Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Лукавство медицинского учета

   0

В прошлом году мы рассказывали на страницах нашей газеты о неожиданном “открытии” в системе здравоохранения…

Осваивая в компьютере возможности новшества “Личный кабинет”, я с удивлением обнаружила, что являюсь просто-таки фанатом услуг поликлиники № 3.
Не то чтобы я вовсе не знала, где она находится, но в последний раз я там побывала, кажется, в 2015 г.
А, судя по записям в моей личной карточке, я посещала эту поликлинику не менее двух-трех раз в месяц, даже в те дни и месяцы, когда меня и в городе-то не было. Кроме того, неустанно посещала это “заповедное место” и моя дочь, причем даже в те дни, когда находилась на отдыхе за границей. При этом мне напоминали в карточке, что каждое посещение врача обходится государству где-то более 500 рублей.

Времена изменились, приписки остались

Лукавство медицинского учетаНе поверив в очевидность такой лжи, мы предложили знакомым из других районов заглянуть в свои “Личные кабинеты”. Где-то все оказалось в пределах реальности: был два года назад — вылечился, больше не приходил. А где-то человек с удивлением обнаруживал, что ходит и лечится годами от какого-то застарелого хронического недуга, о котором он понятия не имел…
Словом, мы столкнулись с тем, что в советские годы называлось приписками. Только тогда приписки были в основном на стройках, при перевозках, в овощных магазинах (усушка-утруска). Теперь они плавно перекочевали в здравоохранение. Лозунг “Деньги должны идти за пациентом!” проявил себя во всей красе. Деньги-то идут за пациентом, но — на бумаге, точнее — на компьютере.
Написав об этом явлении, я надеялась, что должностные лица, получающие за это зарплату, проверят информацию — хотя бы на своих личных данных или данных своих родственников, а потом наведут порядок. Однако время шло, какие-то вялые и весьма расплывчатые ответы не давали ясной картины того, что, собственно, творится? Ведь, если взять статистику посещаемости поликлиник, в Томской области здоровых не останется!
Звонили рассерженные читатели, в основном те, кто никогда не пользовался компьютером, требовали, чтобы я проверила и их личные данные тоже (чего сделать я не могла, да и не имела права). Болящие требовали, чтобы газета провела полное расследование и наказала виновных.
Увы, люди привыкли воспринимать газету, как некую дубину, которая должна сама во всем разобраться и наказать виновных. Вынуждена напомнить: основная цель газеты — ИНФОРМИРОВАТЬ читателя о фактах. Расследованием должны заниматься лица, официально приставленные к этому роду деятельности: служащие фонда ОМС, прокуроры и т. д.

“Пострадавшая сторона”

Но что же делать нам, простым смертным? Ждать, пока компетентные органы спохватятся? Писать жалобы, ходить по инстанциям? (Это ж какое здоровье нужно иметь, чтобы навести порядок и искоренить все приписки — хотя бы в здравоохранении). Нет у меня ответа на эти вопросы.
Помните историю летчика Севрюкова из Вороньей слободки? В то время, как весь мир искал отважного пилота, пропавшего во льдах, соседи решили присвоить себе его комнату, и туда тут же вселилась коечница Дуся, впустив к себе на постой восьмерых коечников (“Золотой теленок”). И будь летчик Севрюков чуть менее знаменит, ходить бы ему до самой смерти по разным инстанциям, доказывая свои права… И называть бы ему себя не отважным летчиком Севрюковым, а “пострадавшей стороной”.
У нас ведь то же самое может случиться: увязнув по уши в жалобах, запросах, официальных ответах и прочих бумажках, оглянуться не успеем, как затвердеем в роли вечной “пострадавшей стороны” (и это касается не только здоровья, но и любого столкновения с любой Системой).
Конечно, нужно отстаивать свои права и использовать свои возможности. В том числе и возможности “Личного кабинета”. И хотя бы ради такого случая научиться пользоваться компьютером. Но — не до фанатизма. Отнеситесь к жизни философски. Как говорила мне одна прекрасная врач-фтизиатр: “Не борись с Системой, ищи человека за ней”.

Смертельная обида

И чтобы подкрепить свою мысль, приведу одну занятную историю. Отец моей двоюродной сестры дядя Володя чего только на своем веку не повидал. В молодости пережил депортацию из Прибалтики, где жил с родителями, лагеря, ограничения спецпереселенца. В общем, хватил лиха. Такой человек уже мало чего боится в жизни. В тяжелых обстоятельствах спасало Дядю Володю неистребимое чувство юмора, и он всерьез верил, что вышучивая какой-нибудь недуг, высмеивая боль, он тем самым от нее избавляется (неплохой рецепт, кстати). Единственное, чего всерьез он опасался — посещение врача. Даже от профосмотров всячески пытался увильнуть.
И вот этот самый дед в 80-летнем возрасте лишился дорогой супруги. А дед был — косая сажень в плечах, здоровый, крепкий. Погоревав, через какое-то время завел себе 60-летнюю “молодуху”. Прожили они лет десять, “молодуха” прибрала к рукам все нажитое, перетащила в свою квартиру какие-то вещи, тряпки, картины… Хватившись, дядя Володя хлопнул кулаком об стол и ушел, а коварная “прохиндейка” плюнула ему вслед — в самый затылок.
И вот начинает у деда на затылке расти какая-то гадость. Сначала размером с горошину, потом с теннисный мячик, потом уже диаметром сантиметров 12. Дед не то что затылок почесать, шапку надеть на голову не может. А тут еще со всех экранов про онкологию говорят — как нарочно. Местные бабки отмаливали, перевязывали опухоль красной тряпочкой — ничего не помогало. “Представляешь, — жаловался он мне полушутя, когда я в гости приезжала, — как выйти на улицу без кепки? Кудри растреплются, бабки засмеют!” Замечу, что из кудрей на то время оставались у деда три волосины, остальное съела лысина.
В конце концов, дочь и внучка буквально под руки поволокли его в поликлинику, а там перепуганная фельдшерица на скорой перевезла его к хирургам. Дед со всеми простился, попросил прощения у всех — помирать отправился.
Осмотрев и проверив дедов “шар” на затылке, молодой хирург удивился:
— Дед, ты зачем такой жировик себе вырастил? Для прикола, что ли?
Через неделю дед вернулся домой как новенький. А года через два, когда ему 97 лет доходило, обнаружил, что тайник, где хранились его “смертные”, пуст — коварная “прохиндейка” умыкнула дедовы деньги. Скончался дед от обиды, такой диагноз он сам себе поставил. Перед смертью просил дочь дать ему папироску. Та послушалась — последняя воля любимого отца. Пару затяжек сделал и как уснул…
Не вправе я давать советы людям, тем более больным. Но при посещении поликлиник иногда возникает мысль — не сами ли мы даем почву нашим медикам к такому нахальному обиранию государственного кармана? Все эти наши трепетные замирания при измерении давления, бдительное разглядывание лабораторных анализов, подробности рассказов соседки в очереди о том, как на ее печень подействовал тот или иной препарат…
Медики, посмотрев историю болезни, прикидывают, что с таким-то недугом больной теперь “их человек” до самой кончины, и “рисуют” ему посещаемость, густо приукрашивая подробностями медицинскую карточку. То, что они ошиблись в моем случае или в случае с моей дочерью, лишь исключение — не на тех нарвались, как говорится. Но при такой повальной зависимости населения от врачей, есть у медиков соблазн сыграть в “приписочную рулетку”.
Однако вот вопрос: от чего бы вы предпочли умереть — от пожизненного и ежедневного страха, что вас не прослушали, за вами не досмотрели, ваш диагноз “проморгали”? Или — в 97 лет — “от обиды”, как считал дядя Володя?
Юлия Струкова

Читайте также на сайте:

  1. Благодарность врачу
  2. В Томске обсудят новые подходы к лечению алкоголизма
  3. Беременность и летний отдых
  4. Ошибка хуже травмы
  5. Как правильно купаться в проруби?
  6. Чем опасны детские перегрузки?
  7. Люди, очнитесь!
  8. Здоровые волосы – навсегда!
  9. Опасная пора пчелы и комара
  10. Дайте Полине шанс!
Рейтинг
Метки:

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91