Томская НЕДЕЛЯ
26 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Ревность угрюмая

   0

Если нету в любви уверенности,
Заговаривают о верности.
Верность — слово это высокое,
Но не каждое сердце трогает,
Потому что его придумала
Не любовь, а ревность угрюмая…

(Степан Щипачев)

Вот какую историю рассказала наша читательница. С одной стороны история очень личная, с другой — задевает судьбы многих причастных к ней людей.

Домик в деревне

Решила обратиться в вашу газету, потому что прошло уже полгода после случившегося, а я никак не могу успокоиться. К социальным сетям не обращаюсь, поскольку дело происходило в деревне, а там социальные сети, как и вообще Интернет, особенно среди пожилого поколения, малоизвестны. А газеты там еще выписывают, в том числе и вашу. Мне же нужно выговориться, поскольку меня оскорбили на глазах у посторонних людей, и я даже не могла ответить на это. Случай уж очень скандальный, и такая дремучесть в нем проявилась, что теперь не хочется уже и возвращаться на дачу.

Достался мне от тети домик в деревне. Мы с дочерью иногда к тете приезжали, помогали, она была бездетная, вот и переписала домик на меня. После ее смерти решили сделать там дачу.

Мы с дочерью мало что понимали в огородничестве, и добродушные соседи часто подсказывали нам, когда что сеять, удобрять, делились семенами и рассадой. Особенно помогал нам один дедушка, как он сам отрекомендовался, деда Дима. Дедушке шел восемьдесят седьмой год, но каждый день он приходил на свой участок (у него дом в деревне, а участок отдельно, неподалеку от нашего). С утра до вечера он там копал, сеял, рыхлил и т.д. Дедушка помогал нам своими советами, рассадой, делился опытом, а мы помогали ему что-то перекопать, вырвать сорняки.

Однажды, когда деда Дима показывал нам, как пасынковать помидоры, спросила я его:

— Дмитрий Иванович, ты бы хоть с женой нас познакомил, вместе бы зашли, чаю попили. Что ты прячешь-то ее?

— Нет, не могу, — отмахнулся дед, — очень ревнивая.

Мы с дочерью восприняли это как шутку.

— Ты, наверное, был еще тот «ходок», — лукаво заметила дочь, — просто так ведь не будет ревновать.

— Я был молодой, горячий, всякое бывало, — неопределенно усмехнулся дед, но тему продолжать не стал.

Между тем, как рассказывали в местном магазине (который здесь вполне заменяет Интернет), деда Дима раньше, еще до пенсии, гдето в 60-70-е гг., работал стоматологом — тогда в деревне была своя вполне приличная больничка и поликлиника. Специалистом он был таким, что к нему при зубных болях приезжало и районное начальство, и все, у кого были проблемы с зубами. У дедушки (тогда он был, конечно, не дедушка, а очень видный молодой мужчина) была легкая рука. Даже при той скудной анестезии, которая тогда имелась, он умудрялся лечить или удалять больные зубы почти безболезненно.

Много раз его звали в районный стационар, Дмитрий Иванович отказывался, ссылаясь на семейные обстоятельства. Но про эти обстоятельства никому не говорил. Из магазинного же «интернета» я узнала, что он вырастил троих детей, теперь помогает внукам — все они живут в городе и иногда (на день рождения, на праздники) приезжают его навестить. А живет он со своей женой недалеко от магазина, в центре села.

Скандал на краю могилы

И вот как-то в августе зашел он к нам, принес рассаду клубники, показал, куда лучше ее посадить. Мы с ним выпили чаю и попрощались. А на следующий день подходит к нам другой сосед, дядя Миша, и говорит: умер, мол, Дмитрий вчера, завтра похороны… Я, конечно, спросила, где будут хоронить. Хотелось отдать дань уважения доброму человеку, который так нам помогал. Сосед указал, где расположено кладбище, но настоятельно советовал не ходить на похороны, мол, ничего хорошего из этого не выйдет. На вопрос «Почему?» только неопределенно махнул рукой.

Я все-таки решила пойти. Какие могут быть препятствия, чтобы проститься с уважаемым и очень добрым человеком?

Пришла я на кладбище, издали увидела небольшую группу людей и поняла, что хоронят как раз деда Диму. И вдруг (я сначала даже не поняла, откуда) раздался истошный крик: «Вот она! Хватило наглости заявиться сюда?! Ах ты, стерва блудливая…!». И далее в том же духе. Я оглянулась, соображая, к кому могут относиться такие вопли, да еще в тот момент, когда гроб в могилу опускают? И с ужасом поняла, что весь этот бред направлен на меня! Одетая в черное, худая женщина с горящими каким-то особым блеском глазами вопила, указывая на меня, ее утешали родственники, среди которых, видимо, были дети и внуки. Там же стоял дядя Миша, пытавшийся как-то ее урезонить. Он одновременно похлопывал ее по руке и пожимал плечами мне: мол, я ж тебя предупреждал.

Честно говоря, я была ошарашена — впервые столкнулась с таким средневековьем. Меня, преподавательницу с многолетним стажем, так принародно оскорбили всякими гадкими словами, и я не знала, что с этим делать.

Я шла, не разбирая дороги, пока меня не догнала пожилая женщина.

— Постойте, не расстраивайтесь, — улыбнулась она мне, — на самом деле все ее крики ко мне относятся, поэтому я и на кладбище не пошла, потом схожу. Так, за оградкой постояла, простилась… Пойдемте ко мне, помянем.

Разлучница

Зашли мы в ее ухоженный чистый дом, она поставила чайник, налила себе и мне по крохотной рюмке вина, а потом начала объяснения.

— Ненормальная у него жена, — вздохнула женщина, — то есть в самом прямом, медицинском смысле. И он просто не мог ее бросить, не мог допустить, чтобы ее отправили в психушку. Хотя у нее даже инвалидность по психическому заболеванию. Но… она помогла ему детей вырастить.

— Как помогла? Это же и ее дети?

— Нет. У нее детей вообще нет. Он остался вдовцом в тридцать лет, она пришла к нему в дом и, как Дима рассказывал, весь быт взяла на себя. А мы с ним встретились, когда я приехала по распределению после медучилища, и меня определили в его кабинет — медсестрой. У него двое детей от первого брака, а третья дочка — уже его и моя.

— Почему же он с ней не развелся? Когда дети уже выросли…

— Не смог, он очень добрый человек, слишком добрый. По сути, я ему больше жена, чем она. И ведь началось у нее все вполне невинно — просто ревнивая женщина, не более. Коллеги поначалу даже подшучивали над ним. Поцелует его в щечку санитарочка в день рождения, скажет ктонибудь: мол, все жене расскажу! Хотя той санитарочке было лет семьдесят, а ему в ту пору лет сорок. Знали, что жена у стоматолога ревнивая. Но пока дети были дома, это как-то отвлекало. А после того, как сын и дочь уехали в город учиться, и они остались вдвоем, тут и начались скандал за скандалом (это еще до меня было). А потом я приехала, и ее подозрения получили почву. Я за эти тридцать с лишним лет чего только от нее не вынесла. Она камнями окна мне била и дом поджечь пыталась.

— А ваша дочь как к нему относилась?

— Как к отцу, он же и был ее родным отцом, она это знает. Он очень ей помог, когда она училась, потом, когда замуж вышла, помог деньгами. Он очень ее любил. И его дети от первого брака к моей девочке хорошо относятся, они в городе в гости друг к другу ходят, пока дети росли, делились детскими вещичками, в общем, у молодых конфликтов нет. Это у нас, стариков, раздоры…

Домик в деревне, видимо, придется продать, не хочется после такого туда возвращаться. Но дело не в домике. Просто эта, в общем-то, чужая для меня ситуация заставила задуматься — до каких пределов должна распространяться доброта? По сути, деда Дима бросил под ноги больной на голову жене (которая даже не способна этого оценить) всю свою жизнь. Но свою-то ладно, твоя судьба, распоряжайся, как хочешь. Но ведь пострадали и его любимая женщина, и его младшая дочь. Им-то за что?

Но, как объясняла мне эта, другая женщина, если бы он бросил или просто отвез в психушку свою жену, это был бы уже не тот Дима, которого она любила…

Юлия Струкова

Читайте также на сайте:

  1. Пустите Любку в Европу
  2. Бедная Лерочка, внучка Лоханкина
  3. Человек на своем месте
  4. Захватывающее чувство
  5. Про котиков и не только…
  6. Про учительницу и телефон
  7. «Какая же я была дура!»
  8. Галстук и канцелярская скрепка тоже творят чудеса
  9. Старшая сестра
  10. Музыкальная история

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91