Томская НЕДЕЛЯ
Отдел рекламы:
+7 (3822) 78-42-91
Томск, Россия
+10.4C

Русский вопрос

  0    0

Что должно стать фундаментом для существования любого проекта будущей России?

08Украинский кризис за­крыл постсоветский пе­риод. Эпоха 1991-2013 годов завершилась, и насту­пившее время будет принци­пиально отличаться от нее. Ничего уже не будет таким как прежде. Это касается как геополитической роли Рос­сии, так и нашего внутреннего устройства, политической, идеологической и социальной ситуации. Пока что намеча­ются лишь ее контуры, но и по проступающим деталям можно сделать некоторые выводы. Фундаментом раз­вития должно стать единство русского мира, иначе никак.

От противного

Весь постсоветский период Рос­сия развивалась как анти-СССР – нарочитое подчеркивание без­идеологичности, отрицание необходимости большого про­екта и попытка «жить как все». Кто такие эти «все», для большой части элиты было понятно – как Запад, как «золотой миллиард», как «развитое, продвинутое чело­вечество».

Чтобы не вызывать раздраже­ние у западных глобализаторов, даже идея собирания русского мира, реинтеграции СССР (а точ­нее – большой России) не только не ставилась в повестку дня, но и не озвучивалась элитой. Внутри власти не поощрялись дискуссии о том, какой социально-экономи­ческий строй мы стараемся возве­сти. Старались вслух не говорить и о том, приемлем ли для России рыночный капитализм либераль­ного толка или же необходимо искать и вырабатывать какой-то другой строй, учитывая тот уни­кальный социалистический опыт, который дал нам советский пери­од и те нравственные принципы, которые свойственны русскому народу.

Утилитарная прагматичность и безидеологичность президента РФ Путина во многом объясня­лась как его личными качествами, так и стоявшими перед ним за­дачами: необходимо было почти с нуля восстановить государство, практически уничтоженное, и вернуть Кремлю власть, привати­зированную компрадорской эли­той в 1990-е. Но, выполнив эти задачи, Путин увидел, что, несмо­тря на рост ВВП и общее улучше­ние и упорядочение жизни, сча­стья и удовлетворения от жизни у народа не прибавляется.

То есть говорить о том, что страна обезопасила себя от угроз внутренних потрясений не при­ходится. Более того, многие соци­альные и национальные противо­речия лишь нарастают. Есть ли в этом вина Путина? Возможно. Ответить на этот вызов можно, только предложив свой проект будущего, такой его образ, ко­торый будет отвечать чаяниям большинства народа, его ценно­стям и принципам.

Выработка такого «проекта России» не может быть делом одного Путина. Но, так уж полу­чается, только от него зависит то, признает ли власть саму не­обходимость такой работы или же по-прежнему будет делать вид, что мы идем правильным курсом. Во втором случае нас ждут прак­тически запрограммированные внутренние потрясения, прокля­тие 17-го года (не суть важно, слу­чится ли оно через три или десять лет). Тем более что в мировой ан­глосаксонской элите, как всегда, полно желающих сыграть на на­ших проблемах, спровоцировать и разыграть карту русского бунта.

Украинский пример

Можно (и, конечно же, нуж­но) бороться с поджигателями. Но если не ликвидировать само взрывоопасное положение, беды не избежать. Оставлять кучу сухо­го хвороста в центре двора опасно даже в том случае, если ты уверен, что никто не кинет спичку из-за забора.

Геополитическое противостоя­ние с Западом – лишь один, хотя и очень важный элемент борьбы за обретение настоящей России. Размежевание с англосаксами Пу­тин начал еще в 2012 году. Оно шло по нарастающей и до Украи­ны, которая лишь придала этому процессу видимое ускорение. Но чрезвычайно полезной и на самом деле спасительной для нас кон­фронтации с Западом (и реальной пятой колонной внутри страны) дело вовсе не ограничивается.

Нам нужно разминировать те угрозы, которые были заложены катастрофой 1991 года – угрозы социальные, геополитические, экономические, нравственные.

Украина – одна из них, причем одна из самых главных. Дело не только в разделении русского на­рода (причем как в узком смысле, то есть русских Донбасса и рус­ских Ростова, так и в широком – считая украинцев малороссами, то есть частью большого русского народа). Но и в том, что на разва­ливающейся Украине мы увидели в утрированном виде все те бо­лячки, которые есть и у нас – про­сто мы что-то из них вылечили, а что-то загнали внутрь. И в том, что восстание в Новороссии до предела обнажило вражду труда и капитала, показав антинацио­нальный характер олигархата. И в том, что после Украины стало уже невыносимо очевидно, какой колоссальный разрыв существует между Путиным и нашей либе­рально-олигархически-коррум­пированной элитой, не просто не отвечающий масштабу стоящих перед страной проблем, но и дав­но уже превратившейся в ее глав­ную проблему.

Как весь украинский кризис, так и присоединение Крыма и восста­ние в Новороссии ставят в повест­ку дня все «проклятые» вопросы постсоветской России. Об оли­гархах и капитализме, о власти и собственности, о национальном начале в политике и культуре, о справедливости и равноправии, о реальном самоуправлении и но­вой элите. Да и о высшем смысле существования русского государ­ства как форме бытия русского народа и развития русской циви­лизации. Многие другие народы вполне могут жить, не задавая себе эти вопросы – ну так они и не считаются великими.

Крылья орла

Сам факт того, что Россия пы­талась существовать в рамках РФ и жить так, как будто она явля­ется полноценным государством, на самом деле парадоксален. И, может быть, есть высший смысл и промысел в том, что «до Крыма» мы так и не успели определиться с тем, что мы строим – потому что прежде чем приступать к про­ектированию будущего, нужно разобраться с фундаментальными вещами.

Единство русского мира явля­ется минимальным фундаментом для существования любого про­екта будущей России. Наивно надеяться на стабильность даже нынешнего переходного социаль­но-экономического строя, когда русские продолжают оставаться разделенным народом – даже с той точки зрения, что нахождение миллионов русских за границей нынешней России, но на ее исто­рических территориях есть глав­ная угроза нашей национальной безопасности. Потому что оно дает в руки наших геополитиче­ских противников беспрецедент­ные возможности для влияния на ситуацию в нашей стране. Фак­тически «зарубежные русские» являются заложниками у хозяев мирового порядка.

Нужно отвлечь Россию от че­го-либо или связать ее силы? Для этого прекрасно можно исполь­зовать соседние страны с русским населением. Достаточно ущемить их права или даже спровоцировать конфликт – и все внимание России будет сосредоточенно на этой точ­ке. Поэтому собирание русского мира является важнейшей, осново­полагающей задачей России. Общее понимание этого пришло слишком поздно, уже в ходе украинских со­бытий. До этого Путин исходил все-таки из того, что России удастся постепенно экономическими ме­тодами собрать бывшее постсовет­ское пространство воедино.

Понятно, что собирание русско­го мира должно происходить вне зависимости от того, определились мы в РФ со своим социально-эко­номическим строем или нет. Точ­но так же, как и самоопределение нам нужно ради сохранения хотя бы нынешней России. Но на самом деле одно без другого невозмож­но – и нам нужно заниматься и тем, и другим одновременно, ни в коем случае (как бы тяжело это ни было) не забывая, что русский мир и самоопределение не ходят один без другого. И это не замкнутый круг, а два крыла русского орла, расправив которые, он должен наконец-то оторваться от привязи и подняться в заоблачную высь.

ЗАМЕСТИТЕЛЬ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА ГАЗЕТЫ «ВЗГЛЯД» ПЕТР АКОПОВ СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ГАЗЕТЫ «ПАТРИОТЫ РОССИИ»

Читайте также на сайте:

  1. «Томь» спасена?
  2. Дума отличилась
  3. Миллионы на здоровье
  4. Растущие перспективы томской лаборатории
  5. Ёлки детям
  6. Сиреновый туман
  7. Кадастровая палата
  8. Повадки паводка
  9. Два месяца простоя
  10. Внимание, томичи!
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Посетителей на сайте сейчас: 4

Мы на Flickr

    Наш адрес

    Email: red@tomskw.ru

    Телефон: +7 (3822) 78-42-93