Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Помни корни свои

   0

Продолжаем публикацию очерков, написанных по рассказам непосредственных участников военных действий в Афганистане в 1979–1989 гг.

Николай Васильевич Шамин — член президиума Томской региональной организации ООО «Российский Союз ветеранов Афганистана», председатель Ленинского отделения ТРО РСВА. Родился в 1960 г. в Казахстане. В Томской области живет с 1962 г. с перерывом на срочную службу, которую проходил в рядах ограниченного контингента советских войск в Афганистане с весны 1980-го по осень 1981 г. Выпускник Томского государственного пединститута, более четверти века посвятил воспитанию детей. Награжден медалью «За отвагу».

Из поколения мирного времени

Николай Васильевич Шамин

Николай Васильевич о войне с малых лет знает многое, и не только из фильмов и книг. Участником Великой Отечественной был его дед по материнской линии, умерший от последствий тяжелых ранений в 1949-м.

Уроки патриотизма впитывались и на примере родителей, выросших в Каргасокском районе. В военное лихолетье отец в совсем еще юном возрасте валил лес, делал ружболванку — деревянные приклады для винтовок и автоматов. Мать вязала для красноармейцев теплые вещи, наравне со взрослыми заготавливала орехи и прочие дары сибирской природы, отправляемые на фронт. Оба еще подростками были награждены медалями за доблестный труд.

Получив диплом, Николай решил продолжить образование в Алтайском институте культуры. На втором курсе осенью 1979-го был призван в армию. Чуть позже грянула афганская война, куда командир отделения командно-штабных машин ефрейтор Николай Шамин попал во втором эшелоне, пройдя полугодовую подготовку в «учебке» воздушно-десантных войск в Литве. Из всей роты в Афганистан направили лишь двоих, его и еще одного парня. Сначала их привезли в Фергану, где прибывшая из разных регионов СССР партия новобранцев должна была за десять дней экипироваться и адаптироваться перед тем, как отправиться на смену первым советским бойцам, штурмовавшим дворец Амина.

Осваиваться в незнакомой стране приходилось спонтанно. Сразу получили оружие, и началась круговерть. Первое время сильно мучила жажда. В апреле солнце там жарило вовсю. Весьма непритязательными были и другие бытовые условия.

Служил Николай в 345-м отдельном Гвардейском Краснознаменном ордена Суворова II степени парашютно-десантном полку специального назначения, подчинявшемся непосредственно министру обороны СССР. Этот один из самых воюющих в афганской войне полк занимался реализацией разведданных, блокированием и охраной автодорог, зачисткой кишлаков и горных районов, устраивал засады, проводил разведывательные рейды, оказывал поддержку подразделениям Царандоя. Выполнял и другие важные функции. В том числе охранял аэродром Баграм — крупнейший аэропорт и военно-воздушную базу ВВС Советского Союза в ста километрах от Кабула. Наряду с этими первостепенными задачами как основная единица участвовал в боевых операциях, выкуривая душманов из окрестностей.

Родители и не ведали, где находится их сын. Все ведь было засекречено. Позволялось афишировать только номер полевой почты — п/п 53701. Когда разрешили писать домой, Николай ограничивался скупыми общими фразами: дескать, служба идет нормально, но приходится часто ездить в командировки.

 

Война велась почти беспрерывно

У арыка. Баграм, 1981 г.

Менялась лишь степень интенсивности. Изредка случались кратковременные затишья сезонного характера — на полторы-две недели, когда из-за снегопада «духи» спускались с гор вниз. Вообще же постоянно надо было быть начеку.

За промелькнувшие стремглав первые полгода Николай поучаствовал в нескольких боевых вылазках. Затем его назначили ответственным за всю связь, которая не должна была прерываться ни на секунду. Тогда он намотал вокруг аэродрома сотни кругов. И пешком ходил, и ездил. Нагружал рюкзак запасными станциями и батарейками — и вперед! При этом здорово рисковал. А в последние восемь месяцев службы принимал участие в больших совместных операциях, проводимых при поддержке авиации.

— Доводилось видеть всякое: и смерть, и кровь, — кратко говорит Николай Васильевич.

Сам он тоже ходил по лезвию бритвы. В него неоднократно прицельно стреляли. Камни рикошетом летели в лицо, но пуля не задела ни разу.

Однажды Николай вместе с товарищем прикрывал отход батальона, вызывая огонь на себя. Долго полз по ручью, направляя на неприятеля пулеметную очередь. Потом выбравшиеся в относительно безопасную зону сослуживцы прикрывали их, пока они не запрыгнули в стоящий «под парами» БMД.

— Бывали передряги и покруче, но, к счастью, всегда обходилось благополучно. Где-то выручало чутье, где-то — осторожность. Да и ангел-хранитель, видимо, меня не покидал, — объясняет свое везение Н. Шамин. Последние три месяца перед демобилизацией он провел в дежурном взводе — «летучем отряде», за которым были закреплены три боевые машины на аэродромовском КПП. Находились при них неотлучно, дабы — ночь-полночь — моментально отреагировать на начавшуюся поблизости стрельбу. Контролировали ситуацию, если вдруг с кем-то пропадала связь. Сопровождали колонны с боеприпасами и продуктами. Без необходимости в бой не ввязывались, но всегда были готовы отразить натиск врага. По сути это была четко отлаженная работа, требующая молниеносной готовности. Поэтому когда выдавались хотя бы минуты для сна, мозг отключался мгновенно.

 

Отважная служба

На окраине аэродрома. Баграм, 1981 г.

Служил Николай на совесть, о чем свидетельствуют поощрения: оказанная дважды честь сфотографироваться у полкового знамени, благодарственное письмо командования на родину, нагрудный знак «За отличие в воинской службе», к которому он был представлен, но так и не получил. Время тогда было скупое на награды, в основном их давали посмертно. Редко кому из солдат вручали медали там, в Афганистане.

Вот и Николая Васильевича медаль «За отвагу» догнала уже на гражданке. Демобилизовался он поздней осенью 1981-го. В Томск, куда на тот момент перебрались родители, приехал 27 ноября. Устроился в Дом пионеров руководителем кружка народных инструментов. С тех пор и по сей день работает с детьми. Не прерывал этого даже в годы учебы в Томском пединституте, поступив в 1982 г. на факультет русского языка и литературы. Учась на дневном отделении, организовывал на предприятиях художественную самодеятельность, приобщал к творчеству юношество. Создал ансамбль ложкарей из воспитанников четвертого детского дома города Томска.

Однажды десантники — ветераны Великой Отечественной — пригласили его на свою встречу, прознав, что он поет и играет на баяне. Николай буквально заразился позитивной энергией этих активных, дружных, жизнелюбивых людей. На Заводе резиновой обуви у них был Музей славы. Там имелись музыкальные инструменты, и студент-филолог сколотил заводской ВИА. Начал привлекать окрестную ребятню, в чем проявилась его педагогическая жилка.

(ПО МАТЕРИАЛАМ: Томской региональной организации Российского Союза ветеранов Афганистана и сайта http://maimana-1.ucoz.ru)

Читайте также на сайте:

  1. Хандорин Геннадий Петрович (биографические очерки)
  2. Геннадий Хандорин. Капитан большого корабля
  3. Кинжалы Прометея в руках томича. Освоение космоса
  4. Алла Заостровская. Точное попадание
  5. «Цыплёнок» гродненского СМЕРШа
  6. Виктор Миронов. Высшая справедливость ч.2
  7. Леди в красном
  8. Геннадий Хандорин. Капитан большого корабля
  9. Кухтеринские розыгрыши
  10. Никогда не жаловался на жизнь фронтовик
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91