Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия
+10.4C

Ненужный работник?

  13    0

Игорь Юрьевич Тензин через суд добился восстановления на работе после незаконного увольнения, только вот работать ему все равно не дают.

07Лыжная база «Сосновый бор», находящаяся в ведомстве МАОУ ДОД ДОО(ПЦ) «Юниор», на которой Игорь Тензин длительное время исполнял обязанности заведующего хозяйством, занимается образовательными услугами, в том числе и организацией и проведением лыжных гонок, а также  внебюджетной деятельностью – осуществляет прокат лыж и коньков.

– Игорь Юрьевич, чем вы занимаетесь на лыжной базе?

– В мои обязанности входила организация проката спортинвентаря, его пополнение, расчет за прокат, выдача квитанций об оплате услуг, сдача полученных за прокат денежных средств в бухгалтерию.

Поскольку штат работников нашей организации был недоукомплектован, мы – работники базы – периодически подходили к руководителю и просили дополнительные силы, потому что работы здесь очень много, а выходных из-за нехватки кадров практически не было. В итоге три человека выполняли работу за семерых.

– Вы, наверное, и получали хорошо?

– Мы неоднократно на планерках поднимали вопрос о плате за дополнительную нагрузку, ведь помимо вышеперечисленных обязанностей мне приходилось чистить каток и накатывать лыжню. Но… через некоторое время наш директор МАОУ ДОД ДОО(П)Ц «Юниор» Е. В. Чупина начала устраивать для неугодных ей работников самые настоящие репрессии, выражающиеся в бесконечных замечаниях, в том числе и мне лично.

– Ну, если вам просто сделали замечание, это не так уж и страшно.

– Если бы только устные замечания! Для «разминки» в январе этого года мне было объявлено под роспись о дисциплинарном взыскании из-за жалобы одной из посетительниц, Светланы Гаевой, которой я якобы не выдал квитанцию об оплате услуги. И хотя я был точно уверен в том, что такого быть просто не могло, я ничего не смог  доказать. И только в суде выяснилось, что это история придумана самой Екатериной Чупиной для того, чтобы, как позже выяснилось, меня уволить.

Впоследствии в суде было установлено, что документы, представленные Е.В. Чупиной, были подложными. Установлено и то, что у Светланы Гаевой не то отчество, которое указала Чупина.

По запросу суда Гаева была вызвана для дачи показаний, но в суд не явилась, и тогда судья сама лично позвонила ей и выяснила, что Светлана Гаева никогда в «Юниор» не обращалась, равно как и руководство «Юниора» не обращалось к ней. Также она пояснила, что претензий  к «Юниору не имеет.

И это было только первым, что называется, «яблоком раздора» между мной и начальством. Затем было еще несколько попыток меня уволить, для чего меня стали провоцировать приближенные люди госпожи Чупиной. Как говорится, «если долго мучиться, что-нибудь получится». Так и вышло.

– Что же произошло?

– Как я уже говорил, в мои обязанности входила выписка счетов на приобретение спортивного инвентаря, а для этого мне нужно было периодически ездить по магазинам. Спустя некоторое время наш директор приняла в штат сотрудника на должность руководителя, который на словах мне пояснил, что отныне все договорные моменты с выездом он будет выполнять сам, однако, поскольку моя должностная инструкция  не изменилась с его приходом, я попал в тупик. Мне был запрещен выезд в рабочее время с лыжной базы, и если это происходило, то тут же на меня писались служебные докладные.

– В такой ситуации надо иметь железные нервы.

– Еще в феврале 2015 года, в самый разгар прокатного сезона, у меня резко ухудшилось состояние здоровья, о чем я поставил в известность руководство. Я прошел медицинское обследование, по результатам которого врачи категорически запретили мне заниматься активной деятельностью, вплоть до того, что мне нельзя было даже поскальзываться. Несмотря на это, я до конца лыжно-прокатного сезона доработал.

После большого количества  докладных и «слаженной» работы против меня 20 апреля 2015 года я был уволен по статье «неоднократное неисполнение служебных положений». Я сразу же обратился в трудовую инспекцию, потому как был уверен в том, что свои обязанности я выполнял добросовестно, и в том, что по статье я был уволен незаконно. Помимо этого, поскольку мы одно из структурных подразделений департамента общего образования, я обратился и туда. Плюс мною была подана жалоба в прокуратуру и к мэру г. Томска.

– И каковы результаты ваших обращений?

– По итогам проверки трудовая инспекция нашла нарушения, допущенные руководством «Юниора» при моем увольнении, и отменила все наказания, в том числе и дисциплинарное взыскание, признав его незаконным и необоснованным, равно как и приказ о моем увольнении. Мое обращение к мэру было перенаправлено начальнику департамента дополнительного образования г. Томска Ольге Гридневой. Госпожа Гриднева провела лишь формальную проверку без выезда на место, которая, конечно же, показала, что никаких нарушений со стороны руководства «Юниора» по отношению ко мне допущено не было.

– И что же вы сделали?

– После этого мне ничего не оставалось, как подать в суд на руководство «Юниора», чтобы отстоять нарушенные права. Ленинский суд г. Томска вынес решение о том, что мое увольнение было незаконным, и постановил восстановить меня в должности, отменить приказ о незаконном увольнении, а также компенсировать вынужденный перерыв в работе и моральный вред, нанесенный мне.

А вот прокуратура и по сей день пытается разобраться в этом деле. Надеюсь, что  со сменой прокурора области дело сдвинется с мертвой точки. Насколько мне известно, в настоящее время они отрабатывают мою информацию и по так называемым «мертвым душам», которые якобы работают в «Юниоре».

В своем заявлении я указал, что некоторые работники, которые исправно получают зарплату, существуют только на бумаге, а по факту их обязанности выполняют другие работники за небольшую плату.

– Можете привести пример?

– Пожалуйста. У нас по документам числится три ставки бураниста с оплатой в 13 тысяч рублей в месяц. Но я сам накатывал лыжню, и за это мне доплачивали всего 1500 рублей ежемесячно. По всей видимости, из-за этого Екатерина Чупина и не принимала в штат никого. Ведь как оказалось, по документам штат был полностью укомплектован, но только… «мертвыми душами». А куда уходят остальные деньги, заложенные в фонд заработной платы для несуществующих работников лыжной базы за весь зимний сезон?

– После того, как вас восстановили, у вас все нормально на работе?

– Да как сказать. Ранее у меня было свое рабочее место, на котором я с коллегами работал с документами. Однако в мой первый рабочий день после восстановления вахтер объяснил мне, что ему запретили выдавать ключ от этого кабинета. А руководитель подразделения Иван Кириченко отвел для меня «рабочий угол» в гардеробе.

– Что же теперь входит в ваши должностные обязанности?

– На сегодняшний день мне поручили только убирать территорию, и все. То есть, устроенный завхозом, я, по сути, работаю дворником. Кроме этого, в первый же рабочий день новоиспеченный руководитель подразделения пояснил мне, что на работу я должен приходить к 9.00, а не в 8.45, как я всегда приходил до незаконного увольнения, и уже после 18.00 меня не должно быть на рабочем месте. Получается, что суд меня восстановил на рабочем месте, а когда я пришел на работу, то здесь, мягко говоря, меня никто не ждал. Мне продолжают всячески мешать в работе и препятствуют выполнению моих служебных обязанностях, которые согласно должностной инструкции не изменились. Я расцениваю это как попытку сделать все, чтобы я уволился по собственному желанию.

Марина Коба

Читайте также на сайте:

  1. «Застройщик богат…», или Беззубая власть
  2. Отрезанный ломоть
  3. В Лоскутово своим ходом?
  4. Кто крышует нелегальных перевозчиков?
  5. А где маневренный фонд?
  6. Решение Кемеровского арбитража ждёт подтверждения в Томском
  7. Непрозрачная отчетность
  8. Весна идет — весне дорогу
  9. Кругом вода
  10. 18 «подвигов» Парежева
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 12

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93