Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия

Никита Михалков: «Я могу быть тысячу раз не прав!»

  2    0

Известный режиссер рассказал, как ему дался новый фильм «Солнечный удар» и что он думает о книге… про себя.

06Осень – время урожая. А нынешняя для Никиты Михалкова оказалась урожайной вдвойне – в твор­ческом плане. Сначала вышла из печати книга его изречений с интригующим заголовком «Публичное одиночество» – где собраны его интервью и другие публичные высказы­вания почти за 50 лет жизни. А недавно увидела свет его новая картина «Солнечный удар». Причем премьера сама по себе стала крупным куль­турным событием, собрав самых разных звезд первой величины: пришли посмо­треть новое творение мастера и коллеги режиссеры Федор Бондарчук и Станислав Гово­рухин, и продюсер Александр Роднянский, и телеведущий Юрий Николаев, и музыкант Гарик Сукачев, и писатель Александр Проханов, и по­литик Александр Руцкой, и бизнесмен Алимжан Тохтаху­нов, и модельер Слава Зайцев. Пришли и Алла Пугачева с Максимом Галкиным, и Иван Ургант с женой, и Михаил По­реченков с женой и сыном, и Дмитрий Дюжев. И даже Ксе­ния Собчак, с которой недав­но Никита Сергеевич устроил большую полемику в соци­альных сетях, похожую на публичный скандал! Посколь­ку все они знают: Михалкову есть что сказать. И его всегда интересно послушать.

А нам он рассказал и о том, как создавались эти книга и фильм. И еще о многом другом.

Что такое «Публичное одиночество»

– Эта книга – не писательская. К моему изумлению, она собрана моими друзьями из моих же ин­тервью, из каких-то высказыва­ний и статей за сорок с лишним лет. Честно говоря, когда они показали мне макет и озвучили идею, я был очень испуган. Время идет, и представить, что ты мог наговорить в каком-то 1966 году, в начале свой работы, для меня было довольно странно – если не сказать страшно! Но когда я от­крыл и начал листать, то получил большое внутреннее наслаждение от того, что мне не нужно отказы­ваться ни от одного своего слова…

Грибоедов писал, что есть жизнь внутренняя, которая на­много более интересна, чем жизнь внешняя. Есть личная жизнь, лич­ные воспоминания. Я с изумлени­ем смотрю на то, как многие мои коллеги вываливают на экран все, что с ними происходит. Ладно, в соцсети – «Фэйсбук», «Инста­грам», «Одноклассники» – так теперь еще и на телевидении! Со стороны кажется – какие смелые! А на самом деле, если человек ни­чего не оставляет у себя внутри – это огромное опустошение.

Cейчас буквально все вывали­вается на продажу! И когда мы смотрим все эти «русские сенса­ции» – какая же это пошлятина! Нельзя вываливать все наружу! И чем больше тебя узнают – тем быстрее тебя забывают. «Чело­век есть тайна», – считал Федор Михайлович Достоевский. И эту тайну нужно сохранять. Есть темы, на которые я могу говорить только с тем, с кем я говорю. Есть темы, которые можно обсуждать только со священником на ис­поведи. А есть темы, о которых я рассказываю в своем творчестве…

«Солнечный удар»

– Не обязательно вываливать на зрителя все как свое личное ощу­щение и переживание. Если, допу­стим, взять рассказ «Солнечный удар» Ивана Бунина – сразу по­нятно, что невозможно написать такую прозу человеку, который не испытал этого лично. Или, до­пустим, взять произведения Чехо­ва, Толстого, Набокова… Навер­ное, слова-то подходящие можно подобрать – но ясно, что за всем этим стоит личное горячее, сер­дечное участие, личный опыт… Бунин не пишет «я» – он пишет о неком поручике и некой незна­комке. И в этом, на мой взгляд, за­ключается потрясающая тайна ли­тературы вообще! Одна женщина написала мне письмо – она писала, что настоящее искусство хочется услышать, увидеть или прочесть еще раз. Вот мне тоже так кажет­ся. Для меня Бунин остается абсо­лютной тайной. Его «Солнечный удар» я переписывал от руки один­надцать раз – все хотел понять: из чего складывается эта неосязаемая чувственность, из чего? Я его поч­ти наизусть знал! Вот только не­сколько мыслей оттуда: «Я боюсь, что я для тебя становлюсь как воз­дух: жить без него нельзя, а его не замечаешь», – говорит женщина мужчине. Потрясающе! Какой об­раз отношений сразу возникает! Или, скажем: «Меня всегда пора­жала разность теплых и прохлад­ных мест на теле женщины». А вот образы из Осипа Мандельштама: «Я слово позабыл, что я хотел сказать. Слепая ласточка в чертог теней вернется». Вы только вду­майтесь, какой космический, не­вероятный образ! Поэтому я всем советую читать то, что хочется перечитывать. И всегда вы будете находить что-то новое, всегда…

Красные и белые

– Закончив картину «Солнеч­ный удар», где есть и красные, и белые – к чему я пришел? Ужас в том, что гражданская война в ре­зультате всех абсолютно соеди­няет. Есть стихотворение у каза­чьего поэта Николая Туроверова, который ушел с белыми: «Тогда с тобой мы что-то проглядели – смотри, чтоб нам опять не прогля­деть». Это потрясающая мысль! Проглядели все. Сначала прогля­дели белые, а потом – красные. И сейчас мы стоим на этом пороге. Существует агрессивная, мощ­нейшая атлантическая диктатура, которая ведет войну с православ­ным миром. Глобальная война идет, понимаете? Поэтому нам нужно – здесь и сейчас – не про­глядеть! Для меня, в этом смысле, понятие красных и белых давно стерлось. Мне абсолютно понят­но, что существует русский мир, русская цивилизация. И кто бы ты ни был – если ты говоришь по- русски, то свое обязан защищать. А красный ты, белый, синий или даже голубой – неважно! Я живу в России и очень люблю мою стра­ну, очень болею, за то, что здесь происходит. И я высказываю свою точку зрения, не оглядыва­ясь ни на кого. И мне в этом смыс­ле легко, потому что я не вру, что бы там обо мне ни писали в ин­тернете. Когда врешь – слишком многое надо запоминать, а мне не интересно оказаться в положении человека, который все время «два пишет – три в уме»! Поэтому для меня возможность высказаться – большая радость.

Когда я заявляю, что двадцать три года назад с нашей страной произошло преступление – это совершенно ответственно. Я по­нимаю, что на это многое можно возразить, но я и сам заблуждал­ся. У всех нас была эйфория от того, что Горбачев вдруг, в ООН, заговорил без бумажки! У меня слезы потекли от счастья, когда появился человек, который гово­рил живым языком. Но потом, со временем, я понял, что происхо­дит. И тогда я снял картину «Анна от 6 до 18». Это маленькая карти­на, но это документ времени. По ней, так или иначе, определенные люди смогут понять, что про­изошло в нашей стране. А потом я снял фильм «12», который тоже оказался немножко убегающим вперед. И оплеванная и оболган­ная картина «Утомленные солн­цем-2» – это картина будущего. Я убежден, что она вернется, и люди будут изумляться. Ведь это прит­ча, а не документальное кино. Это притча о том, что когда приходит война – воюет всё: и женщины, и кошка с мышкой, и природа, и каждая Божья тварь. Почему аме­риканцы на сегодняшний день никак не могут совершить то, чего они хотят совершить? Да по­тому что они никогда не воевали на своей территории. У них нет народной генетической памяти о войне, они никогда не знали, что такое жизнь в оккупации и война на своей территории! А мы это знали…

И я благодарю те каналы и средства массовой информации, которые позволяют мне говорить. Не помню точно, кто – по-моему, Шамиль – сказал: «Если ты вы­нимаешь шашку, думая о том, чем кончится бой – ты не храбрец!» Повторяю для всех: я могу быть тысячу раз не прав! Но я ведь не от имени народа говорю – я гово­рю от своего личного имени. Вы можете со мной не соглашаться! Но я счастлив, что имею возмож­ность высказывать мою личную точку зрения – как человек, живу­щий в этой стране…

Читайте также на сайте:

  1. Почему Томск становится Шанхаем?
  2. Дорогие образы России
  3. Новогодняя сказка для юных томичей. ТЮЗ покажет «Щелкунчика»
  4. Новый творческий год
  5. «У нее иконописное лицо»
  6. Леонид Агутин: «Жалею, что не взял к себе двух красавиц»
  7. Сибирский поэт
  8. Лед и пламя
  9. О некоторых итогах Года российского кино
  10. Джаз от Николь
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 5

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93