Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Кому нужна их рука помощи?

   0

Наша публикация в первом февральском номере, посвя­щенная призывам Томской православной епархии не ле­читься у «сектантов», вызвала немало откликов. Особенно у тех, кто не понаслышке зна­ком с этой темой. Они про­сили продолжить дискуссию и показать, как на самом деле складывается ситуация на антинаркотическом фронте, кто и почему призывает «не лечиться» тем молодым людям и их родителям, для которых иной выбор означает, чаще всего, тюрьму или смерть.

Но были и другие точки зрения. Например, призывающие про­сто поубивать «всю эту нечисть», и тогда не будет ни проблемы, ни разговоров о ней, потому что «нор­мальные ребята такой гадостью за­ниматься не будут».

Многие из родственников и близ­ких наркозависимых признаются, что пока вплотную не столкнулись с этой бедой, думали так же. Но се­годня даже самые благополучные семьи не гарантированы от того, что их ребенок не окажется среди наркозависимых, потому что рас­пространение наркотиков – это бизнес. Он ориентирован именно на тех ребят, в семьях которых присут­ствует достаток. Их деньги должны перейти в кошельки наркомафии.

Обсуждая эту проблему, мы чаще всего не вспоминаем о мафии, ви­димо, потому представление о ней ограничивается цыганской темой на Черемошниках. Но на самом деле масштаб наркотической угро­зы в нашей стране таков, что уже официально говорят об участии в этом бизнесе самих правоохрани­тельных органов и их многочис­ленных коррупционных связях на разных уровнях нашего общества. Сегодня в государственной Стра­тегии «Совершенствования систе­мы мер по сокращению спроса на наркотики» отражены основные угрозы, мешающие решению этой проблемы. В том числе:

а) широкое распространение в обществе терпимого отношения к немедицинскому потреблению наркотиков;

б) увеличение численности лиц, вовлеченных в немедицинское по­требление наркотиков;

в) недостаточная эффектив­ность организации оказания нар­кологической медицинской, пе­дагогической, психологической исоциальной помощи больным наркоманией;

г) сокращение числа специали­зированных наркологических ме­дицинских учреждений, низкое число наркологических реабили­тационных центров (отделений) в субъектах Российской Федерации, а также недостаточное количество медицинских психологов, спе­циалистов по социальной работе, социальных работников и иного персонала, участвующего в осу­ществлении медико-социальной реабилитации;

д) недостаточная доступность медико-социальной реабилитации для больных наркоманией;

е) увеличение численности лиц, прошедших лечение, реабилита­цию и вновь вернувшихся к неме­дицинскому потреблению нарко­тиков.

Под лечением наркомании по­нимается снятие физической за­висимости от наркотиков, а реаби­литация – это избавление человека от психологической зависимости. Реабилитация наркозависимого заключается в изменении психоло­гии наркомана и его переориента­ции на жизнь без наркотика.

Сколько это стоит?

Члены общественной организа­ции матерей наркоманов «Эсфирь» рассказывают, что, прежде чем об­ратиться за помощью в реабилита­ционные центры, которые сегодня в Томской православной епархии называют сектантскими, им при­шлось испробовать все другие воз­можности, предоставляемые офи­циальной медициной. Почти все они платные. И стоят немало. Осо­бенно для семей и без того огра­бленных наркомафией. Но после очистки организма и снятия физи­ческой зависимости в наркологи­ческом диспансере, их дети сразу бежали искать очередную дозу.

И тогда встает вопрос о реаби­литации. Здесь, если поискать в интернете обнаруживаются около двух десятков реабилитационных центров, по большей части тоже платных. Позвонив по телефону в один их них, узнаю цену – около 20 тысяч рублей в месяц. Длитель­ность реабилитации 6 месяцев? с выездом в сельский лагерь и пя­тиразовым питанием. Говорят, что это еще небольшая плата. В других, более заслуженных центрах, реа­билитация стоит гораздо дороже.

Порой попадаются объявления, обещающие за большие деньги со­вершить чудо и вылечить вашего ребенка раз и навсегда. Попробо­вавшие кусочек такого чуда давно убедились, что за ними стоит или невежество, или простое мошен­ничество. А люди порой продают квартиры и берут большие креди­ты, чтобы все-таки спасти своих детей от неминуемой гибели или тюрьмы.

Спасение утопающих – дело рук самих утопаю­щих

– К тому времени, как я пришел на группу Анонимных наркома­нов, я уже не умел жить трезвым, – говорит Дима. – Я отчетливо понял, что судьба у меня такая – умереть от наркотиков. Про АН я узнал в больнице. Пришел в группу испуганный, злой, отчаяв­шийся. С гепатитами, без работы, без денег. Для меня был вопрос времени, сколько я еще протяну – неделю, месяц, два. И я увидел там таких же, как я, наркоманов. Но они были жизнерадостными, дружелюбными. И я понял: у меня есть будущее. Там люди говорили о своей жизни, но как будто обо мне, настолько много было похо­жего. При этом ни один человек не требовал от меня, чтобы я в чем-то признавался, клялся, что брошу наркотики. И день, когда я пришел в группу, был последним, когда я что-то употребил…

С каждого собрания Дима выно­сил то, что было ему близко, какие-то новые впечатления, принципы. И сразу же стал их применять. Стал учиться, как прожить один день чистым, потому что в груп­пе он услышал самое главное – не надо «переставать употреблять на всю жизнь» и клясться: «Больше никогда!» Надо прожить, не упо­требляя, один день.

– Второе открытие, – говорит Дима, – что мне не надо переста­вать употреблять все и сразу. Мне достаточно один самый первый раз не употребить. Первую дозу. Надо один раз отказаться. И это оказа­лось легко – прожить даже не один день без наркотиков, а просто не употребить один раз.

И все… Один день стал нани­зываться на другой. Так у Димы появилось время, чтобы занять­ся чем-то другим. Посмотреть на себя, на свою жизнь, подумать, кому он сделал что плохое, где он может что-то изменить.

– Терапевтическая ценность про­граммы выздоровления аноним­ных наркоманов заключается в по­мощи одного наркомана другому, – говорит Дима. – Мы никогда не общаемся как терапевты, а только как люди, пережившие схожие си­туации. Я не рассказываю, как что-то «можно или нужно сделать». Я говорю, как это у меня было. Как я, например, уже выздоравливая, пережил свою первую встречу с соупотребителями. Как у меня ску­лы свело, как сердце забилось от желания вернуться получить свою дозу химического счастья. И ведь устоял. Значит, и ты сможешь.

И снова про секты

Общество Анонимных наркома­нов, как и другие подобные техно­логии возвращения наркоманов к нормальной жизни, основаны на психологической программе, ко­торая называется «12 шагов». Ее, как и другие психологические и ре­лигиозные учения, глава миссио­нерского отдела Томской епархии Максим Степаненко поместил в список сектантских.

И хотя анонимные наркома­ны не зря объединены таким на­званием и в их уставе записано условие – не вступать ни в какие общественные дискуссии, они по­звонили в редакцию и предложили мне присутствовать на одном из их собраний, чтобы своими глазами увидеть, какие признаки секты там можно найти.

Это было небольшое помещение муниципального центра, в которое по очереди заходили молодые, мод­но одетые молодые люди. Каждый из них представлялся, например – «Привет. Я – Костя, наркоман». К концу вечера в комнате с трудом умещалось уже более тридцати че­ловек. Среди них три симпатичных девушки.

Они сами предложили проблемы для обсуждения, которые были за­писаны мелом на доске, и каждый стал рассказывать о своих послед­них переживаниях. Удивительно искренне и откровенно. Например, «сегодня с утра меня не оставляло желание уколоться и мне казалось, что все этому способствует». Когда он закончил свою речь заявлением – «сегодня я чистый», окружаю­щие захлопали в ладоши. Ведь они очень хорошо представляли, что ему пришлось пережить.

Ребята не просто рассказыва­ли, они анализировали свои сло­ва, желания и поступки. Они их объективно оценивали. А это и для обычного здорового человека порой неподъемная задача. Не­даром специалисты говорят, что 12-шаговая программа имеет все инструменты работы над собой для личностного роста.

При всем желании обнаружить здесь признаки сектантства было бы невозможно. Хотя о Боге вспо­минали часто. Сначала в первой мо­литве: «Боже дай мне силы преодо­леть то, что я могу преодолеть. Дай мне разум и мужество смириться с тем, что я не могу изменить. И дай мне мудрость и терпение отличить одно от другого». Потом в своих исповедях упоминая о достижени­ях «с божьей помощью».

Поэтому независимая экспер­тиза муниципального центра «Се­мья» перед заключением договора о сотрудничестве с такими груп­пами, религиозного давления не обнаружила, как и в центре «Рука помощи» и многих других. Хотя большинство из них созданы и действуют от протестантских рели­гиозных организаций – баптистов и пятидесятников.

А на прошлой неделе в Томске состоялась конференция христи­анского служения «Обновлении», созданного в Западной Сибири для помощи наркозависимым. В нем участвовали представители семи регионов и девяти реабилитаци­онных центров. Каждый из них показывал фотографии и слайды, рассказывал об опыте работы в Новокузнецке и Красноярске, Ке­мерове и Тайге, на Чемале в респу­блике Алтай.

Итого было представлено 14 мужских и 2 женских программы на 173 спасенных человеческих души, перед которыми никто не ставил задачи обязательно остать­ся в лоне протестантской церкви. Их учили жить без наркотиков. Причем большей частью на сред­ства самой общины.

Как отмечает независимая экс­пертиза, «В настоящее время у БФ «Рука помощи», «Томск без нар­котиков»; МАОО «Обновление»; АНО «Обновление»; ОО «Матери против наркотиков «Есфирь» про­блем с органами внутренних дел нет. Что не позволяет говорить о вреде обществу от их деятельно­сти. Также следует отметить, что во время проведения мероприятий религиозной агитации не прово­дится. Раздается лишь материалы антинаркотического характера.

Зинаида Куницына

РАБОТА НАД ОШИБКАМИ

Газета «Томская Неделя» (Общества с ограниченной ответственностью «Пресса») приносит свои извинения Обществу с ограниченной от­ветственностью «Томская промышленно-строительная компания» и генерально­му директору ООО «ТПСК» В.И.Мамонтову за публикацию сведений, не соответствующих действительности, опублико­ванных в газете «Томская Не­деля» №7 (971) от 25.02.2011 в статье «Мамонтов сдал пер­вый «Энергосберегающий» дом» (журналист Коба М.И.). Решением Арбитражного суда Томской области 10.01.2012 года изложенные в статье све­дения «признаны не соответ­ствующими действительности и порочащими деловую репу­тацию Мамонтова Владимира Ильича и Общества с огра­ниченной ответственностью «Томская промышленно-строительная компания. Взы­скать с Общества с ограни­ченной ответственностью «Пресса» и Коба М. И. в поль­зу Общества с ограниченной ответственностью «Томская промышленно-строительная компания» 100 000 руб. в ка­честве возмещения вреда де­ловой репутации. Взыскать с Общества с ограниченной от­ветственностью «Пресса» и Коба М. И. в пользу Мамонто­ва Владимира Ильича 100 000 руб. в качестве возмещения вреда деловой репутации».

Читайте также на сайте:

  1. Проданное богатство. МЧС 18 часов боролось с огнем
  2. Прокуратура не дремлет. Ба, знакомые все лица…
  3. Остановилась только голодовка
  4. Под прикрытием жилищного кодекса
  5. О наркотиках нового поколения
  6. Здоровье призывников
  7. «НЕТ» опытам над сибиряками!
  8. Сердечная необходимость
  9. Томск под волной самостроя
  10. Сигаретные войны

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91