Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия

Мультиинструменталист Сибирских Афин

  12    0

В Томске немало талантливых музыкантов, среди которых встречаются истинные самородки.

05Мультиинструмента­листами не называют музыкантов, игра­ющих на родственных ин­струментах, строй и техника игры на которых близки. Как правило, такие музыканты профессионально владеют игрой на нескольких типах инструментов различных семейств (струнные, клавиш­ные, духовые). Имя Степана Пономарёва давно знакомо многим томичам. Радиофизик по образованию и музыкант по призванию, виртуозно владеющий игрой на скрипке, гитаре, аккордеоне и фор­тепиано, практикует еще и вокальное исполнение. Рабо­тает с известными в Томске коллективами. Автор песен и композитор (член Союза томских композиторов); зву­корежиссер и аранжировщик. Работал заведующим музы­кальной частью Театра юного зрителя, звукорежиссером ТРИА «Тройка». В настоящее время – музыкальный руко­водитель томского Театра драмы.

Наша беседа со Степаном По­номарёвым – витиеватая, словно арабская вязь – началась с «ве­щей банальных». Мне-то всегда интересно узнать, когда и как люди осознают, что склонны к служению такой эфемерной сущ­ности, как музыка. Степан же о подобных вещах до заданного мной вопроса, похоже, даже не задумывался.

– Честно говоря, довольно смутно помню, как меня привели в музыкальную школу, – призна­ется Пономарёв, – и тем более, каким образом в мою шестилет­нюю голову пришло понима­ние того, что я хочу заниматься именно игрой на скрипке. Тем не менее, инструмент по моей просьбе родители (к слову, оба радиофизики) купили еще до про­слушивания, и уже тогда я начал извлекать из него какие-то звуки. Родители мужественно сносили весь этот вой, после чего состоя­лось-таки прослушивание, где и было высказано мнение, что «у Степана абсолютный слух». Пом­ню, что абсолютно не понял, что это значит, но решил порадовать­ся вместе со всеми. Так было по­ложено начало моему системному обучению музыкальной грамоте.

Не благодаря, а вопреки

То, что начало было положе­но – это, конечно, хорошо. Да только Пономарёв, что называет­ся, реально творческая личность, которая развивалась и осущест­вляла свой потенциал не благо­даря системе, а скорее вопреки ей. Так, еще до занятий в музы­кальной школе маленький Стёпа самостоятельно научился игре на фортепиано (к старшему брату на дом приходила преподавательни­ца, а Степан сидел рядом, «нама­тывая на ус»). В «музыкалке» же получал диаметрально полярные отметки: то «пять», то «два». При этом музыкант не в обиде на сво­его преподавателя по скрипке Ва­лентину Ивановну Большакову, а даже благодарен ей за некоторую суровость! Ведь, по словам По­номарёва, «Валентина Ивановна «двойками лечила меня от легко­мысленности, порожденной тем, что все давалось без трудов тяж­ких».

За год до окончания музыкаль­ной школы Степан принял ре­шение вообще бросить занятия. Правда, родители все же уговори­ли неусидчивого сына получить аттестат о музыкальном образо­вании, за что подарили ему очень хорошую скрипку.

– Это немецкая скрипка, очень солидного возраста, – делится Степан, – с замечательным зву­ком. С ней связана некая история: в годы войны в Прибалтике этот инструмент выменял на продукты один из будущих актеров томской Драмы.

После того, как «скрипка с историей» обрела своего сегод­няшнего владельца, этот чудо-ин­струмент ждал своей реализации целых 15 лет…

Почему? Все дело в том, что, как известно, полученное музы­кальное образование – вовсе не путевка в профессию. Тем более для музыканта, который скорее чувствует музыку через импро­визацию, чем читает ее по нотам. Образование – это всегда опре­деленные рамки, сообразно ко­торым надо двигаться, причем, в заранее указанном направлении. Пономарёву же рамки всегда были тесны: ему нравится создавать свои уникальные музыкальные образцы. Кстати, часто мультиин­струменталисты, работая в студии над собственными проектами, предпочитают самостоятельно записывать партии различных инструментов, путем наложе­ния их друг на друга. У Степана в результате такой работы порой получаются совершенно невооб­разимые вещи, яркие и глубокие, словно сама Любовь. Сам Поно­марёв как раз часто сравнивает свое творчество с этой противоре­чивой категорией: «Любовь, как и творчество – живые процессы, и все присущее живому им не чуж­до – все конфликты взросления и становления, и так далее».

Из научного работника – в музыканты

Но мы отвлеклись. Итак, музы­кальная школа позади, и аттестат о ее окончании вместе с инстру­ментом закинут на верхнюю пол­ку. А молодой радиофизик, отслу­жив в армии, начинает карьеру в томском НИИ ядерной физики. Однако постепенно приходит осознание, что радиофизика все- таки не совсем его стезя.

– На самом деле радиофизика – все эти интегралы, магнитные поля и прочее – очень интересная вещь, но по-настоящему она меня не увлекала. Тем временем тог­дашний главный режиссер ТЮЗа Юрий Пахомов готовил спектакль «Панночка» и попросил меня сы­грать два концерта Вивальди на синтезаторе. Поскольку в то вре­мя доступ к синтезатору у меня был, я сделал эти аранжировки. И когда чуть позже Юрий Пахо­мов предложил мне место заве­дующего музыкальной частью, я нисколько не колебался: написал заявление об уходе в НИИЯФ и пришел работать в ТЮЗ.

Другие инструменты

Тут мне хотелось бы сделать не­большую остановку. Речь-то идет о МУЛЬТИинструменталисте, а мой собеседник, завораживаю­ще складно рассуждая обо всем на свете, никак не раскрывает козырные карты: когда и как он освоил другие инструменты? Ведь помимо скрипки он играет на ги­таре, аккордеоне и фортепиано – и это, как говорится, только по официальной информации. По­тому что на самом деле вообще любой музыкальный инструмент, попадающий в руки Степану, на­чинает звучать. Сам он обо всех этих опытах отзывается скорее иронично. Но одна история, им же рассказанная, говорит о глав­ном: даже не умея играть на ин­струменте, Пономарёву удается завлечь и удовлетворить публику так, что ни у кого и сомнения не возникает о том, что на сцене про­исходило что-то не то! Это ли не самое непосредственное призна­ние мастерства музыканта?

Как мы помним, игре на фор­тепиано Степан обучился, всего лишь наблюдая за музыкальны­ми занятиями старшего брата. Гитару Пономарёв освоил в пио­нерском детстве, на неофициаль­ных сборах совета дружины, под оценивающими взглядами юных представительниц прекрасно­го пола. В дальнейшем именно с гитарой он выступал в органи­зованных со сверстниками рок- группах, «гастролировавших» по всему Томску. К слову, многие из участников тех музыкальных кол­лективов тоже посвятили свою жизнь музыке, и в настоящее вре­мя успешно выступают по всему миру.

Как становятся композиторами

– Долгое время я даже не пред­полагал, что смогу сочинять му­зыку, – признается мой собесед­ник, когда я задаю ему вопрос об этой направленности его деятель­ности. – Но когда попал в ТЮЗ, то начал сочинять, что называет­ся, поневоле. Потому что там не спрашивали, умеешь ты или нет, а просто говорили, например: нужна такая-то музыка (араб­ская, испанская, еврейская и так далее). Театр – это вообще очень хорошая школа, где нужно быть готовым пробовать и постигать все новое, доселе неподвластное. Опыт этот очень ценный. До сих пор такая мотивация четко сраба­тывает в любой моей деятельно­сти: когда надо – просто собира­ешься и делаешь.

Творчество – это получение удовольствия

Кроме всего перечисленного, Степан Пономарёв преподает вокал. Публика, берущая у него уроки, это в основном молодые люди, уже получившие какое-то образование. Поэтому в данной деятельности Степана привлека­ет, прежде всего, интерес, каковы мотивации человека к занятиям музыкой (зачастую это просто мечта детства выйти на сцену). Следующим этапом в работе с учеником Пономарёв ставит пе­ред собой задачу снятия с него пресловутых системных канонов, потому что только так возможно раскрыть в человеке его истинные возможности, позволить показать в творчестве не только технику, но и душевное восприятие мира.

– А чтобы это произошло, – продолжает музыкант, – человек должен получать удовольствие от того, что делает. В этом как раз лучше всего помогает спо­собность к импровизации. В моей жизни была уйма случаев, когда прямо на сцене приходи­лось что-то придумывать, под­страиваться, изыскивать выход, и могу сказать, что чаще всего именно в таких ситуациях рож­дается уникальный музыкаль­ный продукт. Во всяком случае, скучно во время таких концертов ни музыкантам, ни слушателям никогда не бывает. И кстати, именно на результат такой рабо­ты музыканта живее всего реаги­рует публика.

От себя, как слушателя, добав­лю: публика действительно реа­гирует на живость и чуткость, на разнообразный колорит исполне­ния и красивую передачу самых глубоких чувств. Такое исполне­ние демонстрирует Степан Поно­марёв, и потому оно не оставляет равнодушными наши сердца.

Знаете, чем мне нравится жур­налистика? В публичной жизни мы видим людей в основном с одной стороны – профессио­нальной. В личной жизни узнаем внутренний мир людей. И только журналист вправе взглянуть на человека на стыке этих двух его проявлений, сопоставив внешнее и глубоко личное. А в результа­те оказывается, что талантливый музыкант – это еще и ироничный философ, неутомимый эрудит и просто безумно обаятельный со­беседник, картинки жизни кото­рого отныне всегда будут читать­ся в его творчестве.

Софья Вольская

Читайте также на сайте:

  1. Лариса Отмахова. Самая трудная роль
  2. Томские легенды
  3. Актер с поэтическим уклоном
  4. Ушел, не попрощавшись
  5. «Джазовая провинция» посетила Томск
  6. Мистер Позитив
  7. ИГИЛ – это не ислам! Фундамент веры – доброта!
  8. Руслан Алехно: «Я люблю импровизировать на кухне»
  9. «Триколор ТВ» покоряет Сибирь
  10. Счастливы вместе
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика
Посетителей на сайте сейчас: 9

Наш адрес

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Email: ansktn@mail.ru