Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Не скакун, но ломовая лошадь

   0

Известный политик и строи­тель Борис Мальцев провел пресс-конференцию в агент­стве «Интерфакс-Сибирь». Неважно, что она абсолютно не соответствовала заявлен­ной теме. Борис Алексеевич интересен не делами, а своими высказываниями, находящи­мися где-то на стыке гениаль­ности и бреда. Мы послушали очередную порцию его словес­ного генератора и соотнесли ее с реальностью. Для справки, сейчас Мальцев – депутат За­конодательной думы Томской области и председатель Союза строителей Томска и области. С 1993 по 2011 год он был председателем областной думы.

Для начала ведущая объявила тему: «Ситуация в строительной отрасли Томской области в 2011 и 2012 годах».

– Молодец… здрасьте… я же не руководитель департамента, у нас маленькая организация. Выражаю слова благодарности за то, что пришли послушать, что же это за штука такая – «союз строителей».

О теме брифинга, согласованной с ним же, Борис Алексеевич вспом­нит только на 22-й минуте пресс-конференции (да и то всего на не­сколько минут), а до этого упорно рекламировал свой союз, самоот­верженно защищал Замощина и вос­хвалял строителей.

Больное общество

– Первыми в мире объединились строители. 700 лет назад были созданы организации вольных каменщиков. Они не занимались экономическими и политически­ми проблемами. Это привлекало людей, и к нам, строителям, стала прибиваться элита. В нашем соста­ве были принцы. Потом общество превратилось в масонство. Эти общества до сих пор сохранены, из них появилось 10 королей и 25 премьер-министров.

За 700 лет строители сильно из­менились. Сейчас все реже можно встретить строителя, который не занимается политикой.

– В Томске сообществам строи­телей более 400 лет. В частности, Союз строителей был создан более десяти лет назад. С точки зрения финансов, организация пока ни­щая, моя задача – сделать ее бога­той. По нашей области разбросано множество жемчужинок, но они не являются ожерельем.

Со своей прошлой задачей, раз­валить за 17 лет областную думу, Мальцев успешно справился, что сам же и подтвердил чуть позже.

– В последние годы мы строим отдельные здания, но не строим го­род. Уничтожаем дворы, хотя двор должен быть местом, где человек живет.

Конечно, в идеале местом, где че­ловек живет, должен быть сам дом, но на крайний случай сойдет и двор.

– В Союзе строителей проводят­ся встречи с руководством города. Мы поклялись, что будем стро­ить высококачественные дороги. Не те, которые мы строили вчера и позавчера, а настоящие доро­ги, которые долго служат. Самое большое богатство города – это дороги. А мы к нему относимся небрежно.

За 17 лет во главе областной думы Мальцев не смог оказать воздействие на исполнительную власть так, чтобы в городе начали строить нормальные дороги. Но как оказалось, не надо иметь власть как рычаг воздействия, надо только поклясться. Как в сказке…

– Наше общество больное. Каж­дый сам за себя. В строительном сообществе – то же самое. Мы были самой дружной кастой во всей стране. Сейчас такой касты у нас нет. Самая большая болезнь – распределение муниципальных за­казов. Конкуренция должна быть цивилизованной и по правилам. Если у тебя есть возможность ку­пить несправедливо – это не зна­чит, что остальные должны быть принижены. Мы хотим воспитать таких строителей, которые даже если и могли бы дать взятку, но не давали. А многие и дать ничего не могут, у них ни черта нет, кроме ав­торучки.

Очень «благая» цель – воспиты­вать строителей, которые могут дать взятку. Может, Мальцеву предлагали взятки авторучками, и он хочет, чтобы его последовате­лям повезло больше? Так или иначе, а из строителей он уже сделал ка­сту, настоящее сословие.

– Любая недоделка должна стро­ителями немедленно ликвидиро­ваться. Чтобы томичи говорили, что у нас в Томске строители чест­ные и порядочные.

Если бы строители были честны­ми и порядочными – недоделок бы практически не было. Пока же жи­тели воют от строительного брака и недоделок.

Дольщики и Замощин

– Мы должны изучить психоло­гию, понять всех людей: богатых и бедных, солдат и генералов, муж­чин и женщин, любителей искус­ства и любителей выпить. Чтобы знать, что им надо, чтобы они при­няли участие в строительном про­цессе – покупке квартир.

Борис Алексеевич, для этого лю­дям нужны всего лишь доступные цены на квартиры и гарантии, что какие-нибудь замощины не кинут их на кругленькую сумму.

– Целая группа наших граждан попала в обманутые дольщики. В этом хотят обвинить строителей, хотя их самих обманули, это си­стема виновата. Нужно стереть с себя черное пятно, раз уж на нас это взвалили – дольщиков. Чтобы у нас никаких дольщиков не было и не возникало никогда больше. У нас был настоящий рынок жилья, он обрушился, виновата система. Сейчас строители выполняют со­циальную функцию.

Мальцев сделал наполовину бес­полезным существование русской интеллигенции, наконец-то найдя ответ на вопрос: «Кто виноват?» – система. Хотя принцип не изменя­ется уже тысячелетия: «Кто-то, но не я».

– Сегодня тысячи школьников пошли в школу. Школу, которую построил Замощин. И все школы он сдавал к первому сентября. Я помню, такое напряжение было, когда у него кровь из носа текла, но они работали день и ночь и сда­вали школы к первому сентября. Все школы построил Замощин. 80 процентов детских садов построил Замощин. И никто не вспоминает, что он это сделал, что на это тра­тил жизнь, здоровье. А теперь что, в тюрьму его садить?

Нет, Борис Алексеевич, надо ему памятник поставить… от Цере­телли. На деньги обманутых доль­щиков. С другой стороны, наверное, многие томичи завидуют Мальце­ву. Тысячам обманутых дольщиков хотелось бы посмотреть, как у За­мощина течет кровь из носа.

– То, что мы делаем, остается на века. Хотя не все радует глаз. Неко­торые здания вызывают огорчения. Я стараюсь как-то отвернуться от этого, вроде бы не я строил. Хотя это же я приложился. Весь брак, который делают медики, остается в могиле, ошибки юристов – в тюрь­ме, а строителей – снаружи. Всем видно, что мы натворили.

Интересно, где остаются ошибки депутатов?

– Я один из первых индивиду­альных застройщиков. Но за по­следние два года расходы на со­держание частных домов в два раза превысили расходы на содержание квартиры в городе, хотя было на­оборот. Даже в советское время не было столько барьеров.

– Кто устанавливает эти ба­рьеры?

– Власть.

– Вы 17 лет возглавляли…

– Это уже все прошло. Я свое от­сидел. Конечно, прежде всего, за­конами, которые нас с вами защи­щают, должна заниматься дума.

Чем тогда занималась дума под руководством Мальцева? Наверное, так же «отсиживала свой срок» вместо того, чтобы работать.

Главное – вовремя уйти

– К невыдвижению Кресса я от­ношусь отрицательно. Нет, я не хочу сказать, что его надо ставить губернатором еще на 5 лет. Навер­ное, не надо. Но сегодня, когда он добился создания инновационного центра в Томске, нужно дать ему раскрутить систему. А потом у пре­зидента же есть право снять губер­натора. Это как с создателем атом­ной бомбы – его же оставляли до тех пор, пока бомбу не взорвут. Так и здесь. Зачем коней на переправе менять? Да, Кресс уже не скакун, но он ломовая лошадь, тихонько везет. На скакунах же грузы не воз­ят?

В качестве примера ухода от вла­сти вовремя Мальцев привел… себя.

– Никогда нельзя лишнего пере­сиживать у власти. Я нигде не пе­ресиживал, везде уходил сам. Из думы – тоже сам, но поздно. Пять лет назад мне обещали большую пенсию, но обманули, и я тогда был не готов жить на 12 тысяч рублей в месяц. Я бы не избирался ни за что, если бы не сложные семейные об­стоятельства.

Значит, в депутаты все-таки идут из-за денег! А людям говорят о каких-то программах, непримири­мости, желании работать на благо и во благо… Похоже, тут правит бал не гражданская позиция, а сум­ма.

– У нас настолько сложная си­стема, что пробиться через нее могут только такие тяжеловесы, как Кресс, Полежаев (губернатор Омской области – прим. авт.). Они знают все входы и выходы. Подхва­тить же может тот, кого поддержит население. Самый лучший вариант – выборы. Честные выборы, ко­нечно. К акциям протеста хорошо отношусь. Я тоже жаловался, когда узнал, что из Асино в деревню при­везли почти 1000 человек голосо­вать. Сказали, что они приехали «в гости». А там живет 300 человек. Я возмущался еще задолго до того, как люди вышли на площадь.

– Вы пойдете на шествие «За честные выборы» четвертого февраля?

– Обязательно. Но в другое ме­сто. В бар пойду. Я теперь пенсио­нер, могу пива попить, обсудить молодежь.

Видимо, и в думе Мальцев все во­просы решал примерно таким же способом – самоустранением.

– Козловская могла бы стать губернатором. Она была бы хо­рошим губернатором, если бы ее поддержало более 50 процентов населения.

Характерно, что Мальцев оцени­вает политиков не по реальным дей­ствиям (которые он должен знать не понаслышке), а по номинальной поддержке от населения (которую, кстати, можно искусственно орга­низовать с помощью того же адми­нистративного ресурса).

– Не выбирать губернаторов – это федеральное решение. Кто был депутатом госдумы от нашей обла­сти, когда этот закон принимался? Жидких. Вот и задайте ему вопрос, почему он такой закон принял. Мы же его в следующий раз за этот за­кон не выдвинули в депутаты, а от­правили в сенаторы, потому что се­наторы вообще ничего не решают.

Правильно, лучший способ нака­зать депутата – повысить его.

– Самое плохое, что наша дума не имеет власти. Я как-то высту­пил в печати о том, что уровень до­верия к депутатам падает, а мне в ответ – «Мальцев развалил думу». Мы 17 лет добивались, чтобы у думы была власть. Все отобрали. У меня даже отобрали право вручать ордена, теперь их вручает восьмой заместитель губернатора, а предсе­датель думы в стороне палец сосет.

Борис Алексеевич, лучше всех мо­жет оценить свою работу на посту председателя думы. С другой сторо­ны это, конечно же, обидно, когда отбирают такую игрушку, как воз­можность вешать на грудь ордена и медали… при этом можно еще и целоваться взасос. А без это как? Только и остается что свернуться калачиком и пальчик в рот, чтоб не так обидно было.

– Если мы не проголосуем за че­ловека, которого предложит пре­зидент на пост губернатора – что с нами будет? Нас разгонят. Ничего себе право – либо голосуй, либо на улицу. Конечно, все проголосуем «за».

Видимо, только для того, чтобы голосовать «за» и существует об­ластная дума. Хотя некоторым она служит еще и в качестве цирка.

– Вы не представляете, какая у меня сейчас свобода. Очень до­волен. Просидел 17 лет в золотой клетке, сейчас выпустили, бегу и боюсь, что заблужусь где-нибудь, вытаращив глаза. Я, кстати, тоже обманутый дольщик. Вложил деньги, и теперь уже три года – ни денег, ни квартиры. Но я верю. Жалоб не пишу. Дольщиков будут помнить так же, как геноцид ар­мянского народа.

Артем Иванов

Читайте также на сайте:

  1. Открытое письмо губернатору
  2. Кто остановит самовольные застройки?
  3. «Спичку» надо «вытаскивать»
  4. Предпоследний Кресс
  5. «Прокурорская крыша»
  6. Гаражи пролетели мимо
  7. Оползень здравого смысла
  8. Банкротство на доверии
  9. Все лучшее – «Горсетям»
  10. В хвост и в гриву
Метки:

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91