Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Культурное болото

   0

«Мыльные пузыри» Кузичкина грозят обратиться крахом для томской культуры.

В последнее пятилетие департамент по культуре воз­главляет Андрей Кузичкин. Бюджет Департамента, по его свидетельству, характеризуется цифрой в 2 миллиарда рублей. Эта цифра – рекордная, что само по себе позволяет предпо­лагать, что культурная дея­тельность в Томской области переживает пору расцвета. Что проблемы, накопившиеся в региональном культурном сообществе за предыдущие 15 лет, находясь в стадии разре­шения или уже разрешены.

Давайте посмотрим, так ли это.

Стратегия

Сегодняшний департамент по культуре и его руководитель Ан­дрей Кузичкин (что, по сути, одно и тоже, так как Кузичкин прини­мает решения единолично) строит свою работу на принципиально иных базовых основаниях.

Во-первых, в основе его стра­тегии лежит экспортный вари­ант развития, когда все внимание обращается не на работу внутри региона и области во всем ее мно­гообразии, не на «ответное» удо­влетворение эстетических потреб­ностей людей, живущих в области и не на поддержку творческих лю­дей из разных сфер искусства, но на имиджевую демонстративность, на «бренды». И люди искусства нуж­ны здесь постольку, поскольку мо­гут немедленно выдать этот брен­довый продукт. Проблемы здесь еще и в том, что избирание этих людей – «героев» томской культу­ры – зависит от вкуса избирающих (то есть господина Кузичкина), а со вкусом Андрея Александровича могли бы поспорить многие пред­ставители творческих профессий. Неудивительно, что эти «бренды» в реальности не работают, превра­щаясь в неловкую «показуху».

Соответственно, значительные средства расходуются на выездную политику (начиная с авиабилетов), на подарки, на оплату услуг мест­ных СМИ и т.д.

Во-вторых, полностью уравни­ваются в правах профессионалы и дилетанты (профессионалы опу­скаются до уровня любителя, брен­довые любители возвышаются над профессионалами), чем снимается всякая ответственность департа­мента перед профессиональным искусством. Унижается профессио­нализм и оправдывается невнима­ние к нему.

В-третьих, идеология департа­мента опирается на ультралибе­ральные ценности, никак не свя­занные с современными реалиями России, с традициями, менталите­том подавляющего большинства россиян, живущих в Томской об­ласти. Неслучайно, например, что г-н Кузичкин объявляет библио­течные фонды «старым, ненужным хламом» и, не имея ни квалифика­ции, ни желания решать огромные проблемы музеев или симфониче­ского оркестра, намеревается учре­дить в Томске музей современного искусства. Как будут создаваться его фонды за наши деньги – непо­нятно.

Неслучайно, что почти един­ственными партнерами г-на Ку­зичкина из числа несущих «новое искусство» в массы почему-то оказываются однообразные пред­ставители гомосексуальной ори­ентации («извне» он поддержан Р. Виктюком; худруком ТЮЗа он хо­тел сделать Е. Лавренчука, судимого в Украине и поставившего в ТЮЗе скандальный спектакль «Анна Ка­ренина», где нет Толстого, но полно гомосексуального «стеба»). Конеч­но, гомосексуализм в РФ законом не преследуется; но не зря же про­винциальные парламенты в России один за другим, в понимании глу­бинной связи содомии и педофи­лии, принимают законы об уголов­ной ответственности за пропаганду однополой любви. А Томск – город студенческий, город неукоренен­ной и весьма проблемной молоде­жи – здесь подобная пропаганда, уже прозвучавшая со сцены и не только, опасна, как нигде.

В-четвертых, стратегия департа­мента принципиально недиалогич­на. В ней нет ни намека на взаимо­отношения с инакомыслящими. То есть с тем подавляющим большин­ством населения, деятелей искус­ства, которым неинтересна «трен­довость» и однообразные рамки однополого искусства.

В-пятых, ни на деле, ни даже на словах департамент не озабочен будущим томского культурного со­общества. Разительное постарение людей искусства в Томске, очевид­ная пропасть между поколения­ми творческих людей, вымирание целых отраслей творческой дея­тельности – все это скрыто за де­магогией об «инновациях» и даже «нанотехнологиях» в искусстве.

Таким образом, стратегия де­партамента по культуре Томской области принципиально строится в изоляции от самого культурного поля города и области, неизбежно паразитируя на том, что было под­готовлено вне и до г-на Кузичкина (но не готовится, не поддерживает­ся сейчас), вне любой эстетической мотивации. Чиновник от культуры теперь не слуга культуры.

Квалификация. Кадровая политика

Сам г-н Кузичкин по образова­нию ботаник, а по призванию – актер-любитель театра «Интим». Кадровая политика г-на Кузич­кина полностью основана на его тезисе: «Ничего, что нет опыта и образования, зато глаз не замылен, а это главное». Это позволяет ему привлекать на ответственные по­сты людей совсем далеких от ис­кусства, но чем-то близких ему по жизни, не отчитываясь за мотивы назначения. Пять лет его кадро­вой работы – это годы смещения со своих постов практически всех квалифицированных руководи­телей. В целом ряде ключевых учреждений культуры сегодня нет первых лиц: нет художественных руководителей в симфоническом оркестре, в областной Драме, в ТЮЗе… Зато краеведческий музей и тот же ТЮЗ у нас возглавляют случайные люди.

Показателен состав художествен­ного совета (коллегии) при депар­таменте по культуре. Из него ушли почти все представители творче­ской интеллигенции (одни ушли сами, других вывели из состава совета). Сейчас в него входят чи­новники от культуры, журналисты, никогда не занимавшиеся культу­рой, директор ночного клуба и т.д. Из тех, кому там действительно место, остались только директор «Музея политических репрессий» и председатель Томской писатель­ской организации.

В департаменте не обращают внимания на серьезную и систем­ную работу писателей, художников или музыкантов, которые собира­ют полные залы.

Информационная поддержка

С одной стороны, успехи г-на Кузичкина объясняются его специ-фической близостью к власти, уме­нием убеждать вышестоящих и полным равнодушием высших ру­ководителей области к культуре и ее проблемам.

С другой стороны, сегодня, в условиях, когда материалы о куль­туре в СМИ не принимаются и не производятся без оплаты, депар­тамент (г-н Кузичкин) становится монополистом. Вряд ли искушен­ные томичи верят проплаченным газетным или телевизионным ди­фирамбам в адрес великих свер­шений департамента (г-на Кузич­кина), но ведь есть вещи, которые они не видели и не слышали, и вы­нуждены читать то, за что платит Кузичкин.

Нередко бывает, что опублико­ванная с подачи Кузичкина инфор­мация на самом деле весьма далека от действительности. Вспомните рассказы о блистательных гастро­лях Томского симфонического оркестра в Нью-Йорке. Но при этом никто не сказал, что в эту до­рогостоящую поездку отправилась только треть коллектива, и вы­ступали наши музыканты в музы­кальном колледже в захолустье, в спортивном зале, а потом перед пенсионерами русского проис­хождения; а затем, на день города Нью-Йорка, их включили в свод­ный многотысячный оркестр, но не за особые заслуги. Просто в этот оркестр брали всех желающих, находящихся в тот день в Нью-Йорке.

Еще пример: сладкие байки о бле­стящей победе томичей А. Олеара и Л. Усова, принятых в Кенсингтон­ском дворце в Лондоне принцем Майклом и приглашенных им на шекспировский праздник в Страт­форде. Принц, как хозяин, действи­тельно сказал им добрые слова, поскольку они подошли к нему, де­монстрируя деревянного Шекспи­ра – объемную копию известной гравюры. Но нет особой заслуги в том, чтобы попасть во дворец, ибо туда попадают все, заручившиеся мало-мальской рекомендацией. Не мог Майкл оценить достоинств пе­реводов А. Олеара, ибо, как страст­ный автомобилист, знает живой русский в пределах фраз «Почем бензин?» и «Сколько до Москвы?».

А приглашение в Стратфорд на Шекспировский праздник за наши с вами деньги ничем не отличается от приглашения в Михайловское, то есть ничего не стоит и ничего не значит в плане культурных до­стижений. А в немногих известных рецензиях переводы «Сонетов», сделанных А. Олеаром, оценива­ются либо негативно, либо обидно снисходительно.

И как только мы выходим за гра­ницы подвластного г-ну Кузичкину СМИ-пространства, картина резко меняется. Наша газета считает, что ничего, кроме самой жесткой кри­тики, деятельность Кузичкина не заслуживает. Жалко смотрится он и в политкорректном «Естественном отборе» на телевидении. И совсем плохи его дела в Интернете, несмо­тря на то, что целых три работника командированы во всемирную сеть говорить о нем хорошо – и плохо о тех, кто его критикует (впрочем, справедливости ради, скажем: в Интернете хамских и несправед­ливых суждений очень много, и не каждый раз прав коллективный Интернет).

И дорогостоящая поездка в Эстонию, воспетая Татьяной Вес­ниной? Если честно, то концерты не понравились эстонским русским «самодеятельностью», а прогиба­ния г-на Кузичкина перед эстон­скими официальными лицами, с их известным отношением к Рос­сии, просто оскорбили их. А без­образные дни томской культуры в Москве? А предыдущая поездка в США с сомнительным репертуа­ром и аудиторией в три десятка че­ловек? Сколько все это стоило?

Многое остается здесь на совести г-на Кузичкина и немногих других, получающих от него прямое фи­нансовое одобрение, но факт оста­ется фактом: ни один независимый ценитель и знаток искусства ни в Томске, ни за его пределами ни разу не оказал г-ну Кузичкину ин­формационной поддержки.

ТОЛЬКО ФАКТЫ

Театры

Томские театры получают значи­тельно меньшее субсидирование, чем в других регионах Западной Сибири. Достаточно сказать, что содержание Томского областного театра драмы обходится в 24 млн рублей, тогда как театр на Алтае получает 40 млн, а новосибирские «Глобус» и «Красный факел» –71 и 59 млн рублей.

В Драме и ТЮЗе, как уже было сказано, нет главных режиссеров. Однако на ремонт ТЮЗа, куда г-н Кузичкин, вопреки всеобщему мнению, намерен пригласить скан­дального Е. Лавренчука, выделе­но свыше 120 млн рублей. Театр планируется преобразить в Театр Нового Зрителя. Очевидно, днем в нем будут проходить детские спек­такли, а вечером совсем другие, учитывая, какой смысл вкладыва­ется сегодня в словосочетание «но­вый зритель».

Музеи

Музеи находятся а катастрофи­ческом состоянии. Сегодня Кузич­кин пытается решить проблемы одного областного учреждения, Томского краеведческого музея, за счет другого – Томской областной библиотеки имени А.С. Пушкина, противозаконно отбирая у библи­отеки помещения, выстроенные на целевые федеральные деньги. (при этом фонды ТОУНБ, в нарушении всяческих норм, вынужденно хра­нятся в подвалах и коридорах). Поскольку отдать прямой пись­менный указ для него опасно и грозит уголовным преследовани­ем, г-н Кузичкин организовал на библиотеку давление свыше, что он проделывал не один раз.

Финансовые, организационные и кадровые просчеты в этой сфере переходит всякую грань возмож­ного.

Литературное дело

Томские писатели все эти годы ведут безнадежную борьбу за то, чтобы их уровняли в правах и воз­можностях с писателями других регионов (ситуация, подобная томской – только в Амурской об­ласти и Еврейской АО). Введенные в заблуждение г-ном Кузичкиным, они согласились на переезд в Дом искусств из помещения на Ленина, 111, где имели возможность сда­вать в субаренду часть помещения. Томские писатели не имеют ни ставок, ни стипендии, ни предло­жений по литературной и просве­тительской работе – притом, что Томская писательская организа­ция считается сильнейшей в ЗСО, и ряд томских писателей постоянно приглашается в другие регионы на фестивали и встречи с читателями. Среди томских писателей немало лауреатов престижных литератур­ных премий; они печатаются в сто­лицах и получили немало автори­тетных положительных отзывов на свои публикации. Не встречают ни­какой поддержки ни всероссийские чтения, посвященные В. Шишкову и Н. Клюеву, ни литературные ве­чера томских писателей, проводи­мые ими на свои средства. Все, что выделяет департамент – 200 т.р. на выпуск двух (из четырех) номеров литературного журнала. Прекра­щено финансирование альманаха-ежегодника «Каменный мост», признанного одним из лучших из­даний подобного типа в России.

Учрежденный же департаментом и управлением культуры г. Томска конкурс «Томская книга» (1 млн рублей) передан в распоряжение поэта и издателя А. Олеара, не являющегося членом томской пи­сательской организации, но прак­тически единолично решающего, кого издавать, а кого нет, игнори­руя мнения ненужного жюри. В итоге конкурс превратился в фонд А. Олеара, в основном издающего книги друзей или полезных ему людей (в т.ч. пять книг извест­ных переводчиков – не томичей Г. Кружкова и М. Яснова в обмен на получение рекомендации в Союз переводчиков России.

Г-н Кузичкин постоянно заяв­ляет о том, что в Томске писателей (достойных) практически нет, и нет смысла кормить этих бездель­ников (или «лоботрясов»).

Музыка

О длящейся десятилетиями драмы с симфоническим орке­стром известно всем (из лучшего до середины 90-х годов в Сибири он превратился в худший). Недо­вольны политикой г-на Кузичкина и другие работники Томской фи­лармонии. Крупные томские му­зыканты всех направлений (от В.В. Сотникова и А.М. Ратнера до А.В. Зимакова) открыто и резко крити­куют деятельность г-на Кузичкина. Особую позицию здесь занимает Музыкальное училище имени Э.В. Денисова, поскольку г-н Кузичкин отводит ему выставочную роль и планирует на его базе создать Кон­серваторию. Отсюда – особый ре­жим поддержки музучилища, фи­нансовый и технический. Однако училище и близко не располагает ни соответствующими площадями, ни научно-педагогическим потен­циалом для выхода на такой уро­вень задач. Можно закупить необ­ходимое оборудование, но где его разместить, где набрать необхо­димый профессорско-доцентский штат? Если приглашать специали­стов из других городов, им надо давать квартиры, что совершенно нереально, а использовать потен­циал своего города (при том, что и этого недостаточно) г-н Кузичкин не планирует. Возникает образ гря­дущей «потемкинской деревни», заслоняющей сегодняшнее недее­способное учреждение.

Такой «потемкинской деревней» уже является Томский колледж культуры, в который вкладывают­ся серьезные средства и который переименован с использованием всех модных слов, начиная с «ин­новационный». Здесь готовят, ка­жется, специалистов всех профи­лей и разновидностей, и готовят весьма плохо. Тем не менее, г-н Ку­зичкин оценивает работу колледжа весьма высоко и приводит туда авторитетных лекторов, например, нынешнего томского омбудсмена Нелли Кречетову, ни с того ни с сего взявшую на себя роль эксперта томского культурного сообщества и заявившую детям, что в Томске нет никакой культуры: «кругом упадок, и только некоторые факты малой городской архитектуры ра­дуют взор».

Библиотека

В этой сфере г-н Кузичкин также проявляет откровенный субъекти­визм: он предпочитает не замечать большой, серьезной работы, кото­рую ведет библиотека (ТОУНБ) им. А.С. Пушкина, потому что там работают люди, скептически от­носящиеся к его «инновациям». И здесь нет конца придиркам, вплоть до самых мелочных, возводимых в ранг почти уголовной проблема­тики. Например, отказ выдавать книги иногородним пользова­телям библиотеки объявляется «преступлением против прав че­ловека» (это отражено в докумен­тах!), хотя в России нет ни одной сумасшедшей библиотеки, вы­дающей книги иногородним. Ни дипломы, ни победы в конкурсах, ни фестиваль «Томская книга», ни конференции, встречи и вечера, ни блестяще выполненная роль очередной библиотечной столицы России (пресса была просто вели­колепной!) не тронули суровую душу Андрея Кузичкина. А вот об­ластная детско-юношеская библи­отека (ОДЮБ), работающая очень неплохо, но не ведущая, например, научной работы, не имеющая та­кого масштабного поля работы, но зато принявшая под свой кров чтеца Кузичкина, объявляется, в противовес «пушкинке», «про­рывным» учреждением культуры, очагом «инноваций».

Соответственно, вина за всемир­ное падение интереса к чтению возлагается на ТОУНБ, а то, что ОДЮБ сталкивается с той же про­блемой, милосердно обходится – здесь виновато время.

Эстрада и популярная хореография

В этой сфере, единствен­ной из всех, у г-на Кузичкина, имеющего постоянную нужду в массово-культурных концертах и деятелях этого направления, от­ношения гармоничные. Особое, привилегированное место занима­ет ДК «Авангард», в недрах кото­рого располагается внебюджетный культурный фонд, через который, как и через бухгалтерию ДК, про­ходят все серьезные денежные суммы, связанные с работой депар­тамента. За редким исключением именно «эстрадные» хореографы поддерживают г-на Кузичкина, имея серьезные кадровые предпо­чтения перед другими направле­ниями в искусстве.

Деньги

Самая большая загадка: как, на что, по какой системе и по чьей воле расходуются огромные сво­бодные средства департамента? 1 миллиард 200 миллионов рублей, по словам самого Кузичкина ухо­дят на зарплату, содержание по­мещений, плановые ремонты и т.д. Судьба 700-800 млн рублей не под­дается анализу и подсчету. У нас не экономят на экспортных инициа­тивах и подчеркнуто экономят на большей части направлений твор­чества. Попытки приблизитель­ных подсчетов на материалах еже­годных отсчетов департамента (где цифры, как правило, опускаются), упираются, при больших допусках, в цифру порядка 400-500 млн ру­блей. Покрыта мраком и деятель­ность самого культурного фонда – кто вносит в него деньги, какие, на каких условиях? А не пора ли про­вести всестороннюю аудиторскую проверку финансовой деятельно­сти департамента? Мы будем толь­ко рады, если наши предположения не оправдаются. Притом, что суще­ствующие пропорции, приоритеты в финансовой политике департа­мента все равно останутся для нас примером вопиющего произвола, некомпетентности и циничного от­ношения к культурному потенциа­лу Томской области.

Артем Боровой

Читайте также на сайте:

  1. Предпоследний Кресс
  2. 50 миллионов в яму
  3. «Рекламная мафия» у стен УМВД по Томской области
  4. Есть ли хозяин у березовой рощи?
  5. До чего докопались — до штрафа? Опять раскопки
  6. Первые решения
  7. Не проворонить бы трагедию…
  8. Доброта плюс здравый смысл
  9. Осторожно, «Анекс Тур»
  10. Томичи поклонились мощам святого
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91