Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия

Николай Васильев. Лучший среди равных

  677    0

Его имя значится в зале славы боевых искусств в Лондоне, известный и признанный во всем мире мастер боевого джиу-джитсу, обладатель 10-го дана, основатель собственной школы реального боя. Он начинал свой путь в томском Заисточье…
Николай ВасильевНиколай Анатольевич начал заниматься боевыми искусствами в 12 лет. Самбо, бокс, джиу-джитсу… В конце концов остановил выбор на последнем: этот вид единоборств казался наиболее эффективным, к тому же Васильев постоянно выигрывал бои в тренировочном зале и на состязаниях. Официальных чемпионатов мира тогда не было, но сертификатов и медалей международного статуса у томского мастера — десятки. Так, одна из последних наград — за победу в чемпионате Америки в 2015 году. Николай Васильев в возрасте 63 лет вместе со своим учеником Михаилом Сиренко стали чемпионами по джиу-джитсу в категории реального боя.
В нынешнем году созданная им школа реального боя отметила 45-летний юбилей. Среди ее выпускников более 100 имеют черный пояс, они подготовлены лично Васильевым. Всего же за годы существования школы подготовлено около 10 тысяч воспитанников, многие из них сегодня составляют славу и гордость не только Томска, но и широко известны во всем мире.
С самого начала техника школы проходила проверку на качество и применимость к реальным боевым действиям сотрудниками силовых структур. Получив навыки и знания, они уходили в Афганистан и другие “горячие точки”. Правильное их применение спасло не одну человеческую жизнь.
В настоящее время школа реального боя Васильева имеет несколько филиалов на территории Российской Федерации и работает по направлениям: спортивное, основной самозащиты, а также подготовки специальных подразделений. А начиналось все с обычных приемов рукопашного боя, которые показал внуку потомственный казак, Георгиевский кавалер, разведчик, прошедший Первую мировую, сподвижник Буденного и просто воин, защищавший свою Родину Андрей Николаевич Васильев…

“Мой дед”

1915-1916 гг. Бабушка и дедушка Николая Васильева

1915-1916 гг. Бабушка и дедушка Николая Васильева

Николай Васильев коренной томич, родился и вырос на улице Максима Горького в районе, больше известном как Заисток. Именно Заисточье стало последним пристанищем его деда, казака из Курганской области, попавшего в жернова революционного террора и первых лет становления советской власти. По его словам, именно деду он обязан первыми уроками боевого искусства.
— Мой дед — казак из Курганской области, проживавший в станице Марай, Андрей Николаевич Васильев, 1889 года рождения, — рассказывает Николай Анатольевич. — В 1911 году его призвали в армию. Был он крепок, хорошо сидел в седле. Через три года началась война с Германией. Воевал всюду, был разведчиком. Именно там и освоил некоторые приемы, которые впоследствии не раз спасали ему жизнь. “Германцы и австрияки — так себе противники были на поле боя, а вот мадьярцы рубились умело, жестко, до крови”, — вспоминал уважительно дед.
В 1917 году его ранили, и он оказался в Питере, да еще во время большевистского переворота. Он потом рассказывал о том, как их привлекли к участию в революции. Они, фронтовики, ведь были профессиональные воины, умели и хотели воевать. А при госпитале действовали курсы по ликвидации безграмотности. Можно ведь писать “мама мыла раму”, а здесь все больше писали “мы не рабы, рабы не мы”. Эти курсы под руководством большевиков очень четко и грамотно, с психологической точки зрения, обрабатывали сомневающихся. Мой дед тогда именно к таким и относился. Так вот, когда начался Октябрьский переворот, боевой разведчик, Георгиевский кавалер, награжденный за отвагу и храбрость — мой дед, уже был его полноправным участником, и все это вполне нормально воспринял, — продолжал Васильев.

— Здесь судьба заготовила ему новый поворот. Известный деятель революционного движения Лев Троцкий стал набирать себе охрану, предпочтение отдавал так называемым “красным” казакам. Так Андрей Николаевич Васильев попал в этот отряд. И тут начались переговоры в Бресте. Он был категорически против “Брестского мира”. Как это, мы с немцами воевали, а тут вдруг “Брестский мир”? Естественно он уходит из охранного отряда Троцкого. Вернулся в родную станицу, в то время наполовину сожженную белыми. Произошло это в аккурат в его отсутствие, что, возможно, и спасло жизнь моего деда и круто изменило жизнь. Он вошел в новую революционную жизнь. Но надо было как-то жить, — рассказывает Николай Анатольевич.

Родительский дом на улице Максима Горького в Заисточье

Родительский дом на улице Максима Горького в Заисточье

— В это время Семен Буденный начинает формировать свою Первую конную армию. Мой дед одним из первых записался в ее ряды. Бок о бок сражался с известным командующим. Если раньше дед был сотником, то у Буденного он стал ротным. Буденного он уважал. За бесстрашие, тактический ум и уважительное отношение к солдатам. Так, с Семеном Михайловичем Буденным прошел полностью всю Гражданскую войну подавлял мятеж басмачей в Средней Азии. За мужество и отвагу также награжден именным оружием — шашкой, чем очень гордился. Навыки боевого разведчика, владение приемами штыкового и рукопашного боя помогли ему остаться в живых и вернутся на родину уже настоящим героем Гражданской войны. Случилось это в 1927 году.
Время тогда на Курганщине было не простое. Здесь начинают повсеместно создавать колхозы. Казаки же — народ свободолюбивый, зажиточный в основной своей массе, привыкший к единоличному управлению своим хозяйством, шли туда неохотно. Многие пострадали. Беда пришла в Марай с коллективизацией. Не обошла она и дом деда. 1929 год, к деду приезжают из района партийные начальники и предлагают стать председателем колхоза. Кому как не ему — герой Гражданской войны, боец легендарной конной армии, награды, грудь в крестах, храбрец?! А дед отказывается: “Зачем мне этот колхоз?” За своеволие и несогласие с линией партии, что пошел против власти, попал под арест. Наказание за это было суровым, тогда особо не церемонились — расстрел!
Отвезли его в Нижне-Тагильскую тюрьму, стали готовить к исполнению приговора. Но тут, как говорится, вмешался Его Величество Случай: деду повезло, его узнал начальник тюрьмы, с которым они вместе сражались у Буденного: “Это же мой ротный!” Выправил этот начальник тюрьмы деду “вольную”.
Николай Васильев— Подробностей не знаю, это долго хранилось в тайне у нас в семье, мне отец уже перед смертью рассказал, — вспоминает Васильев. — Известно только, что деда освободили. Тот начальник дал ему коня и совет — схорониться в Сибири. На Дон нельзя, там заставы везде, а Сибирь, мол, большая — не сыщут. Дед — в станицу, детей — на коня и — в Сибирь. Так, по семейному преданию, мы оказались в Томске. Героическим прошлым не бахвалился, время было такое, но снискал в округе среди местных мужиков почет и уважение. Стал конюхом, очень уж лошадей любил, эту привязанность пронес через всю жизнь. А может и потому, что ему, казаку, без коня никак?..
К слову сказать, моя бабушка, Наталья Петровна, красивая и сильная женщина, очень любила деда и во всем его поддерживала. Они до последних дней своих были вместе и часто пересматривали фильм “Тихий Дон”, прикипели к нему всем сердцем, и все говорили: “Это про нас”. И моя бабушка, Наталья Петровна, настоящая казачка по духу и крови, украдкой смахивала слезы. Тосковали еще долго…
Николай ВасильевВспоминаю, что в 2 года дед меня уже посадил на коня, говорил: “Ходить научился, пора в седло!” Мою первую в жизни саблю мне также сделал дед, и мы “рубились” с ним все время. Именно дед обу­чил меня обращению с ножами, учил меня также как правильно “рубиться” и на них. Также помню его приемы, как, например, ладонью отбивать ножницы. Потом он сделал мне топорик маленький, и я учился с ним обращаться. Дед говорил: если к тебе подходят — отходи. Еще раз лезут — отойди. И в третий раз отходи, а на четвертый — убей! Не в буквальном смысле, конечно, то есть драться надо так, как будто хочешь убить обидчика. Рьяно, яростно, жестко. Потом эту науку продолжил отец.
Для меня тогда вся эта жизнь была естественной… Эту нехитрую науку стараюсь передать и своим ученикам! Страх — это естественно, победа — также естественна, как и поражение. Эти правила диктует сама жизнь. Для хорошего бойца психологическая подготовка очень важна. Это одно из составляющих методики обучения в боевом джиу-джитсу.
Его будущий путь воина начинался именно в детстве. А первым учителем был дед.
Дед Николая Васильева — Андрей Николаевич Васильев, потомственный казак, герой Гражданской войны, Георгиевский кавалер, бежавший от коллективизации с Курганщины и осевший в Сибири, прожил яркую и достойную жизнь. Был храбрым и отважным человеком, доблестным воином. Умер тихо и спокойно в 72 года. Похоронен на одном из томских городских кладбищ. Светлая ему память…

Семья

Николай Васильев

Николай Васильев, ученики и учитель Брюса ЛИ

Богатства дед не нажил, зато оставил в наследство правильное честное отношение к жизни. Одобрил выбор сына Анатолия в плане невесты. Жена ему досталась хорошая, из “своих”. Родители Николая Васильева только увидели друг друга, пересеклись взглядом и сразу поняли — родные…
В семье его мамы тоже были свои герои, только уже Великой Отечественной войны, тоже воины, смелые и отважные люди. Так, например, ее родной брат Александр Петрович. Землянов Он участвовал еще в Финской войне, был комбатом. Его подвиг нашел отражение в книге о войне 1941–1945 годов.
Николай Васильев рассказывает:
— Александра Землянова несколько раз представляли к званию Героя Советского Союза, но не вручили. За три месяца 1941 года ему были вручены три боевых награды — три ордена, хотя был только командиром батальона. Однажды их дивизия попала в окружение, и командир дивизии опустил руки. И тогда он, простой комбат, взял руководство дивизии на себя и вывел ее из окружения с боем, спас много человеческих жизней. За отвагу и самоотверженность, проявленную в этих обстоятельствах, а также за спасение знамени дивизии и солдатские жизни ему и хотели присвоить звание Героя. Но он как был комбатом, так и остался. Во время одной из атак комбата Землянова смертельно ранили, но боевые товарищи не бросили его на поле боя, а вынесли под шквалистым огнем и захоронили с почестями. В семье хранят память о его поступке, о его доблести, о его отваге. Вот из такой семьи моя мама…
Другие детали их знакомства не известны. Известно только, что состоялось оно здесь, в Заисточье, и жить молодая семья стала в родительском доме на улице Максима Горького, 17. Шесть человек занимали одну большую комнату в подвальном помещении. Ее получила бабушка Наталья Петровна как дворник, убиравший территорию. В тесноте, как говорится, да не в обиде. Многие тогда так жили. Теснотой и бедностью никого не удивишь. Послевоенные годы. Страна только вставала на ноги. Возвращались фронтовики, многие с ранениями, с увечьями, зато живые. Оседали в районе Заистока и “лагерные”, так называли отсидевших в сталинских лагерях. Они приходили худые и голодные, одни злые, с затравленным взглядом, другие со всепрощением к людям за пережитые лишения, с надеждой и верой.
Со слов Николая Анатольевича, в то время жили спокойно. Двери никогда не закрывались. Однажды на улице бабушка встретила растерянную молодую женщину с двумя малолетними детьми на руках. По виду не местную, в легком платьице не по погоде. Женщина едва стояла на ногах от усталости.Николай Васильев
— Выяснилось, что из переселенцев, — продолжает свой рассказ Николай Васильев. — В те годы много народа ссылали в Сибирь, на баржах по реке переправляли на север области. Многие погибали от болезней, голода, холода. Молодой женщине удалось бежать. Выяснилось, что из их партии ссыльных, доставленных в Томск эшелонами, в живых осталось не больше 600 человек. А муж ее бросил по пути, оставив одну, с малолетками на руках… Беглянку приняли в семью. Решение принимала бабушка Наталья Петровна. В те времена это было еще небезопасно, мало ли как все обернется. Но все обошлось. Впоследствии, будучи дворником, бабушке удалось прописать молодую женщину в соседнем подвале, тем самым спасти жизнь ей и детям. Она стала новым членом семьи Васильевых…
Отец Николая Анатольевича работал по механике, увлекался и занимался боксом. Их дом был гостеприимным, здесь гостям были рады, особенно фронтовикам. Именно фронтовики показывали отцу Николая неожиданные приемы в боксе, неизвестные еще тогда в Союзе, также и другие приемы защиты и самообороны. Надо сказать, что впоследствии именно фронтовые приемы развил и дополнил Николай Анатольевич при формировании программы техники реального боя в своей школе.
— Отцовский знакомый как-то показал прием бить не кулаками, а ладонью и локтем, — вспоминает Васильев. — Именно такую методику постановки удара я увидел в 80-х у Валеры Абаджяна, абсолютного чемпиона страны, легендарного боксера из Воронежа. На ринге ему не было равных.

Эмблема школы Николая Васильева

Эмблема школы Николая Васильева

Отец занимался боксом, пока позволяло здоровье, пока не обжег глаза сваркой. Меня учил самым простым приемам.
Так, в конце 50-х соревнования по боксу устраивали каждый день. Имея этот опыт боя, я лучше воспринимал любую информацию. Был лучше подготовлен психологически. Например, инструктор обучает вас тем или иным приемам ведения боя, в частности правилам обороны от ножа. А самого инструктора никто никогда не бил ножом, он не уворачивался от лезвия, не испытывал страха за свою жизнь. Поэтому такой инструктор не сможет дать технику, которая является истинной, не то психологическое состояние у него. А я имею такой опыт…
Но это уже другая история.
Продолжение в следующем номере.Фото из личного архива Николая Васильева

Читайте также на сайте:

  1. Иван Трифонович Попов. Воспоминания о войне
  2. Смелость научного поиска
  3. Иван Максимович Жулин. Сталинградский «синдром» прокурора!
  4. Быть ли меценатству в Томске?
  5. Кинжалы Прометея в руках томича. Освоение космоса
  6. Геннадий Хандорин. Капитан большого корабля
  7. Михаил Задорнов: Обретенная быль
  8. Геннадий Хандорин. Капитан большого корабля
  9. Славный труженик и боевой солдат всегда в строю
  10. Поздравления от коллег и друзей
53%
Рейтинг
Метки:

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 11

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93