Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Приживется ли новое имя «Богашеву»?

   0

Уважаемая редакция! Хочу, если позволите, высказать свое мнение о завершившемся конкурсе на переименование аэропорта «Богашево». Так случилось, что я, как журналист, был вместе с несколькими коллегами в числе первых трех десятков человек, ступивших в качестве пассажира на полосу этого аэропорта вечером накануне его открытия в начале ноября 1967 г. (До этого городской аэропорт был на Каштаке и самым большим самолетом, который он мог принять, кроме «кукурузников», был Ил–14).

Почти все пассажиры того памятного мне рейса были москвичи — первый заместитель председателя Совета министров СССР по энергетике, начальники нефтяных, газовых, строительных главков. И возвращалась вся эта команда из Стрежевого, после инспекции там результатов первого года строительства города и оценки перспектив нового в Сибири томского нефтяного района, чтобы уже в Томске определиться с дальнейшими планами. И, конечно, впечатление от встретившего этих вип-пассажиров ярко светящегося огнями среди снежных сугробов здания нового аэропорта, в котором еще кое-где заканчивались отделочные работы, что называется, имело место!

Наверное, сама идея переименования аэропортов в стране неплоха, но, на мой взгляд, ее не надо было навязывать одинаково всем регионам. По мне так, «Богашево» вполне удачное, звучное, сказал бы даже, вполне сибирское название. Но у нас всегда принято делать большие развороты, как во флоте, по команде «Всем и сразу!». Исключили при этом для названий имена политиков, вообще людей из власти, но тоже как–то чохом, не оценивая реальные заслуги личности, а так сказать, совокупно, «по должности». Так, из конкурса выпала и фамилия Лигачева, которому, кстати, на днях исполнилось 98 лет! Бог даст — отпразднует и столетие.

Правда, было сообщение, что для него предлагали сделать исключение, ввести его имя в конкурсный список, но он, человек всегда отличавшейся личной скромностью, отказался. Между тем, для меня, работавшего журналистом с середины шестидесятых годов прошлого века и ставшего, благодаря профессии, свидетелем всех тех впечатляющих перемен, которые происходили в течение десятилетий на томской земле под руководством Егора Кузьмича, это представилось неправильным, что политика в конкурсе названий затмила реальные дела.

Не буду пересказывать все известные перипетии того, как Лигачеву удалось отстоять томские нефтяные и газовые месторождения для томской земли (об этом давно и много сказано), которые прежний руководитель региона был намерен передать граничащей с нашей Тюменской области, где тогда развернулись эпохальные работы по разведке и добыче сибирской нефти. Лигачев понимал, что без большой и малой авиации нашу бескрайнюю нефтяную целину не поднять. И в районах области, куда прежде летом можно было добраться только по реке, а зимой на лошадках с санями, стали один за другим открываться вполне современные аэропорты для малой и «средней» авиации. А через аэропорт Богашево пролегли не только российские, но и международные рейсы. В общем, говоря словами популярного некогда анекдота: «И кому это мешало». Особенно в сравнении с тем, что сейчас Томск даже не имеет своего авиаотряда.

Конечно, Камов — выдающийся конструктор, роль крылатых машин которого в освоении сибирского севера невозможно переоценить. Но он провел в Томске всего несколько студенческих лет, в то время как Рукавишников к Томску имеет прямое отношение, не только по факту рождения, но и по многолетней совместной инженерной работе с коллективом предприятия «Полюс», выполняющего заказы Роскосмоса. Мне довелось встретиться и поговорить с Николаем Николаевичем в один из таких его рабочих визитов в Томск на это предприятие, а затем побывать с ним в школе на его беседе со старшеклассниками.

Кстати, в аэропорту его встречали без всякой помпы, как обычного пассажира. А от разговора в школе сложилось неприятное ощущение. Космонавтика, полеты на станцию стали тогда таким обыденным делом, что ребят это не очень волновало — их гость был одним из многих, хоть и дважды герой. Между тем им стоило быть внимательней. Космическая судьба у Рукавишникова была интересной и сложной. Три раза он летал на МКС, но на станции не побывал из–за технических неполадок. Как он сам говорил: «Станция меня не пускает». Но мало кто знает, что в одном из этих полетов, вместе с болгарским пилотом, которого он должен был привезти на станцию, Рукавишников в сложнейшей ситуации сумел найти решение и вернуться на Землю. Правда, посадка была аварийной и далекой от казахстанской степи, но в случае, если бы Николай Николаевич не сумел справиться с «взбунтовавшейся» аппаратурой, корабль унесло бы… на Солнце.

Кстати. Как сообщил журналистам директор аэропорта «Томск» Роман Фроленко, юридическое наименование организации не изменится, новое название будут объявлять при посадке самолета в Томске исключительно в справочных целях. При этом Фроленко отметил, что при реконструкции терминала аэропорта, которая запланирована на 2019–2020 гг., имя известного томича в названии планируется «обыграть» в оформлении здания аэровокзала.

Соломон Выгон

Читайте также на сайте:

  1. Реформы против народа?
  2. «Цветы жизни» цветут на чужих подоконниках
  3. Деревенька моя
  4. Русофобия или крик души
  5. А поезд уже ушел…
  6. Марк Зеленов — человек, побеждавший обстоятельства
  7. На фестивале «Играй, гармонь!»
  8. ЗАХВАТЧИКИ
  9. Уважаемая редакция!
  10. Чудом обошлось без человеческих жертв

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91