Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Отметины той войны ношу в голове

   0

15 февраля — День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества

Эта памятная дата установлена в честь воиновинтернационалистов, которые выполняли свой боевой долг за пределами границ своей родной страны.

Тридцать лет назад, 15 февраля 1989 года, последняя колонна советских войск покинула территорию Демократической Республики Афганистан. Мы продолжаем публикацию очерков, написанных по рассказам непосредственных участников военных действий в Афганистане в 1979–1989 годах.

Валерий Ягъяевич Белялов — участник войны в Афганистане, на территории которого проходил срочную службу с декабря 1982 г. по декабрь 1984 в составе 177-го полка 108-й Невельской Краснознаменной мотострелковой дивизии и был дважды ранен. Уволен в запас с должности заместителя командира танкового взвода в звании «старший сержант».

В 2009 г. Указом президента РФ награжден медалью ордена второй степени «За заслуги перед Отечеством» за большой личный вклад в становление и развитие ветеранского движения.

Трудовая закваска

Валерий Ягьяевич Белялов

Так случилось, что афганская война определила будущее этого человека на долгие годы вперед. Хотя на заре туманной юности он вынашивал совершенно иные планы и вовсе не грезил об армейской карьере.

Детство и отрочество В. Белялова прошли в небольшом шахтерском городке Кызыл-Кия, где все друг друга знали и жили, как одна большая дружная семья. Тепло и забота окружали его и в отчем доме, что, впрочем, вовсе не означало какихто поблажек. Будучи младшим, седьмым ребенком, Валера, как старшие братья и сестра, охотно помогал родителям обихаживать сад, никогда не отлынивал от прочих забот по хозяйству.

В школе Валерию очень нравилась физика, поэтому после получения аттестата без раздумий отправился в Томск штурмовать физфак ТГУ. Выбор именно этого города был не случайным, отчасти практическим, определявшимся удобной транспортной схемой. В ту пору регулярно курсировал поезд Томск— Андижан, что в немалой степени способствовало привлекательности Сибирских Афин для абитуриентов среднеазиатских республик. А самое главное — слава о томских вузах уже тогда давно переросла границы Томской области, шагнув далеко за пределы региона.

Наслышан был об этом и Валерий, отдавший предпочтение старейшему университету Зауралья. И все же с первой попытки студентом он не стал, как и друг, с которым приехал сюда. Сдав два экзамена, ребята приняли решение пойти служить и, забрав документы, отправились на родину. Вернувшись в Кызыл-Кия, Валера в течение года трудился кочегаром в домоуправлении и местном профтехучилище, а весной 1982 г. был призван в ряды Вооруженных Сил. Тут тоже все сложилось не сразу. Сначала проводившие обследование доктора дали заключение, что в мирное время парень к службе непригоден. А через месяц военком сообщил, что его забирают в армию. Видимо, в ту призывную кампанию был недобор, побудивший медкомиссию закрыть глаза на некоторые неполадки в его организме, или сыграла роль какаято иная причина. Но факт остается фактом: определившее дальнейшую судьбу Валерия событие свершилось.

— Про Афганистан я тогда мало знал, — говорит Валерий Ягьевич. — И, конечно, не подозревал, что туда попаду. Выяснилось это в учебке в Туркмении, где полгода учился на командира танка. Оказалось, что 90% новобранцев здесь готовились для Афгана, так как уже было понятно: война приобретает затяжной характер.

Период, выпавший на долю В. Белялова, можно назвать относительно спокойным. В тех местах, где тогда находился 177-й мотострелковый полк, как раз понял это уже потом, когда развел спорщиков по разным углам, отобрав у них оружие. Не по возрасту мудрый, он всегда старался действовать с чисто человеческих позиций, даже если это шло вразрез с уставом. Однажды застал уснувшего караульного, которого по-хорошему следовало отдать под трибунал, что значило сломать парню жизнь. Белялов поступил иначе: приказал провинившемуся вылить на себя ведро воды, а спустя полчаса отправил спать, сменив на посту. Аналогичные казусы происходили нередко, чем в немалой степени обусловлены довольно большие потери в Афганской войне.

— По статистике, всего там погибли тринадцать тысяч советских солдат и офицеров. Но чего уж греха таить, половина — по собственной дурости, недальновидности, глупому любопытству, безалаберности, неграмотному командованию и элементарному «авось», — с волнением комментирует Валерий Ягьяевич. — Например, зачем идти в дукан, если это категорически запрещено?!

Возле офицерского модуля в расположении 177-го мотострелкового полка. Лето 1983 г.

Случалось и пьянство, из-за которого люди теряли бдительность, или из-за праздного интереса ктото стал разбирать гранатомет, в результате — взрыв. Или такой случай: в узком туннеле навстречу друг другу шли колонны, и одна из машин сломалась. Все остановились, а моторы не заглушили — зима, мороз. И там задохнулись двести с лишним человек. Это только наших, афганцев никто не считал. Уже потом додумались: один день колонна идет с одной стороны, второй — с другой. В общем, трагических нелепостей хватало. Учились методом проб и ошибок, к сожалению, оплачивая ошибки человеческими жертвами. Были, конечно, и героические смерти.

Примеров в Афганистане мужества и стойкости — великое множество. Довелось проявить эти качества и Валерию, взвод которого неоднократно попадал под обстрел, защищая колонны от моджахедских грабежей. В самом начале службы танк Белялова подорвался на противопехотной мине. К счастью, боеукладка не сдетонировала, и все остались живы. В том же 1983 г. его экипаж стоял в резервной группе полка, частенько выезжая по сигналу боевой тревоги для прикрытия основных войск — как советских, так и афганских.

Приходилось спасать и мирное население. Однажды, находясь на маршруте, танкисты услышали раздающуюся невдалеке стрельбу. Приехав туда, увидели обстрелянную допотопную «барбухайку», в которой обнаружили раненую девочку лет семи. Перенесли ее в свой танк и доставили в медсанбат, где ребенку была оказана медицинская помощь. Не раз выручали живущих рядом афганцев медикаментами, что, конечно же, воспрещалось. Но как отказать, если лекарства нужны детям или старикам?!

— Простые дехкане относились к «шурави» вполне нормально. Даже иногда предупреждали, чтобы мы не вставали на то или иное место, где недавно лазали «духи», — говорит Валерий. — И мы им сочувствовали. По возможности подсобляли физически, когда нужно было что-то вытащить, перенести и т.д. Выжить там, действительно, было очень тяжело. Скажем, засеял человек свой участок, а его разбомбили, сожгли или попросту ограбили, забрав урожай. Кругом — угроза, электричества нет, продовольствие — в дефиците… Тут любая поддержка кстати, поэтому если у нас что-то оставалось, мы всегда отдавали крестьянам. Лично я не берусь осуждать даже тех, кто ушел в душманы, поскольку не знаю, как бы поступил, коснись это меня или моей семьи. Просто люди были поставлены в такую ситуацию ради большой политики. А вообще, Афганистан — страна неплохая, хотя и бедная. С климатической точки зрения, это благодатный край. Повсюду изобилие фруктов: персиковые сады, виноградники, бахчи с дынями и арбузами. Здесь легко можно обойтись «подножным кормом», что и случалось, когда, выезжая по боевой тревоге, мы на пару-тройку дней оставались без съестных припасов.

К сожалению, это изобилие соблазнительно для чужеземцев, специализирующихся на производстве и сбыте дурманящего зелья. Их привлекают бескрайние поля опиумного мака, растущего диким образом и возделываемого на культурных плантациях.

Тогда там тоже были наркотики, на которые изощренно пытались подсадить советских военнослужащих. Слабые характером на это «велись». Не секрет, что первая волна наркомании в нашу страну хлынула, когда из Афгана начали возвращаться те, кто попробовал там «дурь». Что касается Валерия, он как уроженец Средней Азии прекрасно осознавал всю пагубность такой привычки.

Обошел его стороной и так называемый афганский синдром. Возможно, потому что пришел с войны с осколками в голове, что побуждает по-особому ценить время. Последний бой, в котором получил жестокую отметину, врезался в память до мельчайших подробностей. Произошло это в апреле 1984 г., перед увольнением в запас, когда уже был подписан приказ о демобилизации. Через охраняемый взводом участок на перевале Саланг из Советского Союза следовал «свежий» пехотный батальон, в котором солдаты и офицеры еще не нюхали пороха. Отсутствие боевого опыта у командиров и рядовых было налицо, чем и воспользовались боевики, когда колонна зашла в ущелье, представлявшее собой идеальную ловушку. Подбив первую машину и середину колонны, душманы зажали наших в кольцо.

Валерий оперативно известил о начале обстрела полковое начальство, и находящиеся в его подчинении танки выдвинулись вперед. Прибыв на место, застали панику. Половина еще не зашедшей в ущелье колонны сгрудилась в полной растерянности. «Сынок, что делать?» — обратился к Белялову потерявший контроль над ситуацией подполковник.

«Рассредоточьтесь так, чтобы вас не было видно. А мы попытаемся пробиться и посмотреть, как и что», — ответил он.

Подъехав, сдвинули подбитый БТР на обочину. Один танк Валерий оставил с этой стороны, а двумя машинами взвод продвигался дальше, вдохновляя решительными действиями раненых и перепуганных. Остановившись посередине колонны, Белялов начал отстреливаться по «верхушкам», передав по рации координаты, чтобы его поддержали минометами. Тем самым вызвал огонь на себя и вскоре был контужен и ранен прицельным снарядом, так как периодически выбирался из люка, дабы прикрыть трансмиссию.

Сообщив командиру роты о своем ранении и выйдя из боя после подхода дополнительных сил, немного отлежался в медсанчасти. От госпитального лечения отказался — нестерпимо хотелось домой, и он не мог себе позволить отсрочить возвращение еще на три-четыре месяца.

Обратился к врачам уже в Кызыл-Кия из-за ужасных головных болей, спровоцированных осколками, которые выявил сделанный в поликлинике рентгеновский снимок. После первой шокирующей реакции рассудил философски: «Проживу, сколько богом отмеряно, но постараюсь максимально использовать каждый отпущенный год». Так он и поступает, стараясь ничем не обременять близких. Вот и тогда не открыл родителям всей истины, как и при ранении в левую руку, полученном в 1983-м. Отец и мать, конечно, заметили, что почерк у сына изменился (Валерий — левша). Но он отшутился, написав в ответном письме: «Развиваю правую руку, чтобы быть гармоничной личностью».

Советам докторов Валерий следует безоговорочно, что позволяет ему вести полноценный образ жизни. Рекомендации нехитрые: не курить, не злоупотреблять спиртным, не парится в бане, регулярно обследоваться и т.д. Но чтобы ни на йоту от них не отступать на протяжении без малого тридцати лет, нужна недюжинная сила воли.

Боевой экипаж: заряжающий — Сергей, командир танка — Валерий, наводчик — Аяз. Опорный пункт «Школа», между Чарикаром и Джабалем. Зима 1983 г.

Остаюсь на передовой!

Став инвалидом в 21 год, Валерий Белялов никогда не жаловался и не роптал на судьбу. Более того, отказался от второй группы, не позволявшей ему учиться на физическом факультете ТГУ, куда поступил, вернувшись из армии.

Признается, что очень любит Томск — город, где встретил жену, родились сыновья, произошло его собственное становление. Но и малая родина Валерию Ягьяевичу далеко не безразлична, поэтому то, что происходит в Киргизии, он буквально пропускает через сердце. Быть в курсе событий помогает активная переписка со школьными друзьями и учителями. Не прерываются и армейские связи, которые только крепнут, благодаря информационным технологиям.

В «Одноклассниках» Валерий создал старичку 177-го полка, где зарегистрировались более 800 человек, в том числе и из-за пределов России. Однополчане выкладывают снимки, делятся воспоминаниями, рассказывают о нынешних делах. Нередко виртуальное общение перерастает в реальные контакты.

А сколько эмоций вызвал документальный фильм, снятый комполка в 1988 г. при выводе из Афганистана 108-й мотострелковой дивизии?! Эту длящуюся четыре с половиной часа, сопровождающуюся «афганскими» песнями, бесценную хронику, где с подробными комментариями показан весь 130-километровый маршрут, перечислены десятки имен, Валерий Ягьяевич тоже нашел в Интернете и, размножив на дисках, разослал всем желающим.

— Реакция была колоссальная. Из Тюмени пришло смс: «Посмотрели половину фильма, водка кончилась. Пошли в магазин», — грустно улыбается Валерий Белялов. — Смотреть без слез такое кино невозможно, ведь война нас не отпускает. На моих глазах никто из боевых товарищей не погиб, что является для меня большой радостью. Но после моего увольнения в запас были жертвы, и фамилии ребят из нашего взвода занесены в Книгу памяти, изданную Министерством обороны в девяностые годы.

Печальная статистика ведется и в «Одноклассниках», где сообщается о тех, кто ушел в вечность. Увы, этот список с каждым годом прирастает. Сегодня самым молодым «афганцам» уже под пятьдесят, что для российских мужчин — критическая планка. А им к тому же не прибавляет здоровья пережитое, крепко засевшее в памяти. Об этом Валерий Белялов знает не понаслышке, и не только из личной практики. Так случилось, что последние 17 лет он вплотную занимается проблемами тех, кто побывал в «горячих точках».

На своем танке. В боевом охранении 177-го мотострелкового полка в Джабале. Лето 1983 г.

В 1996 г., имея за плечами приличный стаж работы инженеромконструктором в Республиканском инженерно-техническом центре ТНЦ СО РАН, получил предложение возглавить организацию инвалидов войны в Афганистане Ленинского района Томска. С 2002 г. — руководитель ТРО ООО ИВА и Томского отделения общероссийской общественной организации «Боевое братство», совмещая эту деятельность с непростыми функциями генерального директора автономной некоммерческой организации «Центр медицинской и социальной реабилитации ветеранов войн «Ветеран — Русь», открытой в 2009 г. после длительного хождения инициаторов по различным инстанциям. Сегодня Центр объединяет всех участников военных конфликтов — тех, кто воевал на Даманском, в Бангладеше, Сирии, Египте, Венгрии, Афганистане, на Северном Кавказе.

Исполняется тридцать лет, как советские войска ушли с той земли, где каждый из нас оставил частичку своей души. В преддверии юбилея наверняка пройдет масса мероприятий в Томске и по всей стране, что, безусловно, необходимо. Но будет грустно, если ими все и ограничится. Гораздо важнее — постараться решить к этой дате хотя бы часть насущных проблем людей, которые, по сути, еще юнцами достойно выполнили там гражданский долг, сохраняя верность присяге, данной Отечеству.

Читайте также на сайте:

  1. Поздравления от коллег и друзей
  2. Фронтовик — десантник
  3. Фёдор Кузьмич — святой старец томский
  4. Татьяна Зверева. Художник, педагог, женщина…
  5. Михаил Задорнов: Обретенная быль
  6. Вклад томичей в Победу
  7. Рядовой боец — славная судьба
  8. Там рождалась настоящая мужская дружба
  9. Хандорин
  10. Николай Васильев. Лучший среди равных

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91