами».
Первый экипаж, упомянутой выше международной программы пилотируемых космических полётов, состоял из командира корабля «Союз-28» Алексея Губарева и пилота-космонавта Чехословакии Владимира Ремека. Они успешно осуществили свой космический полёт 2–10 марта 1978 года. После этого многие международные полеты космонавтов пришлись и на моё боевое обеспечение. И до сих пор летают легендарные тех времён «Союзы»…
Виктор Васильевич отвлекся на звонок телефона, а вернувшись, увидев мою газету «Красная звезда» от 12 апреля 1979 года с портретом командира корабля «Союз-33» Руковишникова, вновь заулыбался и продолжил: «О, это была особая радость, конечно же! Помню все три полёта моего земляка Николая Николаевича, первый в апреле 1971 с Шаталовым и Елисеевым. Это было время цветения тюльпанов на космодроме! Второй состоялся в декабре 1974 года с командиром Филипченко. А на газете, это был уже третий старт с болгарином майором Георгием Ивановым 10 апреля 1979 года. К сожалению, программа последнего полёта не была выполнена из-за неисправности сближающе-корректирующей двигательной установки. Экипаж находился тогда в 3-км от станции «Салют-6». Руковишников доложил на Землю о неисправности двигателя. Решение — посадка с помощью резервной тормозной двигательной установки. 12 апреля — День космонавтики они встретили ночной посадкой в 320 км от города Джезказгана».
(Продолжение следует)
Александр Гуськов,
младший советник юстиции в отставке
Фото из личного архива Виктора Васильевича Губина

Читайте также на сайте:

  1. Царская легенда
  2. Эта служба и опасна и трудна…
  3. Последний герой
  4. Поздравления от коллег и друзей
  5. Леди в красном
  6. Совещание передовиков сельского хозяйства
  7. Хандорин Геннадий Петрович (биографические очерки)
  8. Ярослава Беспалова. Волшебная керамика
  9. «Цыплёнок» гродненского СМЕРШа
  10. Иван Жулин. Сталинградский «синдром» прокурора!
Рейтинг
Метки:

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 17

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93