Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия
+10.4C

Правда о детстве, которого не было

  1    0
08Мне не было и десяти лет, когда началась Великая Отечествен­ная война. Она застала нас с матерью в дороге к новому месту службы отца – он был военным. Сразу по прибытии на место службы отца отправили на фронт, а мы с мате­рью были вынуждены отправиться в Сибирь, в Красноярский край, на родину ее предков. Потеря багажа при бомбежке поезда усложнила нашу и без того тяжелую жизнь. Мать закон­чила курсы трактористов и все во­енные годы и после войны бороздила на тракторах и комбайнах колхозные земли. Летом сутками на полях, а зи­мой на ремонте этой техники в другом селе, и фактически дома не жила.

В колхозе не хватало рабочих рук, потому с весны 1942 года начали посылать на всякие работы и нас – детей, подростков. Все лето – с мая по октябрь включительно, а иногда и поз­же, до окончания обмолота зерна, наравне со взрослыми, работали и мы – дети. Никто не интересовался, сколько же нам лет и можно ли поручать нам тяжелую работу. Трудились на посевной, прополке зерновых и овощных куль­тур, убирали сено, боронили на быках озимые посевы, осенью убирали картофель и овощи, а потом работали на молотьбе зерновых.

Изможденные, полуголодные, измучен­ные холодом, т. к. до самого снега ходили босыми, полураздетыми, в лучшем случае в лаптях из бересты. Неделями не были дома, чтобы помыться в бане. Ноги и руки были постоянно в коростах, цыпках и чесотке. Ни­кто не обращал внимания на вшей, обитаю­щих в наших головах и ветхой одежонке, но как бы мы не старались от них избавиться, их становилось еще больше.

Осенью подсчитывали трудодни и получа­ли заработанное за все лето: по 100 граммов зерна за один трудодень, которое уносили в сумках из-под книг, взрослые получали чуть больше. Никому и в голову не приходило отказаться от такого тяжелого и непосиль­ного труда. Все усвоили одно: НАДО. Хотя у всех болели от натуги животы. Страдали и от других болевых ощущений, а бывало, и плеткой попадало от «доброго дядьки» – бригадира, зная, что все это безнаказанно, да и жаловаться было некому. С нетерпением ждали занятий в школе, чтобы можно было спрятаться от холода и дать отдых рукам.

С наступлением зимы в нашу обязанность входила, после занятий в школе, очистка скотных дворов от навоза. Работа там была полегче, да и ноги могли согреть в свежих ко­ровьих лепешках, после чего вытирали ноги сеном, надевали свои драные валенки и бе­жали по домам. Домашние дела приходилось делать до глубокой ночи. Учебник был один на несколько учеников, писали на бересте, на выстроганных досточках углем или черни­лами из сажи и свекольного сока. Усваивать школьный материал старались их уст учителя.

Ко всем трудностям и невзгодам, даже к голоду, мы тогда как-то привыкли, но вот к похоронкам привыкнуть не могли, а они в нашу деревню приходили почти каждый день. И когда бы почтальон ни шел по улице, всегда из какого-либо двора доносились раз­рывающие рыдания женщин и детей.

Не обошла эта беда и наш дом. Из одиннад­цати призванных на фронт самых близких нам людей не вернулось десять, в том числе мой отец и братья. Не знаю, как пережила тогда все это моя мать? Наверное, оттого она страдала «букетом разных болезней». Мы – осиротевшая детвора, завидовали своим сверстникам, у которых вернулись с фронта отцы, и вместе радовались их счастью.

Как мы тогда мечтали и ждали конца во­йны, чтобы досыта поесть настоящего, без примеси травы и опилок, хлеба и выспаться. Жили надеждой на лучшее, ведь у нас было все впереди, а детство было таким горьким и трудным. Да, собственно, его и не было, мы как-то сразу повзрослели и взвалили на свои хрупкие плечи все дела ушедших на фронт наших отцов и братьев. А потом и юность прошла – нужно было ликвидировать разру­ху. Мы не сетовали на свою тяжелую жизнь, безотцовщину – ведь еще сколько лет по­сле войны старались молча зализывать свои долго не заживающие раны и кровоточащие душевные раны от потери близких. Хоть маленькое образование пришлось получать в вечерних школах и учебных заведениях, поскольку ждать помощи было не от кого.

Так и я получила среднее медицинское обра­зование. Работала и училась. Ушла на пенсию в 70 лет, проработав 59 из них почти за тро­их – так сложилась жизнь. Имею награды – 9 медалей, 4 из них юбилейные, по случаю Вели­кой Отечественной войны, 5 – за труд и обще­ственные дела, очень много грамот…

Хлебнули горя мы по горло,

Всю чашу выпили до дна.

Нам вместо детства выпал голод,

А вместо юности – война.

Война братьев отобрала,

Отец тоже не пришел.

Принесла всем бед немало,

Кто где пристанище нашел.

Шла война, детьми мы были,

Но как взрослые трудились,

А когда пришла победа,

Нам за труд медаль вручили.

Бабы, дети, старики

На станках, полях трудились,

Солдат на фронте, мы в тылу,

Победы вместе мы добились.

Силы все собрав в кулак,

Солдаты шли лавиной,

Фашистов гнали, как собак,

До самого Берлина.

А пока мы все живые,

В сторону все беды,

Будем вместе отмечать

Священный День Победы!

Что пережили – кратко описала,

Пожелания мои –

Земля пухом всем погибшим,

Здоровья крепкого живым!

Здоровья желаю всем и благополучия!

С уважением,

Клавдия Ширямова, г. Томск

Читайте также на сайте:

  1. Спасибо, что сорвали маски
  2. Не все жители Заречного одобряют строительство храма
  3. История и память
  4. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день
  5. Биография Кирилла Ивановича Колупаева
  6. Открытое обращение
  7. Бег по кругу
  8. Бесславный итог похода за правдой
  9. Открытое письмо мэру города Томска Ивану Кляйну
  10. На могилах не пляшут
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 8

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93