Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

О Томске, творчестве и любви…

   0

Николай Хоничев: «Творчество заставляет искать в жизни радость и красоту…»

Не так давно отпраздновал свой день рождения известный томский поэт Николай Васильевич Хоничев. Его лирика полна любви к родному городу, родному краю и часто повествует об истории Томска. Нам удалось пообщаться с Николаем Васильевичем, поздравить его с днем рождения и послушать его замечательные стихи. Хочется надеяться, что они понравятся всем читателям газеты «Томская НЕДЕЛЯ». Свои пожелания автору и отзывы на статью вы можете оставить на официальном сайте газеты: http://tomskw.ru

Николай Хоничев

Поэт о себе, о жизни, творчестве

Родился и вырос я в Томске. Учился в средней школе № 42. В 1981 г. при поступлении в Университет провалил математику. И весь последующий год работал лаборантом на кафедре ботаники. В 1982 г. я поступил на биолого-почвенный факультет ТГУ. Закончил университет в 1987 г., по специальности я биолог (энтомолог).

Двадцать три года отработал лесопатологом, главным лесопатологом, начальником отдела в центре защиты леса. За это время в качестве эксперта я объездил почти три четверти Томской области, наблюдал за санитарным состоянием леса. Меня приглашали в другие области Сибири: Новосибирскую, Омскую, Кемеровскую и т.д.

В 2010 г. мне пришлось уволиться, а в 2011 г. у меня случился инсульт. Так постепенно я перешел на творческую работу, которая особо не кормит, но заставляет пристально всматриваться в жизнь, искать в ней радость, красоту, яркие краски и сочные образы.

У меня вышло семь книг стихов, два диска песен, я публиковался и публикуюсь в городских, областных, региональных и всероссийских литературных газетах и журналах. Последнее время у меня появились международные публикации. В журнале «Академия лик» опубликовали мою повесть «Родолена». Не так давно я был удостоен награды имени Франческо Петрарки. Когда меня приглашают на мероприятия почитать стихи, я, конечно, с радостью на это иду. Иногда даже удается побывать в различных городах нашей замечательной страны, что, безусловно, приятно и интересно. Нельзя сказать, что я начал писать стихи случайно, после внезапного озарения. Первое свое стихотворение я написал в детстве, мне было, наверное, лет шесть. Это был новогодний стих, который я читал Деду Морозу. От волнения вторую половину стихотворения я забыл, но Дед Мороз оказался добрым и свой подарок я все-таки получил.

А по-настоящему я начал писать в десятом классе после прочтения большого цикла стихов Сергея Есенина и книги Андрея Вознесенского «Витражных дел мастер». Эти два Мастера очень сильно подействовали на меня. Я переболел каждой поэтической интонацией, как ветрянкой. В тот период я бесконечно много читал, потом пытался забыть прочитанное, искал что-то новое, свое, чтобы, ни дай Бог, никому не подражать.

Безусловно, на мое творчество очень сильно повлияла работа в лесу. Лес — это удивительное место, наблюдая за ним, даже если он больной, даже если нет настроения писать, все равно пишешь. Объяснить природу этого явления очень сложно, похоже на то, что слова сами снисходят на тебя откудато сверху.

ТОМСКИЙ ЛЕС

Томский лес. Кедрачи на холмах.
И озера, как синие бусы.
И созвездья… на мудрых песках…
Чудо-сосен стволов светло-русых.
Томский лес… И прикрыла трава
Сладкий лепет лесной земляники.
Буквы-листья и ветви-слова,
И березы похожи на книги.
Томский лес… Шепот шелковых крон.
И смотрю я на жизнь, как впервые.
Томский лес… Я в актрису влюблен,
У которой глаза травяные.
И возносится до облаков,
Вызывая в душе равновесье,
Память странных, далеких веков
В тихом говоре томского леса.

13–14.05.1999 г.

«Обожаю всяческую жизнь!»

Часто я пишу циклами. Мною написаны две поэмы «Венерин башмачок» и «Бирюза в серебре», их сокращенные варианты уже печатали в журнале «Сибирские Афины», но с тех пор мною были написаны новые главы. Обе эти поэмы посвящены Екатерине Алексеевне Долгорукой — царской невесте, невесте царя Петра II, которая пребывала в Томске в ссылке на протяжении года и двух месяцев при царстве Анны Иоанновны и Анны Леопольдовны. Эта тема очень мне интересна, я занимаюсь ее изучением очень давно. И чем больше погружаешься в нее, тем больше неожиданного открываешь, хотя, казалось бы, все давно изучено.

Я бы сказал, на определенных этапах открывается уже оккультное. Например, согласно китайскому календарю, Томск был основан в год Дракона, Екатерина Долгорукая была рождена в год Дракона, и я, как автор поэмы, тоже родился в год Дракона. Как будто что-то помогает мне в написании поэмы, и это действительно так. Выстраиваются какие-то родные и понятные образы, строки.

Когда проникаешься интересующей тебя темой, буквально вживаешься в нее, писать не сложно, стихи даже как будто сами льются на бумагу. Например, поэму о Максиме Горьком я написал в поезде, когда ехал из Томска в Бирюсинск (Иркутская обл. — прим. автора). Как говорится, «накатило», я только успевал записывать в блокнот.

Презентация книги Николая Хоничева

Томские улочки

Для меня очень важно, чтобы персонажи моих произведений были живыми, как говорил Маяковский: «Ненавижу всяческую мертвечину! Обожаю всяческую жизнь!». Поэтому я постоянно ищу какие-то фразы, образы, которые цеплялись бы одна за другую, которые были бы близки реальной жизни, но в то же время отображали бы свою эпоху.

Я безмерно благодарен Борису Николаевичу Климычеву (русский прозаик и поэт, журналист — прим. автора), который очень многое мне дал, много в меня вложил. С семнадцати лет я посещал литературное объединение «Родник», где и познакомился с ним. В те годы я, выражаясь образно, был чистым листом, но Борис Николаевич, видимо, разглядел, увидел во мне какой-то потенциал. Он водил меня по старым томским улочкам, рассказывал историю того или иного дома, о судьбах людей, когда-то их населявших.

Климычев очень любил Томск и старался передать это чувство мне. Кстати, нужно заметить, что мы жили с ним в одном доме. Очень часто, практически каждую неделю, а иной раз и по два раза в неделю мы гуляли с Борисом Николаевичем по старым томским районам, он старался показать мне Томск во всем его многообразии.

Изучая Томск, его историю, я, конечно, не мог обойти стороной людей, я бы даже сказал, знаковых персонажей нашего города. У меня сложился целый цикл стихов, посвященный им.

КЛЮЕВ

Старинные часы безмолвно тикали.
В груди еще пока избыток сил…
Оставшимся от патриарха Никона,
Его Распутин перстнем одарил.
В мужицкий рай дорожка неизведана…
Но замыкался трех столетий круг.
И перстеньком распутинским серебряным
Сияли век, заря и Петербург.
Он был поэтом, содомитом-крохою…
В убийстве святость разглядел сперва…
Серебряно-кровавою эпохою
Обратно в глотку вогнаны слова.
Вот-вот и рай… Но все страшней и ветреней…
Слетаешь с древа как кровавый лист…
Казавшаяся раньше многоцветною,
Вдруг черно-красной стала эта жизнь.
Вот-вот и рай… Но кровью жизнь заверчена…
Увидев в пулемете слово «мед»,
Раскаясь пред собою «Погорельщиной»,
Свинцовой пчелкой пущен был в расход.
Своей страны
он был влюбленным пленником,
Но не ее любимцем… А итог
В брезгливом уважении современников
И в любопытстве будущих эпох.
1999–2000

Рождение песни

Случается, что стихи как будто требуют к себе мелодию. Так рождаются песни. Но с мелодией сложнее, всегда хочется простого мотива, но простого не значит примитивного. Я бы сказал, что нахожусь в постоянном поиске сложной простоты или простоты в сложном, т.е. в поиске интересных, наполненных смыслом, всем понятных форм. Для меня это есть высший пик, и именно к нему я стремлюсь. Надеюсь, с поставленной перед собой задачей я справляюсь.

ТАНГО-КОНЬЯК

Словно пламя свечи,
Горит маяк.
И под танго в ночи,
Мы пьем коньяк.
Я тебя, как хрусталь,
Беру, любя.
С танцплощадки вдвоем
Мы по волнам пройдем
Волнам Черного моря.
Нас держит танго-коньяк
В одном союзе.
И дарит звездный букет
Морской прибой.
Под каблуками у нас
Плывут медузы.
И в небе светит луна
Для нас с тобой.
В рюмках звездный коньяк.
А счастья нет.
Нас ведет на маяк
Морской паркет.
Если хочешь ответ
На свой вопрос —
До утра вновь и вновь
Подари мне любовь
На все пять звезд.
2008

Улыбка сквозь слезы — очень близкое для меня состояние, оно часто прослеживается в моей лирике. В последнее время я стараюсь, чтобы было больше жизнеутверждающих стихов, жизнерадостных. Не всегда удается быть веселым, по этому поводу друзья делают замечания. Конечно, нужно следить и за внешним видом, за эмоциями, с этим я согласен. Большое влияние на меня оказало творчество Булата Окуджавы. С моей точки зрения, многие его произведения шедевры, к ним я так же отношу «Ваше благородие, госпожа Удача». Свои песни я бы отнес к жанру городского романса, хотя не очень задумываюсь над их принадлежностью.

У меня был очень интересный творческий проект с томской танцовщицей Инной Марухленко. Я писал стихи, записывал песни, а Инна ставила на них танец. Те, кто меня знает, следит за моим творчеством, наверняка, помнят наш с ней тандем, по-моему, он удался, это было красиво. Танец Инны очень страстный, эмоциональный, на мой взгляд, это были очень зрелищные номера, мы выступали с ними на разных площадках, и они всегда вызывали у публики положительные эмоции. Вспоминать об этом приятно.

Ирина Лугачева

Читайте также на сайте:

  1. Ирина Тонева: «Мой главный помощник на кухне – блендер»
  2. Кино для сибирских Афин
  3. Андрей Соколов: «Если человека что- то волнует – значит, он существует!»
  4. Сам себе кукольник
  5. «В зеркале истории»
  6. Андрей Кончаловский: «Самое дорогое в современном кино – человеческое лицо»
  7. О некоторых итогах Года российского кино
  8. Герман Завьялов. Очарованный странник
  9. Театральный фестиваль на томской земле
  10. С малой сцены
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91