Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия
+10.4C

“Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу”

  91    0

Как реагируют томские чиновники на критические публикации газеты “Томская НЕДЕЛЯ”

“Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу”

“Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу”

Областная независимая газета “Томская НЕДЕЛЯ” по праву является трибуной для жителей Томска и Томской области. Наш слоган — “Томская НЕДЕЛЯ” — газета, которую мы пишем вместе!”. На своих страницах газета систематически размещает критические публикации и журналистские расследования о коррупции в среде местных чиновников всех уровней, освещает острые темы и проблемные вопросы не только по городу, но и Томской области. Газета старается выявлять интересы граждан, доводить до сведения властей их озабоченности какими-то проблемами, аккумулировать и формировать общественное мнение относительно законных действий и намерений властей, обеспечивая им поддержку или, наоборот, способствуя консолидации протестных настроений и усилий в обществе. Более подробный обзор публикаций за 2017 г. дан в предыдущем номере (№ 37 от 15.09.2017 г.).
Журналисты нашей газеты, которые берут на себя антикоррупционные и острые социальные темы, рискуют навлечь на себя недовольство органов власти, судебные иски. Много лет “Томская НЕДЕЛЯ” выполняет роль коммуникатора между отдельными гражданами, обществом и властью, при этом сохраняя свою независимость от чиновников всех мастей региона.
Однако законодательство РФ не предоставляет СМИ отдельных прав по контролю за соблюдением принятых решений. Сегодня возможности “Томской НЕДЕЛИ” в области контроля ограничиваются такими методами, как запросы в органы власти и собственные журналистские расследования. В свою очередь, по закону “О СМИ”, органы власти обязаны реагировать на конкретные факты нарушений, указанные в газете “Томская НЕДЕЛЯ” и находящиеся в сфере их компетенции. Ведь, согласно русской поговорке, “на то и щука в озере, чтобы карась не дремал”. Реакция на такие факты должна быть конструктивной. Однако этого не происходит: запросы редактора нашей газеты часто либо просто игнорируются, либо ответ носит формальный характер, то есть без проверки указанных нарушений. Порой местные чиновники ведут себя, как заколдованная Марья-искусница из одноименной русской сказки: “Что воля, что неволя — все равно…”. Мы считаем, что должна быть предусмотрена и ответственность, если эта обязанность (прописанная в федеральном законе) не выполняется. Кстати, с 2015 г. увеличили штрафы за непредоставление информации СМИ.

Почему нас не слышат?

Фраза “Просим считать эту публикацию официальным обращением на имя…” вовсе не имиджевый слоган нашей газеты, а реальное обращение в конце газетной публикации к должностному лицу (чиновнику) для проведения проверки изложенных фактов и привлечения виновных в нарушении закона и бездействии к установленной законом ответственности, вплоть до уголовной. Вот и в этом году имена чиновников, к которым обращалась наша газета, были разные: прокурор Томской области Виктор Романенко, прокурор г. Томска Виктор Федотов, начальник УМВД Томской области Александр Будник, руководитель Управления Роспотребнадзора по Томской области Виктор Пилипенко, мэр г. Томска Иван Кляйн, прокуроры и главы районов Томска и многие другие. Однако, меры реагирования “гарантов” законности в регионе по нашим публикациям почему-то не принимаются, а нарушения закона на местах все так же продолжаются. Почему перечисленные чиновники делают вид, что средств массовой информации в Томске не существует? Может быть, это происходит потому, что они не хотят лишней работы? Или им есть что скрывать? А может в отсутствии реагирования на сообщения в СМИ скрывается коррупционная составляющая?

“Чиновник должен вам улыбаться, именно вы платите ему зарплату”

Кто же такой чиновник? Покопавшись в словарях, можно найти вполне однозначное определение: “Чиновники — это государственные служащие”. То есть чиновник — это не просто человек, обладающий властью, он — лицо, распоряжающееся от имени государства. Получается, что чиновники — это служащие, в компетенцию которых входит реализация целей и задач страны. Правда, есть и иное толкование, не такое официальное, но более распространённое среди населения. Согласно ему, чиновники — это те, кто равнодушно относится к своей работе, формалисты, бюрократы.
Чиновник выполняет функции государства. Он — его руки, глаза и мозг. Следовательно, он обязан заботиться обо всех гражданах, создавая условия для реализации их прав и свобод. Каждый чиновник на месте является “вершителем судеб”, поэтому несет ответственность. Получается, что чиновники сидят во всех организациях, которые обслуживают граждан от имени государства, исполняют функции управления территорией, экономикой, правопорядком и безопасностью, охраной здоровья и образованием на разных уровнях. Судьи и прокуроры — тоже чиновники, только высшего ранга.
В силу принадлежности к властным структурам многие чиновники присвоили себе функции распределения общественного (государственного) богатства в свою пользу. С сентября по декабрь 2016 г. “Томская НЕДЕЛЯ” публиковала ряд материалов о коррумпированных сотрудниках полиции — “Оборотни в погонах”. Томичи знают, чем закончилась эта история — произошла смена руководства томской полиции и ротация кадров в этих силовых структурах, а начальник УЭБиПК УМВД России по Томской области Константин Савченко осужден на 7, 5 года за взятку. Он отбывает срок в колонии строго режима.
Кстати, как государство узнает о том, чего хочет народ? Для этого существует депутат, народный избранник. Он, по своей сути, статист. Его задача — выяснить волю народа и донести ее до государства, в нашем случае, — до чиновника. Получается, что чиновник и депутат — это две стороны одной медали. И оба — слуги народа.

Почему прокуратура и следствие “безмолвствуют”

На сайте областной прокуратуры имеется позиция прокурора области Виктора Романенко: “Прокуратура Томской области в своей информационной политике всегда придерживалась принципов открытости, прозрачности и оперативности. Мы искренне стараемся сделать наше сотрудничество со средствами массовой информации и общественностью профессиональным и честным”.
Однако в действительности все наоборот. 15 февраля этого года на пресс-конференции областного прокурора для представителей СМИ мы указали на откровенное безразличие к публикациям по журналистским расследованиям “Томской НЕДЕЛИ”. Привели пример нарушения сотрудниками областной прокуратуры п. 22 Приказа Генеральной прокуратуры РФ от 7 декабря 2007 г. № 195 “Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина”. Согласно приказу, копии документов прокурорского реагирования по наиболее актуальным вопросам, в том числе по результатам проверок сообщений о массовых грубых нарушениях закона, вызвавших общественный резонанс, и критические выступления в СМИ должны направляться в Генеральную прокуратуру РФ. Виктор Романенко не смог сказать ничего, кроме того, что все критические публикации “Томской НЕДЕЛИ” находятся в производстве. Находятся или нет, но информация по итогам этих проверок нам не поступает, кроме той, по которой мы направляли отдельное обращение с приложением публикации.
Почему прокуратура Томской области так не уважает средства массовой информации и не исполняет приказы Генеральной прокуратуры РФ? Почему местные прокуроры не выполняют требование Генеральной прокуратуры РФ рассматривать взаимодействие со средствами массовой информации и общественными организациями как одно из важнейших направлений работы и осуществлять его, исходя из анализа состояния законности и прокурорского надзора?
Согласно п. 2 ст. 144 УПК РФ “По сообщению о преступлении, распространенному в средствах массовой информации, проверку проводит по поручению прокурора орган дознания, а также по поручению руководителя следственного органа следователь…
Однако, в нарушение ст. 144 п. 2, 143 УПК РФ следственное управление по Томской области и следственный комитет по г. Томску длительное время игнорируют сообщения о преступлениях, распространенные в средствах массовой информации. Более того, в нарушение статьи 143 УПК РФ даже не составляют рапорты об обнаружении признаков преступления. И, в нарушение п. 3 ст. 148 УПК РФ, не публикуется информация об отказах в возбуждении уголовных дел, распространенных средствами массовой информации.
Областная прокуратура закрывает глаза на подобное нарушение федерального законодательства. 14 августа руководитель следственного комитета Александр Бастрыкин дал поручение всем руководителям следственных управлений провести доследственные проверки по материалам, выявленным в СМИ. Но в нашем “местячковом болоте” ничего не всколыхнулось. Следственное управление, благодаря бездействию областной прокуратуры, по-прежнему не реагирует на наши критические публикации.
Прокуратура уже давно взяла за правило не отвечать на критические публикации не только газеты “Томская НЕДЕЛЯ”, но и других СМИ Томской области. Более того, прокуроры для предоставления ответа требуют писать в прокуратуру заявление по итогам опубликованных в СМИ материалов, хотя в публикациях уже все сказано. Более того, правоохранительные, силовые и прочие государственные органы взяли за моду отсылать журналистов в пресс-службу своих ведомств, где вообще невозможно получить объективную информацию, в том числе — о коррупционных скандалах в этих ведомствах. Практически повсеместно нарушается право журналистов на получение полной, объективной информации.

Мэрия

Как следует из объявленной мэрией закупки на подписные издания в первом полугодии 2017 г., она осуществляла подписку на газету “Томская НЕДЕЛЯ”. Позвольте, тогда на каком основании Сергей Аушев, начальник городского управления дорожной деятельности, благоустройства и транспорта, в присутствии мэра Томска Ивана Кляйна позволяет себе заявлять в лицо нашим журналистам, что он “не читает желтую прессу!”.
Он, городской чиновник, должен “Томской НЕДЕЛЕ” сто раз “спасибо” сказать за то, что газета выполняет за подведомственный ему департамент “мониторинг” работы городского транспорта, состояния дорожно-транспортной сети с остановками и дорожными знаками, неблагоустроенных дворов и бывших скверов. Причем совершенно бесплатно. Более половины всех публикаций газеты посвящены именно работе департамента Сергея Аушева. Если чиновник себе позволяет подобное в присутствии мэра, уж не позиция ли это самого градоначальника?
Еще в ноябре (2016 г.) на Дне главы муниципального образовании губернатор Сергей Жвачкин призвал руководителей органов местного самоуправления к конструктивной работе с городскими и районными СМИ. Однако областная администрация также не отвечает нам на публикации, пока не направишь обращение с приложением материала. Этот вопрос он обещал взять на личный контроль. Однако, почти год прошел, а ситуация практически не изменилась. Ни на одну нашу критическую публикацию о деятельности городских чиновников мы не получили мотивированного ответа. Также никто из городских чиновников не понес наказание за нарушения, указанные нами в публикациях. (Кстати, в том же Китае власти поддерживают СМИ. Платят им за быструю доставку новостей. Чиновникам ничего делать не надо. Что-то случилось в провинции в Тибете? Вот уже СМИ написали. Остается только направить проверку и устранить проблему).

Сила печатного слова при СССР

В те времена сила печатного слова у обывателя считалась почти волшебной. И действительно: даже после небольшой критической заметки тут же принимались меры, увольняли нерадивых начальников, если требовалось, меняли планы, — словом, исправляли то, что считалось неправильным.
В большой степени на территории Томской области это было связано с личностью главы региона — Егора Лигачева. Трудоголик по природе своей, он не терпел волокиты и разгильдяйства, перестраивая ранее “тихую заводь” под названием “Томская область”, он привлек в помощь журналистов. Во времена Егора Лигачева, первого секретаря обкома партии Томской области, рабочий день чиновника и руководителя любого ранга начинался с просмотра местных газет. Егор Кузьмич требовал от руководителей немедленного реагирования на критические публикации. Он доверял печатному слову не меньше, чем его сограждане, и это с одной стороны открывало перед журналистом любые двери начальственных кабинетов, но с другой — давило огромным грузом ответственности за каждое слово.
Кузьмич мог вылететь по делам в Москву, мог вообще с делегацией отправиться за границу, но где бы ни находился, требовал с подчиненных, чтобы обеспечивали ему доставку томской областной газеты. (Заметим, что Интернета тогда еще не изобрели, и уж как ему доставляли областную газету, остается только догадываться. Но одно известно точно — читал ее Кузьмич от корки до корки). И если обкомовские подчиненные в телефонном разговоре начинали ему рисовать благостную картинку, Егор Кузьмич им тут же цитировал газету.
Стоит ли удивляться, что журналистов не любили в начальственных кабинетах, однако при этом встречали довольно вежливо, корректно, отвечали на все поставленные вопросы. По поводу взаимодействия Томского обкома и прессы в 70-е гг. было в верхах созвано даже особое совещание (что было редкостью), где Томская область делилась опытом о том, как именно выстраивать систему взаимоотношений с журналистским сообществом, чтобы польза была для обеих сторон. Журналисты других регионов долгое время потом называли нашу область “Томской аномалией”. Ведь в других краях и областях журналист не мог проникнуть в какую-либо структуру дальше первого клерка. У нас же при необходимости получал сведения от первого руководителя.
Что же мы видим сейчас? Мало того, что СМИ лишили функции рычага формирования общественного мнения — сегодня прессе и телевидению отведена только роль “сказочника” — освещение деятельности институтов местной власти и оказания услуг их структурами.

Позиция президента России

Со слов президента РФ Владимира Путина, “журналистика сегодня — это поиск правды”, главная задача СМИ — доносить объективную и правдивую информацию, а власти обязаны способствовать ее распространению. Практически в каждом номере “Томской НЕДЕЛИ” публикуются острые, проблемные материалы о нарушениях законности в той или иной сфере жизни и деятельности томичей, в конце обязательно есть приписка: “Просим считать эту публикацию официальным обращением”. Только реальные меры реагирования томских чиновников всех уровней почему-то не принимаются, а нарушения закона продолжаются. Редактору газеты, как курьеру, приходится лично доставлять заявления, дублирующие факты нарушений, указанные в публикациях, местным чиновникам. А затем регулярно напоминать им, чтобы дали официальный ответ.

Заключение

Иностранные политологи считают, что конфликт между СМИ — “четвертой властью” и государством неизбежен, поскольку интересы этих институтов зачастую противоположны. Чиновникам нужны истории, в которых их работа отражалась бы в благоприятном для них свете. Они также хотят доминировать над процессом создания новостей, чтобы публикуемая информация отражала их понимание того, что имеет значение, а что не имеет.
Владимир Губа

Читайте также на сайте:

  1. Мистика или элементарная коррупция?
  2. Дорога между жизнью и смертью
  3. Учебный полигон
  4. Безопасный маршрут? Без лицензии нет ответственности
  5. Частное мнение накануне выборов
  6. Двойная подстава
  7. Экология и временщики
  8. Город в снежном плену
  9. Спор автомобилиста с пешеходом
  10. Без вины виноватый
100%
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 8

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93