Томская НЕДЕЛЯ
25 ЛЕТ НА ЗАЩИТЕ ВАШИХ ИНТЕРЕСОВ
Томск, Россия

Шпиономания

   0

В России нет гражданского общества, создана лишь искусственная жалкая пародия на него.

«В последнее время по теме, свя­занной с соблюдением прав чело­века, в нашей стране происходит что-то непонятное. Еще недавно мы слышали от первых лиц громкие рассуждения про развитие граждан­ского общества, чтобы как можно больше людей могли участвовать в обсуждении важных для людей про­блем. Теперь же самые известные в стране общественные организации объявляются чуть ли шпионами в новом проекте закона о некоммер­ческих организациях. А известные правозащитники покидают прези­дентский совет по правам человека. Хотелось бы знать, против чего они так протестуют.

Судя по всему, по теме граждан­ского общества сегодня появилось довольно много спорных вопросов. И при их обсуждении звучат имена известных специалистов, которые в середине апреля участвовали в международной конференции в Том­ске, о которой уже рассказывала «Томская НЕДЕЛЯ». К сожалению, на второй день конференции всем желающим попасть не удалось. Может быть, именно там и обсуж­дались те самые «неудобные вопро­сы», которые сегодня привели к спо­рам вокруг нового проекта закона об НКО? Если в редакции «Томской НЕДЕЛИ» сохранились материалы апрельской конференции, было бы интересно рассказать о них под­робнее».

Олег Иванов, преподаватель, город Томск

Подобных обращений в ре­дакцию поступило несколько. И сегодня мы попробуем от­делить зерна от плевел, чтобы разобраться, что же действи­тельно происходит в нашей стране.

Для начала неплохо было бы вспомнить, что в апреле этого года в Томске проходила международ­ная научная конференция по теме «Гражденское общество», с уча­стием уполномоченного по правам человека по РФ Владимира Луки­на. В начале конференции в Томске Владимир Лукин напомнил исто­рию с первым обнародованием ло­зунга на одной из акций протеста в Новосибирской области, органи­заторы которой перефразировали известную фразу Максима Горько­го: «свободу не просят, а берут». В результате участники акции были обвинены милицией в экстремиз­ме. Дискуссия об этом, так или иначе, продолжается до сих пор, как и споры о том, что такое граж­данское общество и для чего оно необходимо.

– Но в здешних краях отноше­ние к этой теме, похоже, скепти­ческое, – отметил уполномочен­ный. – Недаром эмблемой нашей конференции почему-то сделали ветряную мельницу. Но в резуль­тате нашей дискуссии, я надеюсь, нам удастся сменить символику.

Сомнения Лукина были не на­прасными. Представители го­родской власти во главе с мэром Николайчуком предпочли продол­жать общение в том же духе. Мэр похвалился, что сумел к приезду гостей провести ледоход (!), рас­сказал, какими резвыми темпами развивается в Томске гражданское общество, упомянул и о создании городской общественной палаты и совета общественных инициатив.

Позднее, когда Николайчук ушел, пошла речь о том, что наши общественные палаты никак не могут быть признаны органа­ми гражданского общества. Ведь они зависимы от власти и не мо­гут на равных контролировать ее действия, оценивать ее работу и предъявлять к ней серьезные тре­бования. Именно такого контроля и не хотят сегодня чиновники.

Что немцу хорошо, нам бы тоже подошло

В этом процессе, по словам Лу­кина, стоит позаимствовать опыт Германии. Ведь она смогла после поражения фашизма создать эф­фективные демократические ме­ханизмы. Именно этот опыт при­влекает в том числе и томского омбутсмена Нелли Кречетову.

– Германия после поражения в войне находилась в худшем состо­янии, – сказала она, представляя судью Европейского суда по пра­вам человека Хайнца Бюллера. – Почему Германии удалось преодо­леть последствия фашизма, а нам сталинизма – нет? Потому что им удалось наладить общественный контроль и независимую инфор­мацию в прессе, усилить влияние граждан на государство.

А сам доктор Хайц Бюллер по­старался описать основные прин­ципы отношения граждан и власти в его стране.

– У нас классическое граждан­ское общество – сказал он, – в основном это независимые обще­ственные организации, созданные по частной инициативе. Их около 40. Они представляют профсоюзы, политические партии, экологов, спортсменов, работников культу­ры. Единых правил регулирования нет. Установлен только надзор над общественными фондами, которые их финансируют. Они пополняют­ся из пожертвований. Среди них не должно быть криминальных.

Как пояснил доктор Бюллер, общественные союзы и ассоциации действуют в Германии свободно, им предоставлены налоговые льго­ты. Государство признает, что их деятельность – основа демократии.

После кризиса немцы столкну­лись с ростом общественного не­довольства. И не только в связи с экономикой – экологией, мигра­ционными проблемами. Граждане выходят на митинги, организуют акции протеста. После них есть реальные перемены – референду­мы, изменения в законодательстве. Здесь важен диалог и взаимодей­ствие граждан с властью. Хотя иногда дискуссии не встречают одобрения. Например, когда моло­дежь попыталась отменить запрет на танцы в Страстную пятницу, суд отказался узаконить оскорбление чувств верующих.

По признаку лояльности

Именно так, по мнению заме­стителя руководителя аппарата уполномоченного по правам че­ловека в России Георгия Кунадзе, пытается построить гражданское общество наше государство. Но так можно построить только муляж, а не эффективную систему взаимо­отношений. Очень трудно дается пока в нашей стране ограничение функций государства.

Зато члены разного уровня об­щественных палат наверняка не будут требовать подобных ограни­чений. Их никак нельзя отнести к части гражданского общества, по­скольку оно построено не на вер­тикальных, а на горизонтальных общественных связях, основанных не на подчинении, а на независи­мости и сотрудничестве в решении конкретных задач.

Институт уполномоченных по правам человека – тоже не часть гражданского общества, но это инструмент, способный помочь его созданию, чтобы не возникало опасного социального напряжения при несогласии общества с дей­ствиями органов власти. Помочь, не вмешиваясь. Обеспечить рав­ные для всех возможности.

Вместо этого пока мы видим раз­граничение общественных орга­низаций по признаку лояльности. Одних называют оппозиционными и создают для них искусственные барьеры, для других – тепличные условия. Нередко подогреваются конфликты между ними.

Георгий Кунадзе уверен, что в России нет проблем в формирова­нии гражданского общества. Есть проблема негативного отноше­ния к нему государства. Отсюда и последние громкие обвинения, что независимые общественники «поют с чужого голоса», то есть финансируются из-за рубежа.

В развитых демократических странах такие организации финан­сируются из нескольких источни­ков. Больше из своих частных по­жертвований, но и из-за границы тоже. И тут нет ничего странного. Россия является членом ООН и других межгосударственных объ­единений. Платит туда взносы, на которые и создаются те самые фонды для развития демократии, которые потом финансируют наши демократические проекты.

А в нашей стране такие пожерт­вования официально не привет­ствуются, и жертвователи не имеют с эти сумм налоговых льгот. Зато в сети Интернет появляются призы­вы отдельно регистрировать как иностранных агентов обществен­ные организации, получающие фи­нансирование из-за рубежа.

К сожалению, сегодня они со дня на день могут стать законом, по ко­торому многие известные и авто­ритетные общественные организа­ции, как, например, «Ассоциация «Голос», экологические сообще­ства и даже православная церковь, объявляются иностранными аген­тами, то есть практически шпиона­ми. Но тогда по этой логике и Рос­сия участвует в финансировании шпионской сети у себя дома. Так кто же за кем шпионит?

Вернемся ли к поиску истины?

По мнению директора Института прав человека Валентина Гефтера, в России так много и бестолково рассуждают о развитии граждан­ского общества, что оно почти по­теряло первоначальный смысл.

При верховенстве Конституции ее дух, принципы и положения имеют прямое действие. У нас же нередко конституционные поло­жения заменяются профильны­ми законами, искажающими суть Конституции.

Не всегда у нас действуют основ­ные принципы международного права в области прав человека. Су­зилось непосредственное участие граждан в процессах правосудия после отмены народных заседате­лей. Одним судом присяжных дело не исправишь. Настоящей неза­висимости судебному процессу не хватает. Как и главной цели в ра­боте – поиску истины.

Остро не хватает, по мнению Гефтера, прямого участия граждан в самом написании законов – зако­нотворчестве.

И для создания важнейшего ба­ланса между интересами общества и правами человека не обойтись без создания административных судов, в которых можно было оспорить любое решение органов власти.

Недавно в Государственной Думе появились поправки в этот закон по отношению к голодовкам и членовредительству как виде про­теста. Его пытались объявить на­сильственным бунтом. Пока такие изменения по отношению к самой беззащитной части общества уда­лось устранить.

В итоге

Судья Европейского суда Хайнц Бюллер как руководитель обще­ственного фонда имени Аденауэ­ра в конце встречи отметил, что в России и Германии одинаковые проблемы, но решаются они по- разному.

А разница в том, что в Германии, когда решения принимаются, то обязательно исполняются. А глав­ное, что у них есть система незави­симых административных судов, в которых всегда можно оспорить решение или действие власти. Если же и это не помогает, граждане страны, как и в России, выходят на улицы с протестами, и власть ме­няет свою политику.

У нас, конечно, об этом остается только мечтать, как и о влиянии гражданского общества на форми­рование бюджета, на распределе­ние уже выделенных денег.

Читайте также на сайте:

  1. Банкротство на доверии
  2. Квасный вопрос
  3. Суд с отказниками
  4. ФАС – защита или регулирование?
  5. Сокращенная мэрия
  6. Строители требуют честной конкуренции!
  7. Не «против», а «за»
  8. Объект особого невнимания
  9. Неприкасаемая деятельность Малащука
  10. Мэрия обманывает дольщиков
Рейтинг

Опубликуйте свой комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *

Яндекс.Метрика

Контакты

Email: red@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-93

Отдел рекламы

Email: rec@tomskw.ru

Телефон: +7 (3822) 78-42-91