Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

«Регуляторы численности» охотников

   0

Так ли уж безобиден томский охотпользователь, который может отказать охотиться в «его» угодьях?

Вопрос доступа в охотугодья с появлением в Томской области 80-ти разных охотпользователей уже давно далеко не праздный. Если деятельность облохотобщества прозрачна (ну, почти прозрачна), то «коммерция» остальных преимущественно покрыта мраком. И может ли арендатор угодий запретить некоему охотнику или дружному первичному охотколлективу охотиться на закрепленных за ним территориях? Теоретически никаких оснований для запрета охотиться не существует, ведь охотпользователи заключили договоры и охотхозяйственные соглашения с Департаментом природных ресурсов и охраны окружающей среды Томской области на предоставление (внимание!) услуг охотникам. А на практике хитроумный или не в меру ленивый охотпользователь может, скромно потупив очи, мило развести руками в стороны и отправить вас, куда глаза глядят, например, в общедоступные охотугодья, то есть в объятия государственного резервного фонда.

Полевые испытания лаек по медведю

Все в кассу

Первый весомый и законный аргумент «противной стороны» охотпользователя — пропускная способность угодий. Что ж, касательно водно-болотной, болотно-луговой и полевой дичи этот показатель составляет до 30 га на одного охотника. Но сколько охотников в конкретный день и час находятся в угодьях пользователя никто (кроме уполномоченных на то должностных лиц) не проверит, поскольку в свою бухгалтерию охотпользователь никого не пустит.

Природа сама не «разрулит»

Второй «регулятор численности» охотников на закрепленной территории — стоимость путевки, которую охотпользователь определяет практически произвольно. Единственное, что должен сделать «владелец территории», так это прописать, за какие такие предоставляемые услуги он снимает с вас «три шкуры». У нас в Сибири и без того все пребывали в состоянии нелегкого культурного шока от «явления» рыбацкому народу приказа Федерального агентства по рыболовству «Об утверждении Правил рыболовства для Западно-Сибирского рыбохозяйственного бассейна». Это где про деньги за рыбалку. Об оном документе уже много чего и всеми сказано.

Не буду перечислять прочие катаклизмы. Подумаешь, какой-то тут животный мир? У нас, мол, и так всего в тайге навалом, и природа все сама «разрулит». Увы, не тот случай — ей, матушке, помогать надобно! И весьма отрадно, что в руководстве одной отдельно взятой области так и считают, поскольку власть конкретизировала условия «пользования объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты». За витиеватой охотничьей формулировкой несложно разглядеть контуры глобальной перестройки в головах тех, кто, по образному выражению охотников, «продает путевки», а охотиться-то по этим бумажкам не на кого.

А воздух, хоть и полезный (в кедраче), покупать почему-то не хочется. 500 условных единиц в день при охоте на медведя вполне себе экономически обоснованы. И это при гарантии добычи, то бишь умозримого трофея. Однако расценки отдельных томских охотпользователей в разы превышают оную «разумную» сумму — порядка 100 тыс. кровно заработанных рубликов за охоту на медведя. И что говорить о путешествующих охоттуристах! А ведь разрешения на добычу медведей ныне, как горячие пирожки, не разлетаются. Охотоведы считают оптимальной цену в тысячу руб., однако Москве (кто бы сомневался) виднее. Там вообще додумались было запретить охоту на берлоге. Славно, что одумались и спохватились, а то медведи прекратили бы разгуливать по улицам, а стали бы спать в прихожих.

Зародыш охотдемократии в Парабели

Третья препона относится к приобретению разрешений на добычу лимитируемых видов: лось, северный олень и др. Ответит, мол, что все продал или все забронировано на полгода вперед. Стоимость такого разрешения тоже весьма демократична, но исключительно для самого охотпользователя. Таким образом, в тайге появляются своего рода барские поместья для избранных. Однако оные «избранные» еще в 2008 г. создали «Союз охотпользователей» для защиты своих интересов. Исполнительный директор Владимир Останин заявил буквально следующее:

— В результате непродуманных реформ, отсутствия новой нормативно-правовой и законодательной базы охотпользователи оказались не защищены от произвола чиновников разных уровней. В ряде областей лучшие охотугодья охотпользователей стали необоснованно изымать, необоснованно закрывать охоту, переносить ее на более поздние сроки, уменьшать лимиты на добычу, перераспределять лицензии не в пользу охотпользователей. В настоящее время открывают и закрывают охоту в охотхозяйствах охотпользователей «все», кроме них самих. Этот произвол вызвал бурю негодования…

Получается, оставьте нам лакомые территории и не вздумайте запрещать охоту. Сам же Останин при этом не краснеет: «Многие охотпользователи несут огромные убытки, и некоторые из них уже усомнились в правильности выбора и больших вложений денежных средств в охрану и разведение диких животных».

Думается, что поголовье охотничье-промысловых животных в данном случае на втором месте, а на первом — извлечение прибыли, либо «барские» амбиции. Из-за них порой случаются инциденты. Так, Глава Старицинского сельского поселения Парабельского района Давыд Фриц на Конференции Общества охотников и рыболовов Сибири акцентировал внимание делегатов на следующее:

— Резко возросла социальная напряженность в Старицинском поселении. Тогда местные жители узнали, что граница охотничьих угодий, выданных индивидуальному предпринимателю вроде бы по закону, проходит менее чем в ста метрах от села. Предусмотрительный предприниматель заранее нанял сотрудников из частного охранного агентства. Вот вам и конфликт, слава Богу, не смертельный. Будет большой ошибкой недопонимание того, что в условиях глубинки охота и связанные с нею традиции играют такую же важную роль, как, например, фермерское хозяйство. Кто-то продаст ружье, а кто-то станет браконьером. Кто сможет попасть (а практика показывает, что это маловероятно) к владельцу закрепленных угодий, сможет (быть может) получить у него разрешение, заключить договор. Кто не смог — получи (надежно) разрешение на общедоступные охотничьи угодья, владельцем которых раньше был районный коопзверопромхоз, уплатив предварительно взнос. Мы прекрасно понимаем, что закончилась эра бесплатного пользования объектами животного мира, отнесенных к объектам охоты. Охотничьи ресурсы стоят денег, и за пользование ими надо платить. И платить собственнику объектов животного мира, а именно государству.

Охотхозяйство на протоке Симан

Примите близко к сердцу

А теперь, собственно, о механизме договора, суть которого касается всех охотников, поскольку наплыва желающих поохотиться на «землях госфонда» не наблюдается. Подавляющее большинство томичей традиционно ездят в охотничьи хозяйства томскоблохотобщества. В глазах природоохранного департамента оно является таким же охотпользователем, как и все прочие, хотя, разумеется, самым «любимым». Тем не менее охотник вправе знать, на что он может рассчитывать, приезжая в то или иное охотхозяйство, и главное понимать, чем должен заниматься арендатор охотугодий в свободное от продажи путевок время. Теперь же в томском охотничьем правиле договор с охотпользователем по сути расписывает всю его долгосрочную деятельность, если не отнимут лицензию за вопиющую бездеятельность.

Так вот, на основании долгосрочной лицензии на пользование объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты, департамент предоставляет охотпользователю территорию (акваторию) «такой-то» площадью и в «таких-то» границах. Под вышеуказанным прежде всего понимается среда обитания охотничьих животных. Понятно, что под видом пользования объектами животного мира подразумевается охота, ведь право пользования землей и другими природными ресурсами отделено от права пользования объектами животного мира в соответствии со ст. 12 Федерального закона «О животном мире». Пользование землей и другими природными ресурсами осуществляется по основаниям, предусмотренным лесным, водным и земельным законодательством.

Заинтересованная сторона(ы), по идее, уже должна(ы) крепко призадуматься, ведь Комитету охраны животного мира предписано не только обеспечить заключение договоров о предоставлении территорий (акваторий) охотничьих угодий, но и проконтролировать выполнение его условий и опубликовать в официальных средствах массовой информации. «Томская НЕДЕЛЯ», как вы видите, таковым и является, а «воздушные» охотпользователи пусть примут прочтенное близко «к сердцу».

Механизм изъятия охотугодий и в каких случаях это происходит в Томской области — прописан в типовом договоре. В принципе, управа на «избирательных» охотпользователей есть, поэтому ищите и обрящете… И, безусловно, у томских охотпользователей нет резонов портить отношения с властями ввиду откровенного дефицита опытных специалистов в области ведения охотничьего хозяйства

Александр Болсуновский

Читайте также на сайте:

  1. «Эхо прошедшей войны». Продолжение
  2. Вы поедете на бал?
  3. Что не так?
  4. Учеба или выживание?
  5. Снова о том же
  6. Доведем дело до конца!
  7. О наследии советской литературы

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91