Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Когда старость не в радость

   0

В последнее время мы все больше утрачиаем доброту и становимся неоправданно агрессивными. Подобные тенденции ничем хорошим не закончатся.

11Написать этот материал меня подстегнул один из последних вопию­щих, на мой взгляд, случаев хамского отношения к по­жилому человеку – ветерану войны, произошедший 10 мая этого года в электричке «Томск II – Тайга».

Повседневное хамство

Ежедневно, с понедельника по пятницу, я до работы и обратно до­бираюсь общественным транспор­том. Еще лет десять назад довольно редко можно было услышать гру­бые слова по поводу того, что кто- то кого-то толкнул или наступил на ногу. А теперь не дай Бог тебя в переполненной маршрутке качнет на рядом стоящего пассажира или же ты, пробираясь к выходу, не­чаянно заденешь чью-то сумку… все, ты будешь проклят до седь­мого колена.

Причем мое личное наблюдение в течение нескольких последних лет показало, что более агрессив­ной стала прекрасная половина. Кроме того, опять же исходя из личных наблюдений (не только в общественном транспорте, но и в поликлиниках, в театре, кино – прим. автора), хамство и грубость с каждым годом становятся все моложе и моложе.

Мои знакомые и коллеги со­гласны со мной по этому поводу, и многие из них довольно часто делятся со мной своими наблюде­ниями, и вот я наконец-то дошла до кондиции, о которой упоминал великий Лев Толстой: «Если уж писать, то только тогда, когда не можешь не писать». Не писать я больше не могла.

Доброта – она есть в каждом

Родители воспитывали нас (пя­терых детей) не столько строго, сколько с любовью. Все мы, два брата и три сестры, всегда знали четко, что если у нас что-то не получается с учебой, работой или личной жизнью, мы всегда могли рассчитывать на поддержку своих родителей.

Родители с детства приучали нас к уважению к старшему по­колению, может, от этого и такое болезненное чувство в хамству по отношению к пожилым людям, встречающемуся в повседневной жизни.

Вспоминаю один случай. Около года назад стою на остановке, и ко мне обращается пожилая женщина с просьбой помочь ей забраться в троллейбус. Я, естественно, согла­силась, и когда подошел троллей­бус, стала подсаживать ее. Рядом с выходом стояла девушка, и когда мы уже забрались, я услышала ее злобное шипение в адрес бабушки: «Что вам, развалюхам, дома-то не сидится?» Мне очень захотелось, чтобы бабушка не услышала эти отвратные изрыгания, но… Повер­нувшись к ней, я увидела слезу, которая уже собиралась скатить­ся с щеки пенсионерки. Она тут же поймала мой взгляд и сказала: «Боже мой, такая молоденькая, а уже такая злая! Какой же ей долгой жизнь покажется».

Извинение дороже денег

Ежедневно в адрес нашей ре­дакции приходят письма, а также поступают звонки, люди делятся с нами своими радостями и своими бедами.

В марте этого года в редакцию пришла пожилая женщина, кото­рая рассказала, как ее обманули в магазине, в который она ходит почти каждый день. Вроде бы ни­чего особенного в этой истории нет, многие из нас сталкивались с тем, что их обсчитывали на кассе. Только вот почему-то хочется рас­сказать именно о ней.

– Я несколько лет ходила в это магазин и почти всегда брала одно и то же, на пенсию ведь особо не разнообразишь список продук­тов, – рассказывает Нина Федо­ровна Бусс. – Из-за постоянно ме­няющихся цен на продукты сразу и не сориентируешься. Но только в этот раз меня сразу насторожил тот факт, что продавец в магазине была без бейджика, да и голов­ного убора на ней не было. Я, как обычно, купила один килограмм риса, три килограмма «геркулеса» (овсяные хлопья) и обратила вни­мание на то, что она долго счита­ет мои покупки на калькуляторе, а затем сказала, что с меня 209 рублей. «Интересно, – подумала я, – неужели крупы подорожали за какой-то день-два?», но спросить почему-то постеснялась.

– Я бы, конечно, могла по чеку проверить и все пересчитать сама, но их в этом магазине почему-то не дают, – продолжает Нина Фе­доровна. – Затем я пришла домой, поделилась со своими соседками своими соображениями, на что они мне сказали, чтобы я не стеснялась и пошла и выяснила все в магази­не. На другой день я пришла туда, но там уже был другой продавец, и она по моей просьбе посчитала примерно вчерашнюю покупку, которая оказалась на пятьдесят рублей дешевле. Я сказала об этом продавцу. Она очень удивилась и сказала, что такого быть не может! Я описала ей ее напарницу, кото­рая меня днем раньше обслужива­ла, но она сказала, что не знает ее.

Дальше я попросила ее позвать заведующую, и тоже попыталась ей описать ту женщину, но она так­же не признала ее. Немного посто­яв и поняв, что все бесполезно и передо мной никто не извинится, я повернулась к выходу, навсегда решив, что никогда не зайду боль­ше в этот магазин. И тут ко мне подходит продавец и протягивает пятидесятирублевую купюру. Я ей сказала, что мне эти деньги не нуж­ны, извинения мне гораздо важнее, ведь так обидно, что к нам – людям старшего поколения – так плохо относятся.

Ну неужели эти пятьдесят ру­блей смогут помочь этой женщи­не? Мне бы хотелось от имени всех людей старшего поколения обратиться к молодым людям и сказать: ребята, не забывайте! Вы тоже не будете вечно молоды и в ваш дом постучится старость… По­просил вас пожилой человек до­нести сумку – донесите; попросил помочь зайти в транспорт – помо­гите, и еще – уважайте старость!

Как ветерана войны обидели

А вот совсем, что называется, «свежий случай» хамства и грубо­сти по отношению к лицам старше­го поколения.

Собралась я 10 мая на дачу, ку­пила билет на электричку и отпра­вилась в путь.

Спустя несколько минут в вагон зашла женщина-контролер. Спустя еще несколько минут я вдруг слы­шу, как эта молодая особа пере­ходит на повышенные тона. Ну, думаю, кто-то, наверное, хотел «зайцем» проехать. Поворачива­юсь, смотрю, а там сидит дедушка (около 80 лет на вид). Контролер довольно грубо его отчитывала и что-то требовала показать, ведь пожилые люди бесплатно ездят. Я стала вслушиваться в их разго­вор и не смогла усидеть на месте, когда увидела у него удостовере­ние ветерана войны. Он показал ей документ и билет показал, но эта принципиально-хамоватая дамочка настаивала на том, чтобы он показал ей пенсионное удо­стоверение со своей фотографи­ей, потому что без него билет не действителен. Я подошла к ним и попыталась спросить у нее, почему удостоверения ветерана войны ей оказалось недостаточно и почему она так грубо разговаривает с по­жилым человеком, на что она сна­чала фыркнула, а потом дала по­нять мне, что меня это не касается.

Я не стала уподобляться этой хамке, однако решила для себя, что должна огородить от нее ветерана войны, который еще вчера отмечал 70-летие Победы, и в честь которо­го еще вчера было сказано столько много теплых слов благодарности от жителей всей России. А тут та­кой вот «послепраздничный сюр­приз»… В итоге, после утомитель­ных и непростых переговоров и после моих слов о том, что я готова оплатить за его проезд, она отстала от него. А я еще долго извинилась перед ветераном за хамское по­ведение молодой контролерши и вышла на остановку раньше, чем мне нужно, потому что мне так было стыдно за нее перед этим за­служенным человеком, аж до слез…

Марина Корниенко

Читайте также на сайте:

  1. Хитрецы из мэрии
  2. Плохо лечим? Будем хоронить! (Продолжение)
  3. Дети в зоне риска
  4. Жизнь после
  5. Будут ли приняты меры?
  6. Откуда берутся обманутые дольщики?
  7. Остановилась только голодовка
  8. Культурное варварство
  9. Одна против чиновничьего беспредела, или Томским чиновникам президент – не указ?
  10. “Сиротский дом”
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91