Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Ландау против Фурсенко

   0

Преподаватели вузов бьют тревогу по поводу падения грамотности выпускников школ.

Последние несколько лет идут споры, к чему нас ведет модерни­зация среднего образования? Хо­рошо ли то, что сегодня для посту­пления в университет достаточно лишь «ставить галочки» по системе ЕГЭ? Ухудшилось ли качество обу­чения, по сравнению с советскими временами?

Взгляд из школы

На эти вопросы мы попросили ответить учителя русского языка и литературы МБОУ СОШ №38 Младу Бусыгину и доцента кафе­дры русского языка и литерату­ры Томского Политехнического университета Сталину Костюкову. Оказалось, что мнение школьного педагога прямо противоположно мнению университетского препо­давателя.

Млада Александровна, педагог высшей категории, победитель районного конкурса «Учитель года – 2010», уже 22 года ведет уроки русского языка и литера­туры в школе. Сначала это была поселковая школа в Кемеровской области. «Продвинутая» школа, как отметила учитель, победитель национального проекта «школа-миллионщик».

С октября 2010 года она препода­вала в Мариинской гимназии в Том­ске, сейчас работает в школе №38.

– За эти 22 года я видела много учеников, но могу сказать, что осо­бой разницы между школьниками, которые учились 25 лет назад и нынешними я не замечаю, – го­ворит Млада Александровна. – В каждом классе есть как очень со­образительные и прилежные уче­ники, так и те, для которых школа является просто местом, куда они вынуждены ходить. То есть, учеба их мало интересует.

А вот для самого педагога изме­нилось многое.

– Прежде всего, это новая ме­тодика преподавания, – считает Млада Бусыгина, – из-за модерни­зации в сфере школьного образова­ния произошло сокращение часов по некоторым предметам, спец­курсы, факультативы. Ввели новые предметы. Но, самое основное, это изменение формы выпускного эк­замена – последние несколько лет все сдают ЕГЭ.

Как пояснила педагог, ЕГЭ – это те­стирование, которое состоит из трех блоков. Часть А – проверяет средний уровень знаний, часть В – рассчитана на продвинутый уровень, хотя от­клонений от школьной программы нет. Часть С – проверяет творческий потенциал ученика, знание текста, умение анализировать прочитанное, увидеть актуальность проблемы, зна­чимой для общества, умение выра­зить свою жизненную позицию, свя­зать свои суждения с прочитанными художественными и публицистиче­скими произведениями, способность грамотно рассуждать.

– Для этого нужна сильная под­готовка, – утверждает учитель, – знания охватывают все разделы основной школы. Переход на ЕГЭ, на мой взгляд, является позитив­ным нововведением. Во-первых, большим плюсом является то, что по сертификату ЕГЭ можно по­ступить в ВУЗ. Во-вторых, ребята сдают сначала пробное тестирова­ние – это помогает ребенку оценить свои возможности, а по результа­там выявить свои пробелы в зна­ниях предмета, доработать. Кроме того, ЕГЭ с каждым годом совер­шенствуется: замеченные ошибки анализируются и исправляются. А вот система ГИА (государственная (итоговая) аттестация для учени­ков 9 класса) еще требует доработ­ки, что, в общем-то, подтверждает и скорректированная, по сравнению с пошлыми образцами ГИА, предло­женная в этом году демоверсия.

Напомним, что подобная форма сдачи экзаменов введена в России с 2004 года. До сих пор ученик имеет право выбора между ГИА и тради­ционным изложением.

Многое зависит еще и от методи­ки преподавания. Как пояснила пе­дагог, сейчас у учителя есть выбор того, по какой программе работать и какие технологии обучения при­менять.

Проблема лишь в том, что не все новые методики хороши. Для на­чала, педагог сам должен, посто­янно совершенствуя свои знания, все попробовать и выбрать самый достойный вариант, а это под силу только опытному учителю.

– Все преобразования и нововве­дения в сфере школьного образо­вания не должны стоять на месте. Полностью нельзя ломать школь­ную систему, лучшие традиции прошлого все же стоит сохранить. И максимально усовершенство­вать все новые формы, которые мы позаимствовали у Запада. И, ко­нечно, адаптировать под нашу на­циональную культуру. Жаль, что законы о модернизации образова­ния приниматься людьми, которые сами не прошли через школьную и университетскую практики, – счи­тает Млада Александровна.

Мнение вуза

В наше время для большинства школьных учителей главной зада­чей считается подготовить стар­шеклассника к ЕГЭ, чтобы тот по­лучил свой аттестат зрелости.

С реальными «последствиями ЕГЭ» приходится сталкиваться преподавателям университетов. Уровень знаний нынешних выпуск­ников, грамотность студентов или, вернее, безграмотность и причину этого комментирует доцент кафедры русского языка и литературы ТПУ Сталина Александровна Костюкова.

Свою преподавательскую дея­тельность она начала с 1966 года – вела вечерние подготовительные курсы для вступительных экзаме­нов, а с 1970 года стала препода­вать для студентов ТПУ. Сталина Александровна также отмечает, что ученики (студенты) не измени­лись, они так же похожи на тех, кто поступал в вуз 10 и 20 лет назад. А вот качество их знаний в последнее время оставляет желать лучшего.

– В 1992 были организованы подготовительные курсы ТПУ, которые курировались кафедрой русского языка и литературы, они существуют и по сей день. Когда мы набираем учеников на курсы, то все обязательно пишут диктант, проверяющий уровень грамотно­сти абитуриента. И вот могу при­вести цифры: если в 1992 году дик­тант писали на двойки около 60% учеников, то осенью 2011 года на двойки диктант написали более 80% учеников. Это говорит о том, что уровень грамотности у школь­ников за 20 лет упал более, чем на 20%, – приводит печальную стати­стику преподаватель. – Еще хуже обстоят дела с литературой. Если в 60-е годы школьники читали 60% произведений из обязательного списка, то сейчас читают только около 30% текстов,– с сожалением говорит преподаватель.

По данным ЮНЕСКО, в 1962 году качество нашего образования занимало второе место в мире! Как высшее, так и среднее. Иностран­ные гости пришли к единому мне­нию: очень высокий уровень обра­зования.

– Давала на подготовительных курсах для абитуриентов упраж­нение – отрывок из стихотворения Лермонтова «На смерть поэта», – делится Сталина Александровна.– Ни один ученик не ответил, кому посвящен стих. Я задала ряд других вопросов, касающихся литературы, и оказалось, из 16 человек в группе никто не знает, что Пушкина убил Дантес. Это те ребята, которые по­ступают в университет! А что гово­рить о тех, кто не решился…

Фамилия Бабель у школьников вызывает дружный смех, то есть, они ее даже никогда не слышали. – С тяжелым вздохом продолжает свой рассказ Сталина Александров­на. – Ошибки допускаются в геогра­фических названиях, в названиях исторических событий, фамилиях ученых. У большинства абитуриен­тов нет разницы между Второй ми­ровой войной, Гражданской войной и Великой Отечественной войной. Буквально на прошлой неделе на мой вопрос, что произошло в 1961 году, один абитуриент ответил, что отменили крепостное право, – кар­тина ясна: школьники еще не знают ни историю, ни географию.

По поводу причин такого, можно сказать, культурного упадка среди молодежи старый преподаватель так высказала свое мнение:

– Причины я вижу в следующем: во-первых, резко сократили часы русского языка в начальной школе, а это и есть основа хороших зна­ний в будущем. Во-вторых, убрали уроки чистописания – этот предмет ставит правильный почерк, выра­батывает такое качество, как при­лежание, умение делать свою ра­боту хорошо. В-третьих, введение тестирований. Подготовка к тако­му виду сдачи экзаменов – это про­сто натаскивание, но не понимание и осмысление материала. У меня есть такой пример: мы подготовил тесты для абитуриентов на «вы­езде», но тесты мы составили так, что вариантов ответов могло быть больше, чем один, это вызвало смя­тение у учеников. То есть, тест – это своего рода «дрессировка», ребята в тот момент не пытались применить правило, а «решали» тест. Здесь ключевое слово «решали». Больше половины учеников просто гадают, какой ответ поставить. Вывод оче­виден – материал не усваивается и не понимается.

Что касается школьных сочине­ний, то тут Сталина Александров­на, солидарна с мнением всемирно известного ученого Льва Ландау. Как-то Льву Ландау задали во­прос: «Если бы при поступление в физико-технический институт нужно было сдавать один экзамен, то какой бы вы оставили?». Он от­ветил: «Сочинение. Физики мы и сами научим».

– Я на курсах из года в год стал­киваюсь с ситуацией, когда в шко­ле ученик имеет положительные оценки, а его уровень знаний на двойку с минусом, – говорит Ста­лина Александровна. – Теперь в школе главная задача сдать ЕГЭ, а результат этого экзамена и ката­строфической безграмотности ви­дят только преподаватели ВУЗов.

Татьяна Ветрова

Читайте также на сайте:

  1. Опасность полезных гаджетов
  2. Кто будет людей кормить и детей учить?
  3. Наталья Барышникова: Мы предлагаем образование для всех, а не для избранных
  4. Отдых или пытка?
  5. Бизнес рулит техникумом
  6. НИКИ. Проверка на прочность
  7. Всемирный день учителя
  8. Спьяна – Татьяна
  9. Год литературы – время инноваций
  10. Директорский беспредел
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91