Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Ошибка хуже травмы

   0

Стропальщик убежден, что стал жертвой врачебной ошибки.

09В редакцию нашей газеты обратился житель села Каргасок Евгений Григорьев. Более трех лет назад он получил травму на производстве. По мнению мужчины, ему была оказана неквалифицированная меди­цинская помощь, которая не только не принесло удовлет­ворительных результатов, но и, по мнению мужчины, про­должает ухудшать его состоя­ние. Мнение пациента о том, что основными причинами его посттравматической ин­валидизации стали действия врачей, комплексная судебно- медицинская экспертиза не подтвердила. В возбуждении уголовного дела против вра­ча-хирурга, оперировавшего Григорьева, было отказано. При этом, несмотря на много­кратные долечивания, Евге­ний Григорьев до сих пор не в состоянии почувствовать себя хотя бы относительно здоро­вым человеком.

27 января 2011 года на участке магистрального газопровода про­изошел несчастный случай. При укладке трубы она сорвалась с земляной опоры и ударила стро­пальщика Григорьева, причи­нив ему телесные повреждения. Причиной несчастного случая стало нарушение бульдозери­стом требований безопасности при эксплуатации транспортных средств. Сразу после произошед­шего рабочему была оказана ме­дицинская помощь: его отвезли в центральную районную больницу села Парабель.

В медицинской карте стаци­онарного больного Григорьева перечислены полученные им в результате несчастного случая на производстве травмы: закры­тая тупая травма живота, пере­лом обеих ветвей правой лонной кости со смещением обломков, с разрывом лонного сочленения и мочеиспускательного канала и прочее. В заключении эксперти­зы, проведенной два месяца спу­стя и основывающейся на акте о несчастном случае, полученные травмы относятся к тяжкому вре­ду здоровья, опасному для жиз­ни, причинить которые сам себе потерпевший не мог. Согласно экспертизе осенью 2011 года Гри­горьеву была установлена инва­лидность второй группы по при­чине трудового увечья; степень утраты профессиональной тру­доспособности составила 40 про­центов. При повторном медицин­ском переосвидетельствовании в 2012 году группа инвалидности была изменена на третью.

Последствия неполного обследования

Понятно, что травма, полу­ченная при укладке газопровода, оказалась непростой – у мужчины были повреждены органы малого таза. Однако Евгений Николае­вич убежден: тяжкий вред здоро­вью, приведший к инвалидности, причинили ему уже работники Парабельской ЦРБ! По факту не­надлежащего исполнения про­фессиональных обязанностей врачами Евгений Григорьев подал заявление о возбуждении уголов­ного дела.

В ходе проверки было установ­лено, что обследование постра­давшего в Парабельской район­ной больнице было проведено в объеме, соответствующем тре­бованиям всех стандартов, по­этому в возбуждении уголовного дела отказали. Правда, в том же постановлении указывается, что обследование пациента с травма­ми, подобными тем, что получил Е.Н. Григорьев, следовало бы до­полнить проведением компью­терной томографии костей таза и пояснично-крестцового отдела позвоночника. Также было бы неплохо провести УЗИ органов таза и брюшной полости. Соб­ственно, эта целесообразность и неспециалисту понятна: раз произошла тупая травма живота с множественными повреждени­ями костей и разрывами мягких тканей – естественно, необходим контроль послеоперационного состояния всех прилегающих ор­ганов. Тем не менее, ни УЗИ, ни томограмма так и не были про­ведены, в силу каких причин – непонятно. Возможно, больница сэкономила на дорогостоящем обследовании, а в результате у пациента одно за другим нача­лись осложнения, превратив его жизнь в сплошные мытарства по больницам.

Слово пациента против медицинской братии – ничто

Докопаться сегодня до прав­ды, что именно привело к столь катастрофическому нарушению здоровья Евгения Григорьева, очень трудно. В перерывах меж­ду лечениями мужчина вот уже три года обращается в разные инстанции, но виновных, по его мнению, врачей Парабельской ЦРБ к ответственности так и не привлекают. В официальном за­ключении экспертизы черным по белому написано, что оказанные врачами действия были правиль­ными, и роковых ошибок при лечении Григорьева Е.Н. ими допущено не было. Ну, а непра­вильное сращивание переломов наступило в результате того, что костные отломки были совмеще­ны не полностью. Вопроса о том, почему они не были совмещены, у экспертов почему-то не возни­кает! На вопрос о том, по какой причине из пластины, крепящей тазобедренный сустав, выпал винт (что стало ясно из рентге­нологического исследования), в заключении экспертизы бесхи­тростно указано, что «высказать­ся однозначно (по этому поводу) не представляется возможным». Причинно-следственной связи между послеоперационной ин­фекцией мочеиспускательных путей и последовавшими у Гри­горьева нарушениями функцио­нирования органов малого таза, а также ишемией головного моз­га эксперты тоже не усмотрели. Также экспертами поставлена под сомнение возможность того, что к послеоперационным изме­нениям конфигурации мочевого пузыря, смещению прямой кишки и возникновению эректильной дисфункции могли привести дей­ствия того самого врача-хирур­га. Зато эксперты постановили, что ухудшение состояния здоро­вья пациента обусловлено самой травмой, а вовсе не непрофесси­ональными лечебными действи­ями. В экспертном документе сказано, что послеоперационный период у Григорьева протекал без осложнений и самостоятельное мочеиспускание пациента восста­новилось. Сам же Евгений Нико­лаевич рассказывает:

– Диагноз составлен непра­вильно еще в Парабельской ЦРБ. Мочевой пузырь и уретра по­страдали не от удара трубы – их порвал врач-хирург, оперировав­ший меня после травмы! После­операционный период протекал очень плохо, цистома не функци­онировала в полном объеме: меня беспокоили частые позывы на мо­чеиспускание, я ночи не спал из- за этого. Считаю, что заключение судебно медицинской экспертизы выполнено необъективно.

На сегодняшний день жителю села Каргасок Евгению Никола­евичу Григорьеву 61 год. В его рассказе слышны грусть и недо­умение одновременно. С неверо­ятным усилием он пытается по­добрать слова, чтобы описать, что с ним происходит, хотя словами ощущения усталости и боли не передать. Пока еще неизвестно, что будет дальше: справится ли его организм с перенесенным ле­чением и сможет ли нормально функционировать…

Ошибки врачей станут платными?

Сколько пациентов становят­ся жертвами врачебных ошибок, точных данных нет и, наверное, никогда не будет. В ФОМС гово­рят, что дефекты при оказании медицинской помощи наблюда­ются примерно в 10 процентах случаев. Судебная же статистика на этот счет более чем скром­на: лишь 700 дел в системе ОМС ежегодно направляется в суды, и только половина из них закан­чивается судебным решением. При этом пациенты выигрывают около двух третей дел. Средняя сумма возмещений колеблется в пределах 90-100 тысяч рублей. Пока судебный процесс – един­ственная возможность добиться возмещения ущерба, полученного из-за неправильного лечения или халатного отношения медиков.

Год назад Минздрав представил новый законопроект, в котором говорится о том, что все меди­цинские организации будут обя­заны осуществлять страхование пациентов. Таким образом пред­полагается заинтересовать медуч­реждения работать качественней, привлекать квалифицированных врачей и всеми силами бороться за то, чтобы врачебных ошибок было меньше.

Законопроект предусматривает четыре основания для компенса­ций: три степени инвалидности и смерть. Частные клиники будут уплачивать страховые взносы по договору сами, а за государствен­ные заплатит федеральный фонд ОМС. При наступлении страхо­вого случая – то есть причине­нии вреда пациенту во время ле­чения – он сможет претендовать на страховую выплату, которая будет определяться государствен­ными тарифами. Речь идет толь­ко о самых вопиющих случаях: в случае смерти пациента страховая выплата составит два миллиона рублей; если по вине врача паци­ент получает инвалидность тре­тьей, второй или первой группы, то ему будет выплачено 500 тысяч рублей, один миллион или пол­тора миллиона рублей соответ­ственно. Компенсация мораль­ного ущерба законопроектом не предусматривается.

Устанавливать, была ли врачеб­ная ошибка, и привела ли она к инвалидности (смерти) человека, должны специальные комиссии при территориальных управле­ниях Росздравнадзора. В рас­следовании конкретного случая будут участвовать пострадавший (или его представитель), соот­ветствующая страховая компания и врач-специалист из другого ре­гиона для оценки правильности действий своего коллеги.

Надо сказать, что медицинские страховщики настороженно от­неслись к концепции Минздрава об обязательном страховании пациентов на случай смерти или инвалидности. Объединения же «клиентов» медучреждений за­конопроект поддерживают. Ко­нечно, вызывают сомнения ре­альная независимость комиссий (известно, что корпоративные интересы в медицинском со­обществе отстаиваются очень жестко) и привязка выплат к ин­валидности (инвалидность мо­жет и не наступить, а реальный вред здоровью нанесен). Но в целом проект послужил бы появ­лению механизмов внесудебно­го регулирования, которые уже существуют во многих странах. Важнейшая задача – организа­ция независимой экспертизы: это должна быть структура, неподве­домственная системе здравоох­ранения.

Софья Вольская

Читайте также на сайте:

  1. Дайте Полине шанс!
  2. Помощник врачей – ультразвук
  3. Как «перерасти» астму?
  4. Инфекции из воды
  5. Как отличить ядовитые грибы от съедобных
  6. Новости из Областного перинатального центра
  7. Всемирный день акушерки
  8. Кашпировский в Томске
  9. Осторожно — маникюр!
  10. «Сладкая бомба» замедленного действия
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91