Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Открытое письмо прокурорам Томска и Томской области

   0

03«…Что тут сказать… разве, что спасибо и низкий поклон вам, заботливые вы наши. Жрать-то меньше не пробовали? Я думаю, что тогда бы и зарплаты, и пен­сии были бы достойными, а не смо­трелись подачками, случайно про­сыпанными крошками с барского стола…»

«…Расправляются с русским Иваном кто как может, при этом сами жируют на необоснованные зарплаты с шестью цифрами, а многие и с девятью. И еще удивля­ются возмущению народа. И, хотя русский народ очень и очень терпе­лив, но «служители» народа… до­ждутся не «болотную», а всерос­сийский митинг ГОЛОДНЫХ на сытых, у которых масло по щекам течет…» (стилистика, орфогра­фия и пунктуация оригинала со­хранены).

Это – всего лишь несколько характерных цитат из откликов российских пенсионеров, опу­бликованных в Интернете под сообщением Российского Инфор­мационного Агентства «Новости» о новой пенсионной реформе в России. Это еще и как «призна­ние комиссара полиции прокуро­ру республики». Помните, с та­ким названием был знаменитый итальянский фильм о «спруте», страшной сицилианской мафии?

Руководствуясь ст. 28 и ч. 1 ст. 29 Конституции Российской Фе­дерации, я выскажу и свое мне­ние по поводу происходящего, но только с пенсионерами города Томска, одним из которых явля­юсь я сам, и с нашими пенсиями. Беседуя с пенсионерами в офисе Государственного учреждения — управления пенсионного фонда Российской Федерации в г. Том­ске и Томской области, на улицах города и даже в поездах дальнего следования, я убедился в том, что выражу в данном письме обиду и гнев многих сотен и даже, может быть, тысяч пенсионеров г. Том­ска, а также их детей, сострада­ющих своим незаслуженно оби­женным родителям, всю жизнь добросовестно трудившимся на заводах и фабриках, на колхоз­ных полях и фермах на благо сво­его отечества.

В разговорах с пенсионерами я часто слышал мнение о том, что руководство ГУ-УПФ РФ в г. Томске (далее управление ПФ) давно уже превратило данное го­сударственное учреждение в соб­ственную вотчину и творит в от­ношении пенсионеров г. Томска беспрецедентное беззаконие. В мае 2013 года, решив, наконец, в 63 года выйти на пенсию, яобра­тился в управление ПФ и тут же столкнулся с несправедливостью, хамством и ненавистью со сторо­ны чиновниц этого социального учреждения.

Они сначала вообще отказались принимать у меня заявление о на­значении мне трудовой пенсии по старости и пакет моих документов, затем, после вмешательства Совет­ского райсуда г. Томска, их приня­ли, но не признали мою трудовую книжку и более чем 32-летний страховой (трудовой) стаж, а так­же официальную справку №17 от 12.08.2013 г., выданную госпред­приятием Астраханской области «Каспрыбпроект» и подтвержда­ющую факт принадлежности мне Трудовой книжки, действитель­ности внесенных в ней записей, и назначили мне социальную пенсию. После 10-месячного су­дебного разбирательства и уста­новления уже судом факта принад­лежности мне трудовой книжки и наличия у меня около 33 летнего страхового (трудового) стажа со­трудницы управления ПФ произ­вели перерасчет моей пенсии с та­кими нарушениями решения суда, что размер моей трудовой пенсии стал только чуточку больше соци­альной.

Такое беспардонное, точнее, бесчеловечное отношение к пен­сионеру, особенно после ФРГ (я там лечился после тяжелого ранения во время одного из по­кушении на мою жизнь за мои журналистские расследования, затем остался там на несколько лет поработать), где немецкий Пенсионный Фонд работников культуры по собственной иници­ативе начал процесс оформления мне германской пенсии и где я по­стоянно чувствовал удивительное уважение к себе, меня просто вве­ргло в глубокий шок. Удивленный этим, я как профессиональный журналист невольно начал на­блюдать и делать выводы.

Говорят, все познается в срав­нении. Чиновницы, в особенно­сти руководящий состав управ­ления ПФ в городе Томске, на пенсионеров смотрят не как на пожилых россиян, заслуживших и уважительное отношение к себе, и достойную человека пенсию, а как на дармоедов и надоедливых попрошаек. К слову сказать, эти «дармоеды и попрошайки» полу­чают от 6259 до 11 тыс. рублей в месяц, а немецкие пенсионеры – от 1800 до 2500 евро, что в пере­воде на рубли по актуальному курсу составляют от 52 тыс. до 72 тыс. рублей в месяц.

Чиновницы управления ПФ, по-моему, даже не задумываются над тем, что подавляющее боль­шинство ненавистных им «дар­моедов-пенсионеров» произво­дили материальные ценности, промышленные товары и прино­сили реальную пользу своему го­сударству, а они-то сами ничего не производят, только обслуживают государственные деньги, которые доверены им… И за это получают очень хорошую зарплату! Но если бы все ограничивалось только их презрением к пенсионерам, я, на­верное, не стал бы писать эту ста­тью. «Хозяйки» управления ПФ и иже с ними представляют собой, на мой взгляд, серьезную опас­ность для всего государства.

Рабочие и колхозники, не учившиеся в университетах и не имевшие ни времени, ни возмож­ности изучить огромный массив законов государства, в том числе по пенсионному обеспечению на­селения страны, а также не зная методику их применения (теперь, на старости лет, в силу своего возраста тем более не могут из­учить и понять все эти законы), не могут грамотно отстаивать свои права на ту пенсию, которую они должны получать по закону. Поэтому они соглашаются на ту пенсию, которую им предлагают «хозяйки» управления. И как не соглашаться, когда эти «хозяй­ки» с внушительным тоном заяв­ляют им: «Так что мы вам ничем помочь не можем. Таков закон!» То же самое они говорили и мне, профессиональному журналисту!

Если бы действующие сегодня законы РФ неукоснительно со­блюдались чиновницами от со­циального учреждения г. Томска, то у пенсионеров не было бы по­вода проклинать эти законы и называть свою родину «дурдо­мом». А эти чиновницы, то ли по причине своей некомпетентности и неспособности адекватно по­нимать Федеральный Закон «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» от 17.12.2001 №173- ФЗ и другие законы, то ли созна­тельно, следуя чьим-то указани­ям, повседневно нарушают эти законы или искажают их смысл до абсурда, иногда даже пре­вращая их, требования закона, в противоположные, и тем самым внедряют в сознание простых людей негативное отношение к законам своего государства. Вот несколько примеров, ярко иллюстрирующие сказанное, и даже больше.

Начну с того, что важно знать журналистам и литераторам. На­пример, в п. 3 ст. 30 Федераль­ного закона РФ от 17.12.2001 г. №173-ФЗ сказано, что в целях определения расчетного размера трудовой пенсии застрахованных лиц под общим трудовым стажем понимается суммарная продол­жительность трудовой и иной общественно полезной деятель­ности до 1 января 2002 года, в ко­торую (помимо других периодов) включаются:

…периоды творческой дея­тельности членов творческих союзов…, а также литераторов и художников, не являющихся членами соответствующих твор­ческих союзов». До 01.01.2002 г. продолжительность периода моей творческой деятельности как литератора составляла 3 года 2 месяца 28 дней. Чиновницы управления ПФ видели мои кни­ги, написанные именно в этот пе­риод, но отказались принимать этот период во внимание. Видно, литературная деятельность их не интересует, а федеральный закон им не указ…

Далее, основанием отказа при­знавать мою трудовую книжку и вкладыша в трудовую книжку, а также все записи в них о моей трудовой деятельности с октября 1968 г. по май 2013 г. руковод­ство управления ПФ в первую очередь называло несоответствие отметки отдела кадров Астрахан­ского отделения института «Ги­дрорыбпроект» Министерства рыбной промышленности СССР о перемене моего неправильно записанного имени требованиям п. 4.1 Положения о порядке под­тверждения трудового стажа для назначения пенсии в РСФСР и инструкции по оформлению за­писей в трудовой книжке, утверж­денного приказом Министерства социального обеспечения от 04.10.1991 г. №190. Согласно этому Положению и инструк­ции данная отметка, как заяви­ли мне чиновницы управления ПФ, должна была находиться на обложке трудовой книжки, а не на ее титульной странице. Мое возражение, что данная отмет­ка на титульном листе сделана в июле 1969 г. в соответствии с Постановлением Совета На­родных Комиссаров Союза ССР «О введении трудовых книжек» и инструкцией по заполнению трудовых книжек и оформлению записей в ней от 1939 года, напе­чатанными на страницах 14 – 16 моей трудовой книжки и являю­щимися ее неотъемлемой состав­ной частью (я показывал им эти страницы), сотрудницы управле­ния ПФ отказались принимать во внимание. Они не прислушались и к тому, что согласно п. 1 ст. 4 Гражданского Кодекса РФ зако­ны и акты гражданского законо­дательства не имеют обратной силы и применяются только к отношениям, возникшим по­сле введения их в действие.

20 августа 2013 г. я сдал в управление ПФ дополнительный пакет необходимых для назна­чения пенсии документов, в том числе подлинники моего свиде­тельства о рождении, справки, выданные государственным пред­приятием Астраханской области «Каспрыбпроект», и Справки о моем заработке в период с 1982 г. по 1995 г., выданные АО «Ка­захфильм» им. Ш.Айманова и др. Эти документы приняла сотруд­ница отдела работы с клиентами Управления ПФ Степанова Т.А. и выдала мне расписку-уведом­ление о приеме. Однако в офи­циальном решении управления ПФ, подписанном и.о. началь­ника управления Соболевской И.А. написано: «На титульном листе (труд. книжки) имеется отметка о перемене имени на Карл со ссылкой на свидетель­ство (серия II-ЭХ № 145973 от 28.07.1969 г), который(ое) не представлен(о)».

То же самое написано и в официальном уведомлении управления, подписанном за­местителем начальника управления Петру­хиной О.Н. Речь идет о моем свидетельстве о рождении.

Это было другим основанием для непри­знания моей трудовой книжки и моего тру­дового стажа. Однако свое свидетельство о рождении я сдал в управление ПФ, как уже сказано, 20 августа 2013 г. и получил об­ратно только 12 сентябре 2013 г. вместе с пенсионным удостоверением, т.е. в тече­ние 24 дней оно находилось в распоряже­нии этих же руководителей ГУ УПФ РФ в г. Томске. Следовательно, это служебный подлог, т.е. заведомо ложные сведения, внесенные должностными лицами в офи­циальные документы. Это квалифицирует­ся статьей 292 Уголовного Кодекса РФ как преступное деяние.

Далее, в том же официальном уведомле­нии утверждается, что мне назначена тру­довая пенсия по старости, а мой трудовой стаж на дату назначения пенсии составил 16 лет 11 мес. 22 дня. В недавнем офици­альном уведомлении за подписью уже на­чальника управления ПФ Соболевской И.А. утверждается, что «остальные перио­ды Вашей трудовой деятельности, поиме­нованные в решении суда, включены Вам в подсчет общего и страхового стажа при назначении пенсии» (эти «остальные пе­риоды» – 16 лет 2 мес.11 дн. они попросту выкинули). В обоих официальных уведом­лениях – снова служебный подлог, т.е. заведомо ложные сведения, так как Ре­шением ГУ-УПФ РФ в г. Томске № 3309 от 05.09.2013 г. не учитывались в страховой/ трудовой стаж «периоды работы, сведения о которых отражены в трудовой книжке от 08.07.1969 г. и вкладыше в трудовую книж­ку от 05.10.1981 г.», т.е. не признавался ни один день из моего 33-летнего трудового стажа, ни сама трудовая книжка. Поэтому и была назначена мне социальная пенсия! Как после этого может идти речь о якобы учтенных 16 годах 2 мес.11 дн. и о вклю­чении каких-то «остальных периодов» в подсчет общего и страхового стажа в 2013 г.?! Похоже, в управлении ПФ нас, пенсио­неров, считают олухами, совками, гоями и кем-то еще, но только не людьми, которые могут быть грамотнее их…

Согласно решению Советского районно­го суда г. Томска, мой общий страховой/ трудовой стаж составил 32 года 3 мес. 19 дн. Однако руководители управления, нарушив решение суда, самовольно со­кратили мой страховой/трудовой стаж до 27 лет 5 месяцев 5 дней, т. е. сократили на 4 года 10 месяцев 14 дней, а продолжи­тельность общего календарного трудово­го стажа, учитываемого по состоянию на 01.01.2002 г., которая фактически состав­ляла 33 года 2 месяца 21 день, сократили до 24 лет 5 месяцев 1 дня, т. е. сократили на 8 лет 9 месяцев 20 дней! И таким образом, по­ложив в основу своих расчетов именно эти, незаконно сокращенные страховой/трудо­вой стаж и общий календарный трудовой стаж, руководители управления 01.04.2014 г. произвели «перерасчет» моей пенсии. А это еще одно уголовно наказуемое деяние, предусмотренное статьей 315 Уголовного Кодекса РФ. Неисполнение приговора суда, решения суда или иного су­дебного акта.

В своем заявлении на имя начальника управления ПФ РФ в г. Томске я писал, что для установления размера моей трудовой пенсии я выбираю период моей трудовой деятельности с 1983 по 1988 г., а в заявле­нии на имя нач. отдела пенсионного фонда в Советском районе г. Томска я еще раз под­твердил, что выбрал 1983 – 1987 г.г. и что этот выбор остается в силе. Это право пен­сионера, зафиксированное в ФЗ № 173 от 17.12.2001 г. В то время я еще не знал, что руководство управления ПФ не откажется от своего намерения, и мне назначит соци­альную пенсию. Руководители управления ПФ грубо нарушили мое право и самоволь­но выбрали другой период: 1984-1989 гг. Причина этого мне ясна: в указанный мной период мой заработок составлял почти на 3 тыс. руб. больше, чем в том периоде, ко­торый самовольно выбрали руководители управления ПФ. Это свидетельствует о том, что они любыми способами пытались уре­зать, уменьшить мне трудовую пенсию. И, положив в основу своих расчетов незакон­но, причем в значительном объеме, сокра­щенные страховой/трудовой стаж и общий календарный трудовой стаж, а также неза­конно отклонив выбранный мной период, руководители управления ПФ 01.04.2014 г. произвели «перерасчет» моей пенсии.

Но и это не все. В августе-сентябре 2013 г. сотрудницы управления ПФ дважды от­казались ознакомить меня с заключением комиссии по рассмотрению моего заявле­ния о назначении пенсии, заявив, что мне не положено с ним знакомиться. Я требовал ознакомления с этим документом, потому что, во-первых, имел на это законное пра­во, во-вторых, у меня возникли подозрения о подтасовке фактов и сведений из данно­го документа. Отказав мне, руководители управления ПФ нарушили требование ч. 2 ст. 24 Конституции Российской Феде­рации: «Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их долж­ностные лица обязаны обеспечить каж­дому возможность ознакомления с доку­ментами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы…» и совершили новое противоправное деяние, предусмотренное статьей 140 Уголовного Кодекса РФ. Отказ в предоставлении граж­данину информации.

Эти факты свидетельствуют о том, что «хозяйки» госучреждения – управления пенсионного фонда — не только сами от­казываются соблюдать законы государства, злоупотребляют своим служебным поло­жением, но и провоцируют других людей на неуважение законов своего государства и на выступления, протесты против госу­дарственных институтов.

Необходимо открыто сказать о том, какую опасность таит вседозволенность, безнаказанность и целенаправленная, но скрытая от невооруженного глаза трудово­го народа, деятельность этих и других «хо­зяюшек» местного значения. В отличие от известной «хозяйки» Новодворской В., ко­торая в 1993 г. со страниц журнала «Огонь­ка» открыто заявляла: «Мне наплевать на общественные приличия… Белый дом (Дом Правительства РФ после его расстрела из танков в 1993 г.) для нас навеки – полно­ценный трофей… Мы вырвали у них (рус­ских) страну!», эти местные, не известные всей стране, «хозяюшки» тихой сапой то­чат и подрывают саму основу государствен­ности – законы Российской Федерации. Со­гласитесь, это серьезная опасность.

Зачем и кому это нужно? Это нужно внешним и внутренним врагам России – так называемой «пятой колонне». Мы не должны бояться называть вещи своими именами. Если мы будем закрывать глаза на все то, что сейчас происходит в г. Томске и по всей стране, если мы будем бояться на­зывать своими именами тех, кто нагло вы­ставляет себя и своих единомышленников по ненависти к нам и к нашей родине выше остальных россиян, открыто и нагло прояв­ляет свой национализм, при этом «по пово­ду» и без повода поднимая на весь мир шум о шовинизма и об имперских амбициях русских, о махровом национализме титуль­ных нации в автономиях внутри России, то мы будем продолжать бороться с тенями, призраками, и в конце концов окажемся у разбитого корыта.

В мае текущего года, выступая на Красной площади по случаю добровольного присо­единения Крыма в Российскую Федерацию, президент России сказал, что теперь «пя­тая колонна» будет активизировать свою деятельность на территории нашей страны и призывал российский народ к консоли­дации, к сплочению своих рядов, не да­вать возможность этой «колонне» прово­цировать себя. А этого и будет добиваться «пятая колонна»: провоцировать народ на бунты, на восстания. Вспомните предупреж­дение пенсионеров, приведенное в начале этой статьи: «И, хотя русский народ очень и очень терпелив, но «служители» народа… дождутся не «болотную», а всероссийский митинг ГОЛОДНЫХ на сытых».

Мы, коренные россияне, живущие на этой территории тысячелетиями, никогда не должны забывать и о том, что мы живем внутри полиэтнического, поликонфессио­нального, поликультурного, полиязыково­го пространства… Внутренние враги России уже дважды использовали этот сложный фактор в начале 90-х годов прошлого века (для развала СССР и для захвата власти в России) и обязательно используют в буду­щем для достижения своих новых целей… При этом они охотно и очень грамотно используют социальные различия – этни­ческие, исторические, культурные, язы­ковые, религиозные. Через определенную тактику, такую, например, как акцентиро­вание межэтнических, межконфессиональ­ных проблем, ими достигается социальная дестабилизация в государстве. Вот о чем предупреждает нас президент России, и хвала ему за то, что он нашел смелость ска­зать нам это прямо и открыто!

А теперь немного о себе. Я родился в 1950 году в Астраханской области, высшее обра­зование получил в России (Ростовский-на- Дону госуниверситет) и в Казахстане (Ал­ма-Атинский театрально-художественный институт), мои дипломы безоговорочно и официально признали в 2001 году в ФРГ. По профессии я журналист, кинодрама­тург и кинорежиссер. Мои статьи и очер­ки охотно печатали как в СССР, России, Казахстане, так и за его рубежами, мои литературные произведения и фильмы пользовались и сегодня пользуются успе­хом у читателей и зрителей, мои авторские фильмы неоднократно становились участ­никами крупных международных кино­фестивалей, лауреатами и дипломантами различных конкурсов и кинофестивалей в России и Казахстане. Мой отец Шугай Ка­урсинович – участник и инвалид Великой Отечественной войны, награжденный орде­ном Красной Звезды и многими медалями СССР, народный учитель, как его называли люди в Астраханской области. Он умер из- за ошибки врача, поставившего неверный диагноз, и малограмотного хирурга, оста­вившего в брюшной полости грязные там­поны, в Астраханской областной больнице, едва выйдя на пенсию. Погибли за свою ро­дину – СССР и РСФСР – мои родные дяди, уроженцы Астраханской области: во время форсирования Днепра в 1944 году погиб родной братишка отца, пропал без вести под Севастополем в 1943 году родной брат моей матери. Не дожили до пенсии и мои родные брат и братишка, учитель и офицер (полковник). Мог не дожить до пенсии и я сам: погибнуть в 43 года за свое журналист­ское расследование тяжких преступлений представителей так называемой «пятой колонны» против сотен малолетних детей г. Алма-Аты и против сотен тысяч трудя­щихся крупного промышленного центра Казахстана – города Усть-Каменегорска и Восточно-Казахстанской области. Причем я мог погибнуть трижды: в 1993 году под колесами автомашины, в 1996 году от пули, в 1998 году под обломками 4-х этажного дома из-за искусно устроенного взрыва бы­тового газа (а вместе с моей семьей должны были погибнуть еще 48 русских и татар­ских семей). Я думаю, что от этих хорошо спланированных преступниками смертей меня всегда спасал Всевышний. Могу без ложной скромности сказать, что своими своевременными разоблачениями преступ­ников из «пятой колонны» – дисквалифи­цированных еще в советское время врачей, а также руководителей областей, городов, начальников финансовых управлений и т. д., купивших свои должности за деньги, я в 90-е годы прошлого века предотвратил в Казахстане ту же бойню, которая сейчас происходит на Украине.

Таким образом, получается, что я один из моей семьи (мужской половины) дожил до пенсии. И я, имея за плечами почти 33-лет­ний безупречный страховой/трудовой стаж и 46-летний общий трудовой стаж, нарабо­танные мной в РСФСР, СССР и Республике Казахстан, имел право рассчитывать на до­стойную пенсию. Но что из этого получилось, об этом теперь вы знаете. Знаете и из моих за­явлении, которые вы, уважаемые прокуроры, уже читали. Надеюсь, что вы не останетесь сторонним наблюдателем противоправных, антиконституционных действий вконец за­рвавшихся (или действующих в унисон со своими хозяевами, врагами России) «хозяю­шек» государственного социального учреж­дения и примете меры хотя бы по указанным статьям УК РФ. Ведь, как сказано в Федераль­ном законе от 17.01.1992 №2202-1 (ред. от 23.07.2013г.) «О прокуратуре Российской Фе­дерации» (с изм. и доп., вступившими в силу с 01.10.2013 г.), Прокуратура Российской Федерации – единая федеральная централи­зованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции РФ и исполне­нием законов, действующих на территории Российской Федерации, а также осущест­вляют другие функции в целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства.

КАРЛ ИСАБЕКОВ, ЖУРНАЛИСТ И КИНОРЕЖИССЕР

Читайте также на сайте:

  1. Мы готовы помочь!
  2. Кому доверились ветераны Томской области?!
  3. Воскресили из мертвых. Какой ценой?!
  4. Закрытый губернатор
  5. Открытое обращение
  6. Оправдательный приговор – причины и следствия
  7. Благодарность врачу
  8. Наследие и наследники
  9. Так говорит губернатор
  10. Про голову и забыли…
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91