Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Когда сиротеют родители

   0

Равнодушие медиков стандартами и инструкциями не прикроешь

Равнодушие медиков“Выездная бригада скорой медицинской помощи осуществляет незамедлительный выезд на место вызова, оказывает скорую помощь и осуществляет медицинскую эвакуацию пациента при наличии медицинских показаний” (Приложение 2, п.15 “Порядка оказания скорой, в том числе скорой специализированной, медицинской помощи”)
“Жила-была девочка — золотистые косы. Мирила огонь и лед, небо, солнце и грозы”, — молодую женщину звали Лидочка, она была известным искусствоведом и единственной дочкой своих родителей. Но случилась беда: 7 сентября 2015 года Лидочка умерла в карете скорой медицинской помощи, буквально на руках своего отца. У нее остановилось сердце. При вскрытии патологоанатомы обнаружили, что у нее была пневмония и больное сердце. Причиной смерти указана “острая коронарная недостаточность”.

“Горе-горькое в дом ворвалось …”

Прошло 16 месяцев, а мать Лидочки — Татьяна Ивановна продолжает ходить по инстанциям в поисках справедливости. Почти год Следственный отдел по Томску следственного управления СК РФ по Томской области проводил проверку по факту смерти ее дочери. Следствие не было проведено Кировским РОВД должным образом, носило затяжной и необъективный характер, что было отмечено прокуратурой Кировского района г. Томска. Только после личного обращения Татьяны Ивановны к руководителю Следственного управления было возбуждено уголовное дело в отношении четырех фельдшеров скорой медицинской помощи.
А 29 августа 2016 г. Следственный комитет прекратил уголовное дело на основании заключения Бюро судебно-медицинской экспертизы Томской области: “Прямой причинно-следственной связи между медицинской помощью, оказанной пациентке бригадами скорой медицинской помощи и наступившим неблагоприятным исходом, не усматривается”.
Мать Лидочки никак не может смириться с формальным проведением расследования, основанного на субъективных показаниях медиков, которые пытаются прикрыться должностными инструкциями и врачебными протоколами, написанными как под копирку. При этом игнорируются показания родителей пациентки, которые были непосредственными свидетелями болезни и смерти своей дочери. Не берутся во внимание и другие улики: время вызова “скорой” и ее приезда, запись уличной камеры наблюдения, Карты вызова, заполненные задним числом, безупречная кардиограмма за час до смерти пациентки. Не проведена экспертиза медицинских приборов на предмет их соответствия.

“Без тебя я не живу, скорблю…”

скорая помощьТатьяна Ивановна буквально по минутам восстановила события тех трагических суток — 6–7 сентября 2015 года, когда по ее вызову приезжали две бригады скорой медицинской помощи. Она вновь и вновь соотносит действия фельдшеров с их обязанностями, прежде всего — сбора анамнеза и установления предварительного диагноза заболевания, принятия решения об оказании срочной медицинской помощи и необходимости госпитализации.
Во время первого вызова — ночью 6 сентября — дочь жаловалась, что у нее отнимаются руки и ноги, трудно дышать, болит сердце, высокая температура. А в карте этого вызова отмечено, что сознание у пациентки ясное, температура всего лишь 37,8, состояние средней тяжести, что она страдает ожирением 3 степени и сама письменно отказалась от госпитализации. В качестве предполагаемого диагноза стоит “внебольничная пневмония”.
До сих пор у матери вызывают сомнение поведение приезжавших медиков. Срочная помощь не была оказана, даже давление не измерили, рекомендовали обратиться к участковому врачу по месту жительства, а если станет хуже, вновь вызывать “скорую”.
Через сутки Лидочке действительно стало хуже, она едва дышала, отнялись руки и ноги. По вызову вновь приехала бригада фельдшеров СМП, пациентке поставили укол, сделали кардиограмму. Но молодой женщине на глазах становилось все хуже и хуже. Только тогда встал вопрос о медицинской эвакуации. К автомобилю СМП дочь сопровождал отец, есть видеозапись с камеры, установленной на соседнем подъезде во дворе.
Клиническая смерть пациентки наступила в момент ее помещения в автомобиль. В карте вызова фельдшеры отметили, что они самостоятельно проводили реанимационные действия доступным им оборудованием. Через 20 мин. приехала реанимационная бригада, вызванная медиками, но было уже поздно, спасти Лидочку не удалось. В 2 часа ночи медики констатировали биологическую смерть молодой женщины.
Больше всего претензий родители предъявляют фельдшерам по осуществлению медицинской эвакуации больной дочери. Они уверены, что медицинские носилки могли спасти ее жизнь. Однако Лидочка самостоятельно вынуждена была спуститься к автомобилю СМП, стоящему во дворе ее дома. Затем она напряглась, наступив на высокую ступеньку, чтобы сесть в машину. Фельдшер был в салоне и тянул ее за руки, а отцу пришлось подсаживать дочь снаружи. Пациентка буквально завалилась на пол автомобиля, где и проводились реанимационные действия.

“Чтобы воспряли духом матери, отцы, потерявшие своих детей…”

медицинаТатьяна Ивановна продолжает писать жалобы в прокуратуру Томской области, теперь уже о незаконном прекращении уголовного дела. По ее мнению, виновные медики должны понести наказание. Вместе с реформированием скорой медицинской помощи должен быть установлен контроль и ответственность за ошибочно установленный диагноз.
Сегодня в УК РФ есть две статьи, по которым могут привлечь за неоказание помощи больному: первая — о частичном бездействии, то есть, непринятии всего комплекса медицинских мер, некачественное лечение и прочие действия, приведшие к смерти больного (ст. 124 УК); вторая — о ненадлежащем исполнении лицом своих профессиональных обязанностей ч.2 ст. 118 УК). Другое дело, что санкции по этим статьям должным образом не скорректированы.
В настоящее время в Томске СКР проводит очередную проверку по факту смерти мужчины в Горбольнице № 3, согласно заявлению его отца о “ненадлежащем оказании сыну медицинской помощи”. Мы в одном из ближайших номеров ознакомим наших читателей с проведением расследования по данному случаю и его результатами. А также продолжим разговор о лечении пневмонии в нашем городе и о летальных исходах по этому диагнозу.
Боль
Разрывается сердце на части,
Слёзы льются кипучей рекой,
Как уйти от больного ненастья,
Обрести долгожданный покой?
Не могу, не хочу иль не смею
Позабыть я кровинку свою,
Хоть от боли бегу и кричу, и немею,
Но забыть эту боль не могу.
Ночью тёмной или днём в одиночестве
Лишь о ней все глубокие мысли мои.
На лице только маска о том, что жить хочется,
А внутри пустота, а внутри я бегу,
Но от боли своей убежать не могу…

Эти стихи написала Любовь Максимова другая мать, потерявшая дитя.
Автор Ия Владимирова

Читайте также на сайте:

  1. Томское бездорожье
  2. Почему Зоркальцевская администрация равнодушна к людям?
  3. Дорога в Залесье. Продолжение
  4. Борьба за водозабор продолжается
  5. Кого пригрели?
  6. Секта и черная сотня
  7. Спорт–лото
  8. Скованные одной цепью
  9. Грабеж средь бела дня
  10. Строители требуют честной конкуренции!
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91