Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Олег Харитонов: «Мой стержень – это честность относительно самого себя»

   0

Исполнитель главной роли в сериале НТВ «Паутина» поделился с нами своими правилами жизни.

05Все проекты, в которых снимается Олег Ха­ритонов, не проходят незамеченными: это и «В круге первом», и «Талисман любви», и «Карпов». И, на­конец, «Паутина». Недавно на НТВ закончился седьмой сезон сериала, и уже снимает­ся восьмой. Надо ли говорить, что своей популярностью эта картина обязана, прежде всего, главному герою – стар­шему оперуполномоченному Федору Туманову, которого играет Олег Харитонов? Без потерь не бывает приоб­ретений. Ради работы Олег оставил родной Питер – и в Москве у него сложилась не только карьера, но и личная жизнь: здесь он познакомился со своей будущей женой Свет­ланой. Ради кино он оставил именитый столичный театр им. Маяковского…

– Олег, почему вы ушли из театра?

– Ситуация была такая: меня вызвал главный режиссер и спро­сил, могу ли я участвовать в оче­редной премьере. Я сказал, что не могу. Тогда он предложил: «Да­вайте перейдем на другую фор­му сотрудничества – разовую». Это было абсолютно нормальное предложение, хороший мужской разговор. Какого-то особенного стресса я не испытал – ушел до­статочно легко…

– Но в кино актер в той или иной степени «заложник» ре­жиссера – ведь вы можете замечательно сыграть свою роль, а кино получится плохое?

– Да, это бывает. Кино держит­ся на хорошем режиссере. А еще я со временем понял, что очень важен сценарий. Нет добротного сценария – нет кино. Если со сце­нарием проблемы – режиссеры, бедные, мучаются, надеясь, что они потом смогут что-то переде­лать. Но можно изменить нюан­сы, добавить штрихи, а весь же фильм не переделаешь! Сцена­рий – это фундамент, и он должен быть крепким.

– А как обстоят дела в «Па­утине»? Восьмой сезон пошел все-таки…

– Что сказать о «Паутине»? Там у меня – главный герой, поэтому картина мне, конечно, близка, я как-то с ней уже сросся – пестую ее, лелею. Изначально сценарий писался по книгам Михаила Жу­кова. Не могу сказать, что мне нравится абсолютно все – это будет неправдой, но скорее все­го – это просто свойство моего характера…

– Ваш герой носит фамилию Туманов. Это как-то связано с его «туманным» характером?

– Вероятно, автор изначально задумывал что-то такое. А я, в свою очередь, трансформировал роль под себя. Это мое представ­ление о том, каким должен быть человек в погонах – честным, благородным, увлеченным. Это мое представление о том, каким он мог бы стать в результате той боли, которую пережил – из-за всех его взаимоотношений, ситу­аций и так далее…

– Человеку обязательно ис­пытывать боль, чтобы чему-то научиться?

– Познавать мир он может и без боли. Но как «расти» без боли – не знаю. Это какая-то неотъемле­мая часть процесса под названием «жизнь».

– Есть известная фраза, что все женщины ведут в туманы. Что вы об этом думаете?

– Каждая женщина – это какой- то новый мир, новые чувства и определенный вызов. Из любых отношений как мужчина, так, впрочем, и женщина выходят об­новленными — по крайней мере, так всегда случалось со мной.

– Иногда смотришь пьесу Мольера, и она цепляет своей актуальностью. И тут же вклю­чаешь «телек», где идет сериал с современными героями – и такая скука! В чем причина?

– Это значит, что был хороший автор, который написал хорошую пьесу. Он писал не о сиюминут­ном, а о вечном, о том, что всегда волнует людей – о жизни и смер­ти, о предательстве, о любви. Ак­туальность определяется не вре­менем создания произведения, а его смыслом, качеством, если хо­тите.

– Вы боитесь в жизни чего- то не успеть?

– Я боюсь сказать, что я не бо­юсь. Сама смерть, честно говоря, не вызывает у меня никаких эмо­ций…

– Но обычно люди боятся смерти…

– Физически – как любой жи­вой организм – я тоже боюсь. А исчезнуть как личность – не страшно. Странно, но это так.

– У вас были в жизни разоча­рования?

– Конечно. А почему такой во­прос?

– У вас грустные глаза.

– А, но тут дело не в разочаро­вании. Если вы видите боль или грусть в глазах – это другое… Про­сто изначально люди на Земле делятся на тех, кто живет с пози­тивным настроем – их примерно половина, у них много витальной энергии – а другая половина на­строена на грусть, на созерцание.

– Тогда, наверно, вы любите смотреть по-хорошему груст­ное кино?

– Так и есть. Комедии привле­кают меня гораздо меньше, чем драмы, мелодрамы и трагедии.

– А говорят, комедия – чуть ли не самый сложный жанр…

– Не знаю, я ведь не режиссер.

– И не пробовали себя в ре­жиссуре?

– Одно время думал, что у меня есть некие режиссерские амби­ции – но потом решил, что нет. Или я до этого еще не дошел.

– Актерская профессия – это ремесло? Или тут обязательно нужен талант?

– Научить «мастерству игры» можно и человека без таланта. Но это никогда не равнозначно. Вот, например, родились два человека, и один из них имеет прекрасную способность быстро бегать, а дру­гой ее не имеет. Но второго мож­но же научить бегать быстрее – почему нет? Просто у первого изначально лучшие стартовые возможности.

– Когда вам приходится играть любовные сцены, да и вообще, играть – многое ли за­висит от партнера?

– Очень многое. Но не все. Важ­но, как сама актриса подходит к процессу: если ей наплевать, и ее волнует в данный момент не ра­бота, а что-то помимо нее – тогда приходится играть с воображае­мым партнером.

– Как это?

– Ну, ты что-то вспоминаешь, ставишь мысленно какие-то заме­ны… А когда с тобой в паре рабо­тает хороший партнер, который по-настоящему живет на сцене – это счастье, это здорово! Такое удовольствие, что и не передать. Появляется некая искра – и вы сразу начинаете думать вместе: «А давай попробуем это? Или то? А если вот здесь так, а там – так?»… Настоящий кайф ловишь, когда люди делают с тобой одно дело, когда горят им!

– А вы могли бы назвать не­сколько имен?

– Например, Мария Пороши­на – прекрасный партнер, Юля Пересильд… А бывают абсолютно холодные актеры – с ними рабо­тать трудно, но тоже по-своему интересно…

– Ну, а по жизни, не по рабо­те – с какими людьми вам ин­тересно?

– С глубокими. Мне интересно, когда человек путешествует вну­три себя… Мне всегда это было интересно самому, и к счастью, есть люди, которые этим тоже за­нимаются.

– Это как-то связано с чув­ством одиночества?

– Это только один из слоев. Но можно снять слой одиночества, потом другие слои — и окажется, что там ничего нет – пустота.

– А где же глубина?

– Вот там она и есть! В буддиз­ме, к примеру, учение о пустоте — одно из основных.

– А сыграть пустоту сложно?

– Мне кажется, лучше этого не делать.

– Что значит для вас понятие «территория мужчины»?

– Моя комната, где мой ком­пьютер и мои книжки. Там спе­циальные стены, мебель, специ­альные цвета – все то, что мне нравится.

– Вы слушаете музыку?

– Редко.

– Почему?

– Потому что прослушивание музыки требует особого сосредо­точения. А если она идет фоном, то мешает слушать внутреннюю тишину.

– Есть люди с очень пред­сказуемым поведением, по­ступками, у которых в жизни все ясно, понятно, и ничто не может их изменить…

– Нет таких людей. Просто вы считаете, что у них все предсказу­емо – слова, дела, реакция. Но вы со своего уровня видите одно, а другой человек видит что-то дру­гое. Вы можете думать, например, что вы такая непредсказуемая, а кто-то считает – наоборот. Кто что видит. Для кого-то вы – за­гадка, а для кого-то – открытая книга…

– Кстати, а какие книги вы читаете?

– Очень люблю эзотерику, историю, художественную ли­тературу – и Достоевского, и со­временников. Сегодня вот читал «Бессонницу» Стивена Кинга – очень круто, просто «бомба»!

– Ваш дом открыт для гостей?

– В общем-то – да. Но с появле­нием детей состав гостей несколь­ко изменился, и теперь в нашем доме чаще появляются другие дети. Я стал отцом довольно поздно, в сорок лет, и я их очень люблю – так же, как и они меня. Каждый год мы все вместе по не­скольку месяцев живем на Гоа. А недавно у нас родился третий ма­лыш – Федор…

– Я слышала, что вы присут­ствовали при родах?

– Да.

– Для мужчины это – тяже­лое зрелище?

– Видимо, у меня очень гибкая психика – я с этим легко справ­ляюсь. А жене в этот момент про­сто необходима моя поддержка, моя забота. Это и есть семейная жизнь.

– Жена вас тоже поддержи­вает в трудную минуту?

– Не просто поддерживает – было время, когда она все свое внимание и заботу посвящала только мне, забыв про себя и про все на свете! И это мне чрезвычай­но помогло стать таким, каким я стал.

– Считается, что в характере мужчины должен быть стер­жень. Что это для вас значит?

– Мой стержень – это честность относительно самого себя. Это моя опора и в карьере, и в жизни.

– А какой, по-вашему, долж­на быть современная женщи­на?

– Во все времена она должна быть любящей и любимой. И, кстати, я убежден, что каждо­му мужчине достается именно та женщина, которая нужна именно ему.

Читайте также на сайте:

  1. Воспоминания о войне
  2. Леонид Агутин: «Жалею, что не взял к себе двух красавиц»
  3. Ирина Тонева: «Мой главный помощник на кухне – блендер»
  4. Инклюзия – только на бумаге
  5. «Триколор ТВ» показывает в Сибири СуперКино
  6. Дань памяти
  7. Дед Мороз в конец света не верит
  8. Дождь на сцене
  9. Лина Арифулина: «Творог и сметану я покупаю на рынке»
  10. Светлана Галка: «Кураж – вот лучшая диета!»

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91