Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Мы теряем свое наследие

   0

Уникальная по своему архитектурному стилю Петропавловская церковь в Нагорном Иштане может упасть в овраг

Нагорный Иштан — старинная сибирская деревня, расположенная в 55 км от Томска, в 15 км от центра Моряковского сельского поселения. Является одним из самых красивых мест Томской области. Сейчас эта деревня уже давно превратилась в благоустроенный дачный городок, где осталось, может, пару домов с местными жителями. Нагорный Иштан привлекает краеведов своей богатой историей и удивительным памятником архитектуры в псевдорусском стиле, который может исчезнуть в скором времени с лица земли.

Петропавловская церковь в Нагорном Иштане на краю обрыва

История Петропавловской церкви

На окраине Нагорного Иштана находится Петропавловская церковь, построенная в 1872 г. Изначально это был монастырь, который владел большими угодьями. В 1930-х храм был закрыт, местным жителям только удалось тайком спасти иконы. Строение недолго оставалось заброшенным, советская власть вскоре стала использовать его как складское помещение вплоть до 1998 г.

В 1979 г. Андрей Кончаловский снимал церковь в киноэпопее «Сибириада», тогда об этом архитектурном памятнике услышали не только в России, но и за рубежом. Для съемок картины была произведена частичная реставрация. Местные жители тогда обрадовались, что режиссер поможет отремонтировать строение до конца, но после окончания работы над «Сибириадой» съемочная группа разъехалась, а церковь опять запечатали. С тех пор здание было оставлено на произвол судьбы и властью, и епархией. Внутри него разруха: отсутствует пол, вся штукатурка сбита.

Такое отношение к церкви поражает, ведь она является уникальным памятником федерального значения. Храму уже два века, фундамент разрушается под воздействием оползней, а бревна прогнили. С каждым годом сокращается расстояние между обрывом и церковью, строение находится под угрозой исчезновения. Недавно заговорили о спасении церкви в областной администрации. В итоге было принято решение перенести церковь.

— Очень возможен перенос этого объекта. Перенос в рамках того же населенного пункта, то есть в самом Нагорном Иштане, просто на безопасное место, — прокомментировал заместитель губернатора Евгений Паршуто.

— Насчет укрепления берега, где стоят частные дома — иногда укрепления стоят дороже, чем сами объекты. Я вам приведу один томский пример, мы спасали дом по Иркутскому, 82 — так там укрепление стоило 54 млн рублей. И я боюсь, что здесь может быть не меньше. Поэтому нужно считать, что будет целесообразней: укреплять берег или переносить дома. Вы знаете, что по территориям, где у нас было подтопление, нам пришлось строить новое жилье, и таким образом проблему решать. То есть теоретически возможны разные варианты.

Епархия отказалось от какихлибо комментариев. Но на своей страничке в фейсбуке была прокомментирована эта ситуация священником Дионисием Земляновым.

— Предлагаю пойти чуть дальше — организовать фонд спасения храма, собрать средства (с публикацией отчетов и соблюдением законодательства РФ) и спасти эту жемчужину земли томской. Но этого сделано не будет, потому что хайпить — не мешки ворочать.

P.S. Храм находится в собственности и охраняется государством, как памятник архитектуры регионального значения. Желающие узнать, что нужно сделать, прежде чем вбить там хотя бы гвоздь — «Консультантплюс» в помощь.

Страшная разруха царит внутри церкви

Беседа с жителем Нагорного Иштана

Мы решили поговорить с местным жителем Михаилом о том, как сейчас обстоят дела с церковью. Выяснить: как же так вышло, что уникальный архитектурный памятник оказался в таком ужасном состоянии. И что он значит для коренных жителей Нагорного Иштана.

— Тогда были 1960-е. Я помню, что возле церкви была большая площадь, удобная для всяких игр. Молодежь нашей деревни всегда на ней собиралась. Там мы часто играли в городки, казаки-разбойники, монетки. Церковь была местом притяжения. Это был, как бы вам объяснить, не религиозный, а коммуникационный центр деревни.

А некоторых привлекал и каменный цоколь — его разбирали на постройку. Мой батя тогда был депутатом поселкового совета, поэтому постоянно из-за этого находился в ругани с этими вандалами. Но мужикам всегда было по барабану. Они придут, ломом наковыряют, а потом баньку себе построят или фундамент у дома переделают. А батя всегда старался защищать церковь. Депутат был на деревне единственный человек, который представлял советскую власть и общался со всеми людьми.

Тогда при советской власти никакого внимания к реставрации церквей не было. Ну, стоит и стоит строение. Никто не спалил? Ну, и слава богу! А к нам ведь приезжали «орлы», хотели ее снести и построить там площадку для ребятишек, чтобы в волейбол играть. Но отец мой тогда сильно их обругал за такое предложение.

Помню, что пытались церковь восстановить. В 1979 г., прогуливаясь неподалеку, я заметил возле церкви молодого парня в рясе лет двадцати пяти. Он сказал, что только закончил семинарию, после этого его отправили сюда в качестве настоятеля. Мол, нашли немного денег, и сейчас начнется реставрация. Ведь таких церквей в Томской области осталось всего две. Настоятель этот сначала пытался что-то делать, суетиться, а потом все это дело забросил. С финансированием, как я потом узнал, было туго. И видимо тот парень устал биться головой о бетонную стену.

Есть у нас в деревне еще две старинные могилы, мужик и баба похоронены, они из очень старинного и уважаемого рода — Векшины. Время захоронения на камнях — вторая половина XIX в. Мужик тот был золотодобытчиком, скупал золото. На свои деньги он и возвел эту церковь. Могилы, что примечательно, из черного полированного мрамора, а ведь в XIX в. таких технологий точно не было здесь в похоронном хозяйстве. Ведь это очень сложная технологическая операция — отполировать огромный кусок такого мрамора до глянцевого состояния. Такая услуга по тем временам стоила баснословных денег.

Мы на этих камнях в детстве постоянно сидели, загорали на них. И понятия не было такого, что на могилах как-то это не принято. Но мы никогда там не мусорили, старшие за этим зорко следили.

Что древнее: сама церковь или табличка «Охраняется государством»?

Камни эти до сих пор на там самом месте. Недавно заметил на поверхности следы, как будто кто-то кувалдой бил. Дай бог, чтобы эти новые русские их окончательно не разворотили и не положили их себе для постройки дачи. Никому не надо сейчас беречь духовную зону для человека. И что в итоге: в Половинке церкви нет, в Нагорном Иштане тоже нет. Власть имущие, видимо, сейчас не соображают, как важно простым людям правильно отдыхать душой. Чиновники, судя по всему, думают: «Да зачем им эта церковь? Пускай русский Ванька лучше водки напьется, в ресторан пойдет, в казино». А ведь если есть духовный центр, то можно научиться правильно отдыхать душой, — подытожил мужчина.

Становится обидно, что духовная жизнь в деревне, судя по всему, мало интересует Епархию. Судя по последним новостям, строительство храма в Южных Воротах, в мрк. Заречный, в мкр. Северный Парк. У Томской Епархии достаточно денег, чтобы восстановить Петропавловскую церковь и содержать там приход, но почему-то этого уже много лет не происходит. Получается очень однобокий подход к православным жителям Томской области.

Еще хочется задать вопрос органам государственной власти. Разве они не обязаны сохранять и популяризировать объекты культурного наследия, которые находятся в федеральной собственности? Почему они допустили такое запустение? О том, что здание находится под охраной государства, теперь можно понять только по полустершейся табличке на церкви.

Мария Серова

Читайте также на сайте:

  1. Из истории Бакчарского района
  2. Подземный город под Томском ждет своего часа
  3. Келья царя-отшельника Александра Благословенного

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91